Закон vs этика Стальнухину и в Рийгикогу можно, а с Карпиным в ресторан – нельзя (2)

Денис Антонов
, корреспондент-редактор
Copy
Фото: Коллаж

Михаил Стальнухин - нарвитянин и гражданин Эстонии - назвал в свое время правительство Эстонии фашистским. Тем не менее, он будет баллотироваться в Рийгикогу и его взгляды политической деятельности не помеха. Валерий Карпин - нарвитянин и гражданин Эстонии - поддерживал аннексию Крыма и ностальгирует по СССР. Его взгляды болельщики сочли настолько неприемлемыми, что за ужин с ним в одной компании футболистам сборной Эстонии пришлось оправдываться. Rus.Postimees опросил известных людей чтобы узнать, как они относятся к тому, что закон в нашем обществе бывает куда менее строг, чем этические требования общественности. 

Пеэтер Тайм, политолог

Пеэтер Тайм, политолог
Пеэтер Тайм, политолог Фото: Remo Tõnismäe / Postimees

В законах Эстонской Республики не сказано, что тот, кто выступает против российской агрессии - хороший человек, а кто поддерживает агрессию, тот плохой человек. Но на этическом уровне после 24 февраля 2022 года стало легко отличить хорошего человека от плохого - он либо против военной агрессии, либо за нее. Что касается случаев Стальнухина и Карпина, то каждый человек в нашей стране имеет право высказывать свое мнение. Если кто-то на стороне агрессора, а кто-то другой его за это критикует, то это совершенно нормальная для свободного общества дискуссия. Каждый сам решает, хочет он сидеть за одним столом с поддерживающим агрессию или нет. Такая же ситуация и с парламентскими выборами: каждый обладающий избирательным правом гражданин может сам решить, будет он голосовать на выборах за человека, поддерживающего агрессию, или нет.

Эркки Коорт, заведующий Институтом внутренней безопасности Академии внутренней безопасности

Эркки Коорт
Эркки Коорт Фото: Remo Tõnismäe

Оба они из Нарвы, оба имеют эстонское гражданство, поэтому имеют право выбирать и быть избранными, то есть баллотироваться на выборах. Михаил Стальнухин уже сделал это. Тем не менее высказывания этих людей не вписываются в наше культурное пространство. Если Стальнухин называет членов правительства фашистами, то логично, что и их избиратели тоже фашисты, по его мнению. Я бы сказал, что неэтично и странно брать деньги, то есть получать зарплату от фашистов. Это, безусловно, распространяется и на Валерия Карпина, который тоскует по советским временам. У него есть возможность делать это в России. Такие же у меня пожелания и Стальнухину: если вам не нравится общественный уклад Эстонии, то всегда можно поселиться там, где вам будет приятнее. Что же касается этических требований и закона, то в самом деле, зачастую нормы этики и морали в обществах бывают строже закона. Юридически что-то может быть корректно, а с точки зрения этики - вовсе нет. Я не думаю, что эстонское общество на случай с Карпиным отреагировало чрезмерно. Если о фото я бы сказал, что неудачные ситуации иногда случаются, то последовавшая реакция Айвара Похлака уже хуже. Считаю, что эстонский футбол ничего не потеряет, если Похлак не будет больше им руководить. Вообще пора бы уже найти нового человека, который не будет оправдывать подобный вздор. Разговоры о том, что спорт объединяет и он вне политики просто не соответствуют действительности.

Виталий Белобровцев, медиаэксперт, преподаватель

Виталий Белобровцев
Виталий Белобровцев Фото: Postimees

Такого рода явления никогда не покрывались одновременно этически и юридически, потому что это разные вещи. Этически границы двигаются постоянно, в зависимости от того, в каком мы обществе мы находимся или в какое общество мы попадаем. Что касается юридических границ, они не могут трактоваться двояко, трояко и так далее. А то, что у нас ситуация не совсем нормальная в этической сфере, это точно, безусловно. Вспомните футбольную недавнюю историю, когда еще летом газета Õhtuleht давала целый печатный разворот, который назывался вроде «Meie Kostja» или что-то в этом духе. В той статье была беседа с Константином, в которой он рассказывал откровенно о том, что и как думает. И это был сезон, он у нас лидер команды, и все было замечательно. А тут он вдруг встретился явно  с нарвитянином, тренером сборной России, и что из теперь? В вину этому тренеру ставят, что он где-то там не выступил активно, не объявил себя противником. Но это его личное дело! Он живет в каких-то условиях, и диктовать ему, как в них жить, по меньшей мере, странно. Если еще вспомнить, что у Карпина эстонское гражданство по рождению, то непонятно – в чем дело. Какое дело людям до того, кто с кем встречается? Двуличие наше общее заключается еще в том, что те, кто осуждают этих самых футболистов за встречу с Карпиным, говорят: «ну, ладно, встретились, но зачем надо было в социальных сетях фотографию вешать. Не вешали бы и все было бы хорошо». Это идиотизм. Так что несоответствие рамок этических и юридических - частое явление. 

Андриан Череменин, спортивный журналист, отв. редактор Радио 4

По поводу фотографии, на которой действующие и бывшие игроки сборной Эстонии запечатлены в компании Валерия Карпина, главного тренера сборной России, я бы сказал, что ситуация неоднозначная. С одной стороны, все имеют право на личное общение. С другой стороны, те, кто являются общественными фигурами, кто воплощает мечты молодежи, должны более внимательно относиться к тому, как их личная жизнь может отразиться на их репутации людей, формирующих общественное мнение в стране. Я не считаю, что не следует общаться или сидеть за одним столом с Валерием Карпиным. Он в поддержке войны в Украине все же не был замечен. Но я думаю, что в публичную сферу это не должно выходить. Это касается действующих игроков сборной Эстонии и тренера сборной. Что касается футбольных агентов Степанова и Новикова, то это их личное дело, с кем они общаются, не вижу причин в это лезть и осуждать. Что касается этичности поступков и высказываний кандидатов в парламент, то я напомню фразу Черчилля о том, что демократия - худший вид правления, не считая всех прочих, что человечество испробовало за свою историю. Если у правоохранительных органов, у закона нет никаких вопросов к какому-то кандидату в депутаты парламента, и он выполняет все формальные требования, то не имеет значения, что кому-то он не нравится по этическим соображениям. Этическую оценку такому кандидату должны давать те люди, которые будут голосовать. У нас много кандидатов, поведение которых с точки зрения этики вызывает вопросы.

Эрик Гамзеев, главный редактор газеты «Северное побережье»

Эрик Гамзеев
Эрик Гамзеев Фото: Erakogu

Мне не нравится, что в наш парламент идут люди, которые поддерживают террористическую политику России. У журналистов и общественности есть право давать свои оценки тем или иным высказываниям и поступкам кандидатов. Кто-то считает это этичным, кто-то неэтичным. С другой стороны, законом у нас установлено, кто может избираться, а кто не может. Если поведение кандидата в депутаты противоречит законам или он был осужден и отбывает наказание, тогда он не может баллотироваться. Если же этих обстоятельств нет, любой человек имеет право избираться. Это и есть демократия. В этом главная ценность Эстонии, у нас демократическое государство. Если у кандидата есть сторонники, это тоже социологический показатель того, что обществу такой человек интересен как кандидат в депутаты. Важно, что перед законом все равны и мы обязаны мириться с тем, что даже нам не нравится. Надо понимать, что главная ценность Эстонии – это право на собственное мнение, собственную позицию. Право, которое есть и у футболистов, и у политиков, и у журналистов, и у любого человека, который захотел публично продемонстрировать свою позицию или высказаться по тому или иному поводу.

Наверх