МИКК САЛУ Три основные темы, которые будут влиять на нашу жизнь в 2023 году (2)

Микк Салу
, журналист
Copy
Три основные темы следующего года – война в Украине, инфляция в мире и выборы в Эстонии.
Три основные темы следующего года – война в Украине, инфляция в мире и выборы в Эстонии. иллюстрация: Toivo Luht
  • С большой долей вероятности на выборах победит Партия реформ
  • Эмиссия денег прекратится, деньги должны будут приобрести новую ценность
  • Можно предположить, что ситуация на украинском фронте стабилизируется

Нетрудно догадаться, какими будут три основные темы следующего года: выборы в Эстонии, война в Украине и инфляция в мире, пишет журналист Микк Салу.

«Следующий год будет лучше, потому что война не может начаться еще раз, ведь она уже началась», – говорит министр экономики Рийна Сиккут о наступающем 2023 годе.

Рийна Сиккут.
Рийна Сиккут. Фото: Tairo Lutter

Шутки шутками, но слова Сиккут описывают определенный сдвиг в восприятии. Ноги еще не коснулись дна, но произошла адаптация, и некоторые опасения за будущее сегодня кажутся менее серьезными, чем полгода назад. Украина оказалась сильнее. Россия – слабее. Запад – более единым. Цены на энергоносители высоки, но опасения, что лампочка погаснет, а комната остынет, не оправдались. Политическая жизнь Эстонии противоречива, но при этом многое прояснилось.

Это не прогноз, но будет нетрудно догадаться, какие три темы останутся для нас важными и в следующем году. Выборы в Эстонии. Война в Украине. Инфляция в мире.

Любой анализ, который делается в этом северо-восточном уголке Европы, неизбежно будет ограниченным и замкнутым на себе. Например, многие ли из нас знают, что в 2023 году состоятся выборы в Пакистане и Бангладеш? Или что в двух этих исламских странах Азии в общей сложности проживают 400 миллионов человек? Иногда говорят, что XXI век – век Азии, происходящее там может оказаться важным, ведь оно затрагивает очень-очень многих людей, и кто знает, как все это скажется в долгосрочной перспективе.

Яак Аавиксоо.
Яак Аавиксоо. Фото: Madis Veltman

Мы не знаем, потому что нам все равно, и это взаимно. «Для нас война в Украине важна, но иногда не будет лишним напомнить, что большинство населения земли она не волнует – какая-то непонятная возня между какими-то странными славянами где-то далеко-далеко», – описывает бывший политик Яак Аавиксоо, как это все может выглядеть из Азии, Африки или Южной Америки.

Но тем не менее. Выборы в Эстонии. Война в Украине. Инфляция в мире. «Если говорить об этом стуле о трех ножках, то лично я больше всего слежу за темой инфляции и экономики – удастся ли после затянувшейся на много лет эмиссии вернуть деньгам их настоящую ценность», – рассказывает политик от Партии реформ Кристен Михал о том, что его интересует. Украина, конечно, тоже важна, а вот выборы в Эстонии, по словам Михала, не особо.

Если идти от наименее важного, от выборов в Эстонии, то кое-что с ними уже понятно. Возможно, поэтому о них многого и не скажешь. Исходя из текущих рейтингов, с большой долей вероятности (грубо говоря, 80-90 процентов) на выборах победит Партия реформ. Принципиальный вопрос, скорее, в том, кто войдет в коалицию. Попадет ли в нее EKRE.

Кристен Михал.
Кристен Михал. Фото: Remo Tõnismäe

Если на коалицию с EKRE могут согласиться только Центристская партия и «Отечество», потому что другие варианты представляются невозможными, то вариаций коалиции без EKRE больше. Например, реформисты-«Отечество»-соцдемы, реформисты-«Ээсти 200»-соцдемы, можно спекулировать и дальше, потому что это зависит результатов выборов. «Партия реформ открыта для всех, кроме EKRE. Но коалиция в любом случае будет сложной, потому что время простых и радостных коалиций прошло», – говорит Михал.

Вице-председатель соцдемов Рийна Сиккут соглашается: «Радостные коалиции формируются в условиях роста экономики, когда всем можно чего-то пообещать и чего-то дать». Даже если самые серьезные связанные с войной опасения не оправдаются, то все равно придется констатировать, что ничего радужного Эстонию в ближайшем будущем не ожидает. Дыра в бюджете продолжает расползаться, увеличивается потребность в займах, а цены растут. В таких условиях сложнее заниматься политикой и формировать коалиционные правительства.

В марте также будет решено, попадет ли в парламент «Ээсти 200» или нет. Если не попадет, то встанет вопрос о смысле дальнейшего существования этой партии, ведь у них было достаточно времени, чтобы проявить себя. Из новичков перед дилеммой могут также оказаться «Правые» (Parempoolsed), хоть они и появились при других обстоятельствах, а их шансы, судя по рейтингам, все равно невелики, то есть ожидания в любом случае не могут быть завышенными. Социал-демократы тоже находятся в зоне риска. «Отечество» – в меньшей степени, похоже, что они уже смирились со статусом малой партии, которая играет роль стрелки весов. По сравнению с предыдущими выборами падение ожидает и Центристскую партию. Политическая логика подсказывает, что нужно заменить председателя, но если посмотреть на возможности центристов, то кто бы это мог быть, если не Ратас? Ааб, Кийк – слабые. Кылварт – русский. Симсон – далеко.

Йонатан Всевиов.
Йонатан Всевиов. Фото: Tairo Lutter

Война в Украине продолжается. Кое-что уже прояснилось (относительная слабость России и относительная сила Украины), но в воздухе все еще витает много вопросов. Канцлер Министерства иностранных дел Йонатан Всевиов говорит, что даже не собирается делать прогнозы, а уж тем более планировать работу министерства, исходя из того, когда и как могла бы закончиться война в Украине. «Российская агрессия в Украине занимает центральное место во внешней политике Эстонии. Когда война закончится, мы сядем, проанализируем ситуацию и решим, что делать дальше», – говорит Всевиов.

Если на фоне войны в Украине и есть что-то хорошее, так это реакция Запада. Пусть она недостаточная и запоздалая – главное, что Запад движется в правильном направлении. Большие системы всегда довольно инертны, это означает, что и в следующем году не стоит ожидать резких разворотов западной политики в отношении Украины. Если вдруг кто-то из западных политиков захочет что-то изменить и по наивности (например, Макрон) или по какой-либо другой причине пойти навстречу Путину и начать «движение за мир», это будет совсем не просто.* Многие страны уже заложили помощь Украине в свои бюджеты, зафиксировали ее законами и санкциями, отменить это теперь будет не так уж и легко.

При этом война в Украине обнажила военную слабость Европы, о чем многие, конечно, знали или догадывались. Даже если и хочется помочь Украине, то все равно нечем. Приближенный к британской армии аналитический центр по оборонным вопросам RUSI недавно завершил объемный и один из самых глубоких анализов первых уроков, вынесенных из войны в Украине. По расчетам RUSI, британская армия сможет вести войну с такой же интенсивностью, как и Украина, от двух до семи дней, после чего у нее закончатся боеприпасы. По оценке RUSI, только одна страна Европы обладает достаточными запасами боеприпасов для ведения продолжительной интенсивной войны – Финляндия.

По оценке RUSI, только одна страна Европы обладает достаточными запасами боеприпасов для ведения продолжительной интенсивной войны – Финляндия.

«Боеприпасы никому не нравятся, их не покажешь на парадах и на их покупке политических очков не заработаешь», – объясняет Всевиов. Боеприпасы – одна из базовых потребностей, при этом их наличие и количество часто оказывается обычным блефом. Могла бы война в Украине изменить отношение Европейских стран к тому, как следует инвестировать в свои оборонные силы и развивать их? Слушая Всевиова, создается впечатление, что он больше уверен в способности Восточной Европы измениться, а в отношении наших западных друзей настроен выжидательно-скептически.

Но можно сделать осторожное предположение, что ситуация больше не ухудшится. Самым сложным периодом для Украины был конец весны и начало лета, когда стали истощаться их собственные запасы. Ситуацию удалось стабилизировать в первую очередь при поддержке Соединенных Штатов. Поскольку подобные темы всегда покрыты завесой тайны, остается лишь уповать на то, что где-нибудь в Европе заработает военный завод, чтобы в 2023 году и из этой части света поставки в Украину продолжились, а может даже и возросли.

Если попытаться подвести черту под 2022 годом и предположить, что соответствующие тенденции закрепятся в 2023, то можно сказать, что настала эпоха Запада. Запад показал, что он по-прежнему удерживает технологическое, экономическое и культурное лидерство. Для кого Россия вообще хоть когда-нибудь была примером? Да и с кого или чего там брать пример? С пьяных генералов или взлетающих на воздух танков? Или Китай, который, испугавшись коронавируса, три года держал свой народ под замком, а в итоге расписался в собственной несостоятельности? Кому бы захотелось так жить, кто жаждет такой системы? Пусть Эстония – маленький игрок в большой игре, но все равно приятно оказаться на стороне победителей.

* Не то чтобы движение за мир или сам по себе мир – это плохо, просто в контексте российской агрессии основная идея «поборников мира» до сих пор заключалась в том, чтобы подарить Кремлю половину Украины.

Подъемы и падения

Анализируя происходящее в обществе и политике, колумнист Bloomberg и профессор Университета Джорджа Мэйсона Тайлер Коуэн имеет обыкновение задаваться вопросом, чей статус вырос, а чей упал. Цель состоит не в том, чтобы составить абсолютные рейтинги, а в том, чтобы на основании новой информации освежить свои взгляды, мнения и предубеждения. Этакая интеллектуальная личная гигиена. Несколько ключевых слов с применением этой методики.

ПОДЪЕМЫ

Украина. Тут и объяснять нечего. Война расставила все на свои места.

Соединенные Штаты Америки. ​Непревзойденная мощнейшая военная мировая сила, которая показала, что все еще способна решительно влиять на события, происходящие вдали от Вашингтона.

Восточная Европа. Особенно страны Балтии и Польша. В абсолютном выражении это по-прежнему малые страны, которым тяжело влиять на масштабные тренды, но в относительных величинах мы поднялись, потому что мы были правы и остались правы.

Европейский союз. ​Когда дело доходит до безопасности и войны, то Европа играет слабыми картами, но в контексте войны в Украине она все же сумела доказать способность к сотрудничеству и реагированию.

Президент Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен во время визита в Киев 15 сентября 2022 года. Рядом с ней президент Украины Владимир Зеленский и посол Европейского союза в Украине Матти Маазикас.
Президент Европейской комиссии Урсула фон дер Ляйен во время визита в Киев 15 сентября 2022 года. Рядом с ней президент Украины Владимир Зеленский и посол Европейского союза в Украине Матти Маазикас. Фото: SERGEI SUPINSKY/AFP

Запад. Должен был быть слабым, полным слюнтяев, бородатых женщин и мужчин в платьях, одним словом, вырождающимся и загнивающим. А на самом деле оказалось, что он сильный. Самый сильный. По-прежнему удерживает технологическое, экономическое и культурное лидерство, обладает самой большой жесткой и мягкой силой.

ПАДЕНИЯ

Россия. Тут и объяснять нечего. Некоторых ввели в заблуждение несколько возведенных в Москве небоскребов, голый торс Путина и приведенная в порядок набережная в Сочи. Цивилизация, восставшая как птица Феникс из пепла. А оказалось, что не восстала. Вместо этого падает и падает.

Китай. Провал политики «нулевой терпимости к ковиду» и признание собственного поражения в этой области. И, конечно, то, что сделали стратегическую ставку на лузера (Россию). Проигравшие не нравятся никому, как и те, кто фанатеет от проигравших.

Охранники в защитных костюмах после отмены ограничительных мер по борьбе с коронавирусом 9 декабря 2022 года в Пекине.
Охранники в защитных костюмах после отмены ограничительных мер по борьбе с коронавирусом 9 декабря 2022 года в Пекине. Фото: NOEL CELIS/AFP

Европейские страны. ​В первую очередь Германия и Франция, но также Великобритания и многие другие. И потому, что они ошиблись, и потому, что даже если что-то важное и происходит прямо здесь, в Европе, у (крупных) европейских стран на самом деле нет никаких рычагов влияния на события.

Идея европейской военной независимости. No comment.

Наверх