ЕВГЕНИЙ КРИШТАФОВИЧ ⟩ У нас нет средств и желания обогревать латентных путинистов, но настоящим патриотам России всегда поможем

Евгений Криштафович
, юрист (Партия реформ)
У нас нет средств и желания обогревать латентных путинистов, но настоящим патриотам России всегда поможем
Facebook Messenger LinkedIn Telegram Twitter
Comments 10
Евгений Криштафович.
Евгений Криштафович. Фото: Pm

На фоне петиций, призывающих пересмотреть ограничения въезда граждан РФ в Эстонию, приходится напомнить, что наши ресурсы ограничены, и во время войны мы будем распределять помощь между теми, кто в ней действительно нуждается, а не среди всех, кому просто хочется не потерять в своём комфорте. На эти деньги можно послать, скорее, новый HIMARS в помощь ВСУ, чтобы Путин быстрее был разбит, пишет член Партии реформ Евгений Криштафович.

Потому что тот факт, что в России у власти сидит больной маньяк, всё ещё никак не отменяет нашего желания сохранить и защитить своё государство, для которого бесконтрольная миграция представляет экзистенциальную опасность.

Сразу отмечу, что принимать украинцев в Европейском Союзе мы будем ровно столько, сколько нужно для достижения главной цели - выдворения российских оккупантов с территории Украины при помощи военной силы, освобождения руками ВСУ всех захваченных территорий и сохранения жизни максимального числа гражданских лиц. Ни с какими неудобствами мы, разумеется, считаться в случае с украинцами не будем, так как война - есть война, и помощь беженцам является юридической обязанностью каждой цивилизованной страны. Эти люди убежали от ракетных и зенитных обстрелов своих городов, а не потому, что у них в стране «Старбакс» закрыли.

Но подавляющее большинство въезжающих в Эстонию россиян - не беженцы, и даже не потенциальные беженцы. Среди них есть, например, владельцы недвижимости, которым хочется не потерять свои активы и наиболее дёшево ими управлять, не прибегая к помощи представителей. Вполне разумное и рациональное желание с их стороны, обеспечить выполнение которого, однако, нашей стране в нынешней ситуации не представляется возможным.

Также есть значительное число лиц, политически лояльных преступному режиму Путина, которые полностью разделяют цели военной агрессии против Украины, но умирать сами за них не хотят. Эти люди цинично рассчитали, что отсидеться в Европе будет для них наиболее комфортно: там и военком не достанет, и можно будет примкнуть к какому-нибудь движению в защиту Нарвского танка или памятника освободителям Риги, либо просто лечь на пути гей-парада в Амстердаме.

Если слишком много впустить таких латентных путинистов, то потом придётся тратить сравнительно дорогой полицейский ресурс на их выдворение, поскольку все юридические процедуры в правовом государстве стоят очень дорого. Возникает закономерный вопрос: нужны ли нам сейчас дополнительные траты, или лучше отдать эти деньги на помощь украинской матери с новорожденным, сбежавшей из Бучи или Мариуполя? Ещё можно на эти деньги послать новый HIMARS в помощь ВСУ, чтобы Путин быстрее был разбит, война закончилась и ограничения на въезд были сняты.

С юридической точки зрения, ограничения в отношении граждан страны-агрессора - это совершенно обычная практика. Въезд иностранцев в страну - это не право, а привилегия, предоставлять которую во время войны нужно только в исключительном случае. Например, если это необходимо по семейным обстоятельствам, это в интересах принимающей страны или обеспечивает защиту потенциальным беженцам.

Среди россиян есть только одна категория граждан, которая всегда и безусловно может рассчитывать на нашу помощь в поиске укрытия - это те, кто делом боролся все эти годы против преступного режима Путина, пытался предотвратить войну или боролся с её последствиями. Кто нанёс ущерб армии агрессора или иным способом вёл подрывную деятельность, ослабляющую военную машину обезумевшего диктатора и/или заботился о безопасности тех, кто это делает. Все эти люди - тоже беженцы, им грозит опасность за их политическую и гражданскую деятельность, поэтому им мы обязаны помочь.

Они - настоящие партиоты России, как Бек и Штауфенберг были патриотами Германии. Но больше мы никому из россиян ничего не должны, даже бывшим или нынешним инвесторам в эстонскую экономику.

С другой стороны, постоянно высказывается критика, как мол быть с теми, кто был «вне политики», старался жить частной жизнью и не чувствовал себя в силах помогать правому делу, либо банально не был достаточно грамотным для того, чтобы вообще понять, что Путин ведёт Россию к катастрофе, и его необходимо остановить. Многие из таких людей только сейчас прозрели, когда увидели кадры из Бучи, казни кувалдой и обстрелы родильных домов из зенитной артиллерии. Неужели же нужно их отталкивать? Разве их искреннее желание ослабить путинский режим хотя бы тем, что они перестанут платить налоги на войну, уехав из страны, не достойно солидарности?

Лично я этим людям тоже искренне сочувствую. Но оперативная ситуация сейчас, к сожалению, как в русской народной сказке про теремок: у нас уже живут мышка-норушка, лягушка-квакушка, зайчик-побегайчик, лисичка-сестричка и волчок-серый бочок. При нынешнем миграционном сальдо мишке-косолапому стоит не пытаться развалить своей массой эстонский теремок, а прямиком ехать в Казахстан, Монголию и Армению, пока туда ещё пускают.

К тому же эти страны не граничат с Украиной, в отличие от зоны ЕС, поэтому у них нет нужды сохранять свободные места для военных беженцев. Плюс немаловажным фактором является необходимость географически развести массы уехавших россиян и украинских беженцев, чтобы снизить риск возникновения спонтанных конфликтов.

В нынешних условиях распределение ограниченного ресурса помощи, к сожалению, заставляет нас делать трудный выбор. Точно также обстояли дела и с распределением первых доз вакцин во время пандемии: первыми получили работники первой линии, затем группы риска, а уже потом - все остальные, кому хотелось выйти из карантина и пойти с друзьями в кино или макдональдс. Желание влезть без очереди в ущерб остальным - как тогда, так и сейчас, по-человечески понятно, но от этого не менее аморально.

Риски, связанные с насильственной мобилизацией тоже, разумеется, следует принимать во внимание. Например, Казахстан выдаёт России тех, кого она объявляет в международный розыск, как случилось с майором ФСО Михаилом Жилиным. Но это не означает, что Казахстан уже перестал быть достаточно безопасной опцией для тех, кому этот розыск пока не грозит. Если мы будем делать в Эстонии исключения для каких-то экономических мигрантов, например, владельцев недвижимости, то мы в течение нескольких месяцев, а то и недель исчерпаем весь ресурс, который необходим для помощи потенциальным беженцам, таким, как Жилин.

Ситуация с международной защитой такая же, как с реанимационными койками во время пандемии. Когда на эстакаде перед больницей стоит очередь из реанимобилей, койки с кислородом не отдают тем, кому надо просто выспаться.

Ключевые слова
Наверх