Дебаты ⟩ Ээсти 200: рожать только эстонцев – это нормально? EKRE: зато мы никого не высылаем и говорим то, о чем другие молчат

Кандидаты от Ида-Вирумаа
Елена Поверина
, ведущая видеорубрики
Ээсти 200: рожать только эстонцев – это нормально? EKRE: зато мы никого не высылаем и говорим то, о чем другие молчат
Facebook Messenger LinkedIn OK Telegram Twitter
Comments 4

Rus.Postimees продолжает цикл предвыборных мини-дискуссий. Сегодняшняя тема – рождаемость, налоги и миграция. В дебатах приняли участие представители Ида-Вирумаа: мэр Нарва-Йыэсуу Максим Ильин («Ээсти 200») и кандидат от партии EKRE Александр Андреев.

Выдержки из беседы:

– Какие изменения по части семейных и родительских пособий помогут вернуть бывших жителей в регион?

Максим Ильин («Ээсти 200»): – Думаю, что никакое повышение пособий не вернет бывших жителей Ида-Вирумаа. Любой подобный шаг должен быть обоснован. Если говорить о предложениях EKRE и недавнем решении правительства по части пособий, то нашей партии не нравится неравноправное отношение к семьям, которое ставится в прямую зависимость от количества детей.

Мы предлагаем уже со следующего года – по 150 евро на первого и второго ребенка. На данный момент вообще не учтены дети с недостатками в развитии, родители-одиночки на больничном листе, для них вообще не предусмотрены компенсации. В целом, мы против распыления денег по политическим, предвыборным причинам. Считаю недавнее решение правительства предвыборным и политагитационным.

Александр Андреев (EKRE): – Демографическая ситуация в стране ужасная, рождаемость постоянно падает. Что делать? EKRE предлагает снижать подоходный налог на пять процентов за каждого рожденного ребенка, списывать семьям часть кредитов (уменьшать сумму на четверть с рождением каждого нового ребенкаприм.ред.). Мне непонятно, почему «Ээсти 200» говорит о дискриминации. Если показатели рождаемости совсем плохие, нужно делать так, чтобы рожали больше. И это не значит, что у нас будут рожать правильные или неправильные люди. Поддерживать надо все семьи, где воспитывается не менее трех детей. Это хорошо для страны! 

Максим Ильин: – В программе EKRE четко написано, что представители этой партии поддерживают рождение эстонцев! Что это значит?

Александр Андреев: – Здесь вопрос – в игре слов. Местных русских как только ни называют: эстонец, русский, эстоноземелец, русскоязычный житель Эстонии, гражданин, негражданин и т.д. Неужели сейчас кто-то осмелится утверждать, что EKRE занимается сегрегацией, а остальные партии только и поддерживают людей другой национальности и хотят улучшить условия их жизни здесь? Это сомнительно!

Максим Ильин: – Для «Ээсти 200» абсолютно равны все жители Эстонии, включая обладателей временных видов на жительство! Тогда как EKRE предлагает прекратить выплачивать пособия лицам, проживающим в Эстонии на основании временного ВНЖ. Извините, но у нас даже в Нарва-Йыэсуу есть люди, родившиеся в нашем городе и имеющие до сих пор, по определенным причинам, временные виды на жительство. Таких людей в Нарве – сотни или даже тысячи. Как с ними-то быть?

Александр Андреев: – Возможно, со стороны EKRE просто не последовало достаточных разъяснений на эту тему. Какие-никакие, но определенные права эти люди сейчас имеют. EKRE требует изменений относительно участия этих людей в местных выборах (лишения права голосаприм. ред.), но, что касается пособий, то озвучены только общие идеи, а детали еще будут обсуждаться.

EKRE просто говорит вслух то, о чем другие молчат. И очень удобно теперь называть их ужасными и плохими. В то время как по воле других партий уже сейчас высылают из страны людей и лишают видов на жительство. Все партии, даже если кто-то об этом умалчивает, имеют одинаковую повестку дня. И если в Ида-Вирумаа думают по-другому, то во всей оставшейся Эстонии считают иначе.

– Чего можно добиться анонсированными EKRE ограничениями на прием беженцев? В частности, вы предлагаете не принимать в Эстонии украинцев, подлежащих мобилизации, обязать всех оставшихся беженцев работать и закрыть для украинских детей наши школы…

Александр Андреев: – Суть в том, что содержать огромное количество беженцев – это довольно накладно для государства в социальном и экономическом плане. EKRE предлагает свести к минимуму прием беженцев, выслать из страны тех, кто подлежит мобилизации, оказывать поддержку Украине на расстоянии.

Максим Ильин: – Как эти люди могут учиться на территории Украины, если тот же Мариуполь снесен полностью?

Александр Андреев: – Украинская система образования работает довольно неплохо и на расстоянии, нужно просто предоставить им помещения, в которых они смогли бы обучаться дистанционно по своим же программам.

Чтобы помогать другим, необходимо думать в первую очередь о себе. Извините, у меня в голове не сходится, когда у нас население собирает деньги, чтобы купить для больницы в Таллинне реанимобили, а потом Таллинн отправляет два грузовика медицинской помощи Украине. Мне сложно понять, почему при такой инфляции и огромной неуверенности в завтрашнем дне мы должны сейчас снять с себя последнюю рубашку и отдать ее кому-то.

– Вы предлагаете 100 000 украинцев, которые, по данным EKRE, остались жить в Эстонии, вычеркнуть из жизни и лишить поддержки?

Александр Андреев: – В программе EKRE говорится, что необходимо контролировать их занятость, чтобы украинцы не сидели здесь без дела, а по окончании военных действий их виды на жительство нужно приостановить, чтобы эти люди смогли вернуться на родину.

Максим Ильин: – Считаю, что предложения EKRE по части миграции могут привести в долгосрочной перспективе к катастрофе. Имею в виду и предлагаемую ими квоту на въезд в 0,1%, или 1350 человек. Если взять статистику рождаемости и смертности, то мы остаемся в плюсе в том числе за счет людей, приехавших сюда. Если мы их вышлем и установим квоту, то нашему стареющему населению и бизнесу грозит катастрофа.

Александр Андреев: – А как бы руководство «Ээсти 200» отнеслось к тому, что вы предлагаете отрицательный прирост населения компенсировать мигрантами? Сколько их нужно еще довезти в страну, чтобы было хорошо населению и экономике?

Максим Ильин: – Я не говорю о том, что мигранты должны заменить людей, проживающих здесь, я говорю о нормальной политике миграции и нормальных квотах.

– Нормальные квоты – это сколько?

Максим Ильин: – Оставить на нынешнем уровне. Размер квоты был установлен еще до прихода EKRE к власти: от 12 000 до 15 000 человек в год. И это без учета военных беженцев.

Повторяю, что количество детей мы никак не увеличим за счет вливания денег в дотации и снижения подоходного налога. На средства от подоходного налога живут местные самоуправления!

Александр Андреев: – Если вопрос в том, что нам не хватает денег, то это не так. У простых жителей страны складывается впечатление, что деньги есть: с учетом тех объемов помощи, которая выделяется Украине. Туда уходят огромные суммы.

– Вы предлагаете эти деньги пустить на повышение рождаемости?

Александр Андреев: – Как один из вариантов.

Подробнее в повторе!

Предвыборная студия: Ильин, Ээсти 200 vs Андреев, EKRE: вездесущие налоги и бывшие ида-вирусцы – как их вернуть? / Одежда ведущей: Tallinna Kaubamaja / iBlues
Предвыборная студия: Ильин, Ээсти 200 vs Андреев, EKRE: вездесущие налоги и бывшие ида-вирусцы – как их вернуть? / Одежда ведущей: Tallinna Kaubamaja / iBlues Фото: Eero Vabamägi/Postimees
  • Какие изменения по части семейных и родительских пособий помогут вернуть бывших жителей в регион?
  • Реально ли увязать с количеством детей пенсию, подоходный налог, жилищные кредиты и учебные займы?
  • Какое место партии «Ээсти 200» и EKRE отводят нацменьшинствам в изменившемся эстонском обществе?
  • Чего можно добиться анонсированными партией EKRE ограничениями на прием беженцев? 
  • Нужно ли вносить коррективы в политику сноса и переделывания памятников?

Одежда ведущей: Tallinna Kaubamaja / iBlues 

Ключевые слова
Наверх