ТООМАС АЛАТАЛУ ⟩ Об эстонцах и эстонских евреях сквозь геополитику

Тоомас Алаталу
, политолог
Copy
Студия Postimees: Тоомас Алаталу, историк, политолог
Студия Postimees: Тоомас Алаталу, историк, политолог Фото: Pilt videost
  • Эстония для улучшения своего исторического имиджа должна делать больше
  • Довоенная Эстонская Республика проводила очень дружественную к евреям политику
  • Нынешняя политика поддержки меньшинств является продолжением прежней

Зарубежный обозреватель Тоомас Алаталу убежден, что Эстония может изменить свой имидж в мире как в отношении эстонцев, так и в отношении местных евреев.

18 января президент России Владимир Путин находился в Санкт-Петербурге, где встретился с ветеранами войны, блокадниками и работниками военного завода. Поскольку большая пресс-конференция Путина и его выступление перед депутатами Госдумы были отменены, то их попытались компенсировать спектаклем под названием «народ спрашивает – Путин отвечает». Из заранее согласованных диалогов невольно вспоминается жалоба одной активистки, которая была свидетельницей на так называемых «судебных процессах о геноциде»: «... очень обидно, что не найдены документы об участии эстонцев в блокаде Ленинграда, хотя все мы знаем, что они здесь были».

Поскольку на сайте kremlin.ru фраза приведена в кавычках, это цитата из судебных материалов: и упомянутая выше докладчица, и сам Путин говорили о представителях 11 государств, которые участвовали в блокаде Ленинграда с 1941 по 1944 год. Боюсь, это странное и подозрительное обвинение будет еще долго нас преследовать.

Благодаря усилиям президента Украины Владимира Зеленского совсем недавно организованный Москвой в 1932-1933 годах Голодомор в Украине был признан геноцидом, а это синхронизирует зверства сталинизма против других народов со зверствами фашизма (гитлеризма) и вписывается в долгожданный новый взгляд на начало и последние годы Второй мировой войны.

Мемориал памяти жертв Голодомора в Киеве.
Мемориал памяти жертв Голодомора в Киеве. Фото: Valentyn Ogirenko

Понятно, что будет разумным принять участие в этом процессе, потому что крупные европейские народы принуждали малые выполнять все, что им будет сказано, в том числе и совершать преступления. Поэтому особого внимания заслуживают те моменты, когда мы оказывались (иногда даже единственными) на правильной стороне истории. Конечно, это не означает, что нужно замалчивать преступления наших собственных злодеев и добровольных участников масштабных злодейств. Такие найдутся в любом народе, втянутом в великую войну, но это не должно мешать нашим стремлениям получить справедливую оценку нашим праведным делам, совершенным на краю адского котла или даже внутри него.

Или, например, стремлениям правильно объяснить фразу Estland ist Judenfrei, которая с самого момента ее произнесения на Ванзейской конференции (20 января 1942 года) зачастую остается без необходимых комментариев. И в подобных стремлениях нам следует брать пример с Польши, которая вместо «польские концлагеря» начала говорить «немецкие концлагеря в Польше». Кроме этого, в 2016 году Польша ввела в оборот понятие «Полокост».

Начать можно было бы с замечаний об историческом имидже эстонцев в Петрограде, то есть в столице империи. Благодаря переписи населения в 1897 году общеобразовательный уровень эстонцев был всем известен. В разгар революции, то есть 26 марта 1917 года, по невскому проспекту прошли маршем 40 000 эстонцев, 15 000 из которых являлись вооруженными солдатами, которые, в отличие от остальных манифестантов и участников массовых беспорядков, спокойно требовали автономии Эстляндской губернии, которую спустя четыре дня и получили.

Такая культурная самопрезентация этой конкретной группы людей поразила власти и привела к тому, что 2 июля 1917 года в Нарве и ее восточных окрестностях был организован референдум о присоединении этой территории к Эстонии. Это был прецедент в истории России. На референдуме люди проголосовали «за», но захватившие власть большевики аннулировали его результаты. Однако им пришлось пообещать повторное проведение референдума, который состоялся 10 декабря, и заселенное эстонцами Принаровье стало частью Эстонии.

Это территориальное изменение, организованное культурно и образцово, было закреплено подписью Ленина, которую 23 августа 1944 года в подходящий для империи момент аннулировал Сталин, создав Псковскую область, и 24 ноября 1944 года, отделив Ивангород от Нарвы и передав его Ленинградской области. Об этой несправедливости талдычат уже долго и безрезультатно, очевидно, что объяснить произошедшее остальному миру можно было бы с помощью геополитического подхода.

К нашему Печорскому уезду следует добавить Абренский уезд в Латвии, а также оккупацию Народной Республики Танну-Тува 11 октября 1944 года (как и нынешний хозяин Кремля, Сталин тоже был сильным геополитиком), и добиться того, чтобы на международной арене и хотя бы в академической литературе три эти территории считались сталинскими односторонними завоеваниями в ходе Второй мировой войны, которые не были согласованы с союзниками. А в качестве ключевого события ко всему этому нужно отнести знаменитый раздел сфер влияния в Восточной Европе Сталиным и Черчиллем. Это произошло 9 октября 1944 года в Кремле, то есть между упомянутыми выше шагами.

Если верить записям Уинстона Черчилля, то он предложил Сталину разделить влияние в пяти странах Восточной Европы. Поскольку, по сведениям Черчилля, Эстония, Латвия или Тува ни разу не упоминались, то Сталин, услышав его, мог просто ухмыльнуться в усы, ведь он был человеком действия с более широким охватом – в 1944 году он хотел закрепиться на новых территориях, в том числе и рядом с Японией. Но если мы сами не поднимем вопрос о коварной захватнической политике Сталина, то кто это сделает за нас?

А что касается судьбы евреев в Эстонской Республике, то в меняющейся ситуации будет недостаточным заверить, что молодое государство стало единственным в послевоенной Европе, которое выполнило данное в своем манифесте о независимости обещание предоставить культурную автономию национальным меньшинствам, а соответствующий закон, касающийся евреев, стал в 1925 году первым в своем роде в мире, и соответствующая практика нашла признание в «Золотой книге» Еврейского национального фонда в 1927 году. Гораздо активнее также следует освещать жизнь евреев в Эстонии во второй половине 1930-х годов, когда вся Европа поддалась безумию антисемитизма, а Эстония, вопреки мейнстриму, подавала примеры здравомыслия и человечности.

Самыми яркими подобными примерами являются вхождение заместителя главы Еврейской культурной автономии Генриха Гуткина во вторую палату Национального собрания (январь-август 1937), что является вершиной политической карьеры в Эстонии, а также работа единственной в Европе кафедры иудаики в Тартуском университете (1934-1940). Как известно, ректор университета получил по этому поводу благодарственное письмо от Альберта Эйнштейна.

Что касается данных фактов, то тут следует отдельно подчеркнуть, что существованию еврейской культурной автономии и кафедре иудаики в июле-августе 1940 года положило конец коллаборационистское правительство, приведенное к власти оккупировавшей страну Красной армией, то есть сталинизм, а случилось это все в период сотрудничества гитлеровской Германии с Советским Союзом, когда страны еще считались друг с другом (1939-1941).

Враждебная политика сталинского режима в то время была направлена в первую очередь против поляков (массовый расстрел в Катыни, депортация всех поляков 14 июня 1941 года на основании пункта 7 соответствующего постановления) и была относительно толерантна по отношению к евреям. Принадлежавшие к политической верхушке Эстонской Республики евреи были репрессированы наравне с остальной верхушкой.

Гораздо активнее также следует освещать жизнь евреев в Эстонии во второй половине 1930-х годов, когда вся Европа поддалась безумию антисемитизма, а Эстония, вопреки мейнстриму, подавала примеры здравого смысла и человечности.

С началом германо-советской войны быстро выяснилось, что в Берлине внимательно следили за благосклонным отношением властей Эстонской Республики к евреям, поэтому с приходом немецких войск началось уничтожение всех оставшихся евреев, чтобы можно было оперативно зафиксировать факт Estland ist Judenfrei, то есть сообщить всем, что еврейский вопрос был в первую очередь решен там, где евреев в Европе защищали дольше всего. На территории Эстонии евреи гибли и в 1942-1944 годы, но это были евреи, завезенные сюда из других стран.

Для полноты картины было бы логичным продолжить описание событий тем, что эвакуированные в советский тыл эстонские евреи начали возвращаться в Эстонию, а из-за переменчивого и двуличного отношения Сталина к евреям к ним присоединялись и новички. То есть евреи из других регионов СССР.

Давайте и на это смотреть с историко-геополитической точки зрения. Вынужденный переезд Михаила Бронштейна, Юрия Лотмана, Рэма Блюма и других в Эстонскую ССР (1949-1951) в первую очередь был продиктован пониманием того, что в период с 1918 по 1940 год Эстония была единственным местом в Европе, где к евреям относились практически так же, как и к другим национальным меньшинствам, то есть это было место без подчеркнутого и системного антисемитизма, в котором сохранилось уважение к знаниям.

Юрий Лотман в 1986 году.
Юрий Лотман в 1986 году. Фото: Ørjan Deisz / TLÜ Juri Lotmani Semiootikavaramu

Самым известным новичком, конечно, следует считать приехавшего в Тарту в 1950 году Юрия Лотмана (1922-1993), который именно здесь разработал свою теорию и основал школу семиотики. Основная причина его приезда в Эстонию – нестабильная политика Сталина и последующих советских лидеров по отношению к Израилю и советским евреям – до сих пор упоминалась лишь вскользь, но если это знать и умело увязать с довоенной политикой Эстонской Республики, то многие люди смогут гораздо лучше осмыслить произошедшее.

Ведь начавшаяся в 1988 году политика национальных меньшинств Эстонской Республики есть не что иное, как продолжение того, что делалось в 1918-1940 годы и продолжалось делаться даже в самый суровый период сталинизма. История показывает, что один из способов избавиться от неверных и несправедливых стереотипов – привязать место к историям успеха непререкаемых авторитетов. Прошу прощения за такую дерзость, но почему бы нам не начать раскручивать лозунг Estland – Heimat von Lotman («Эстония – родина Лотмана»)?

Комментарии
Copy
Наверх