Без России о России, Украине и войне: о чем говорили на Мюнхенской конференции

BBC News Русская служба
Facebook
Comments
BBC
Владимир Зеленский сказал собравшимся в Мюнхене, что война может закончиться уже в этом году. Лидеры других стран его оптимизм не разделили.
Владимир Зеленский сказал собравшимся в Мюнхене, что война может закончиться уже в этом году. Лидеры других стран его оптимизм не разделили. Фото: Getty Images

Западные страны решительно настроены помогать Украине, однако уже сейчас сталкиваются с проблемами. Китай предлагает мирный план, но возможностей для переговоров никто не видит. Россия должна проиграть, но не очень понятно, что будет с ней дальше.

Западные страны решительно настроены помогать Украине, однако уже сейчас сталкиваются с проблемами. Китай предлагает мирный план, но возможностей для переговоров никто не видит. Россия должна проиграть, но не очень понятно, что будет с ней дальше. Таковы итоги дискуссий на Мюнхенской конференции по безопасности.

Очень сложно найти лучшее место для того, чтобы увидеть масштаб и природу изменений, произошедших в мире за последний год, чем Мюнхенская конференция - главный мировой форум, где обсуждают вопросы международной безопасности.

Год назад, 19 февраля 2022 года, президент Украины Владимир Зеленский, чисто выбритый и в костюме с галстуком, в своей речи с мюнхенской трибуны просил мир предоставить его стране гарантии безопасности или хотя бы дать европейские перспективы.

Зеленский срывал аплодисменты в зале, заполненном топ-политиками, дипломатами, экспертами, но практических результатов от его речи было очень мало.

Часть аудитории Зеленского не верила, что десятки тысяч российских солдат, стоящих на границе Украины с Россией и Беларусью, вот-вот вторгнутся в его страну, и воспринимала его эмоциональные слова как блажь или отголоски актерского прошлого украинского лидера.

Другие слушатели Зеленского - более прозорливые, осведомленные или подозрительные - предложили ему остаться в Мюнхене на несколько дней, на всякий случай. Зеленский тогда вернулся в Киев. Через пять дней российская армия вторглась в Украину.

Зеленский в Мюнхене-22
Зеленский в Мюнхене-22 Фото: AFP

В этом году речь Зеленского открывала Мюнхенский форум. Выступавший по видеосвязи президент был традиционно для последнего года небрит и в черном свитшоте с тризубом на груди.

Панель, в рамках которой выступил украинский президент, называлась «Давид на Днепре» - легко читаемая аллюзия на библейского героя, сумевшего одолеть силача-супертяжеловеса Голиафа.

Эта аллюзия самому Зеленскому, похоже, не очень понравилась. В прошлой жизни, в мае 2019 года, лейтмотивом его первой речи на посту главы государства был обращенный ко всем украинцам тезис «Каждый из нас - президент». Так же и теперь, обращаясь к своим слушателям, он говорил: каждый из нас - Давид. Давид сегодня, говорил Зеленский, не только на Днепре. Он на Шпрее и на Сене, на Темзе и Потомаке, на Висле и Тибре. «Мы, объединенные Давиды, победим путиных, разбросанных по миру», - закончил свою речь Зеленский под аплодисменты зала.

Тема войны в Украине доминировала в Мюнхене. Учитывая отсутствие на конференции представителей официальной Москвы - их сюда просто не пригласили - можно даже конкретизировать: доминировала тема того, как именно можно помочь Украине добиться победы в этой войне.

Столько, сколько нужно

Парадоксально, но, возможно, главным оптимистом из выступающих в этом году в Мюнхене, был как раз Владимир Зеленский, заявивший, что следующая конференция вполне может стать уже послевоенной, и он обратится к своим слушателям не с экрана, а с трибуны.

Другие высокопоставленные участники форума были настроены явно более скептично. Немецкий канцлер Олаф Шольц, президент Франции Эммануэль Макрон, выступавшие сразу после Зеленского, прямо заявили: мир должен готовиться к долгой войне.

Зато очень заметной было изменение риторики лидеров западного мира, западных чиновников и экспертов, которое не могло не радовать Киев. Если в первые недели и месяцы после начала полномасштабной российской агрессии очень часто от западных партнеров Украины можно было услышать: «Россия не должна победить в этой войне, Украина не должна проиграть», то теперь доминирующей формулой в этом кругу стало: «Россия должна потерпеть поражение, Украина должна одержать победу».

И сейчас уже не важно, что именно стало причиной этого изменения. Это могло быть окончательное осознание цивилизованным миром того, что настолько очевидное нарушение Устава ООН в перспективе способно обрушить мировой правопорядок - а о незыблемости Устава ООН с трибуны Мюнхена говорил даже китайский топ-дипломат Ван И.

Эммануэль Макрон.
Эммануэль Макрон. Фото: Getty Images

Это могло быть осмысление способа, которым Россия ведет эту войну, не щадя мирных жителей или объекты гражданской инфраструктуры, - вице-президент США Камала Харрис в Мюнхене прямо обвинила российскую армию в преступлениях против человечности.

Это, в конце концов, мог быть ядерный шантаж со стороны Москвы: по словам немецкого эксперта по вопросам безопасности Клаудии Майор, если Россия победит в войне при помощи этого инструмента, это явно стимулирует другие страны прибегнуть к нему в других конфликтах, и это точно сделает мир менее безопасным.

Именно поэтому доминирующим тезисом Мюнхена стало «Украина должна победить, Россия должна проиграть». При этом у участников конференции могут быть разные мнения относительно того, как будет выглядеть эта победа.

На одном полюсе в этой дискуссии - министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба, который транслирует позицию официального Киева о том, что единственный приемлемый итог войны - это возвращение Украиной контроля над всей своей территорией в границах 1991 года, то есть включая Донбасс и Крым.

На другом - избранный президент Чехии, генерал в отставке Петр Павел, который предостерегает: на определенном этапе войны освобождение украинской армией части своей территории может быть сопряжено с настолько высокими жертвами, что само украинское общество откажется от максималистских целей. А еще, фактически говорит Павел, украинская армия не должна переусердствовать. Ведь если российские войска в этой войне будут разгромлены, это может привести к развалу России, и тогда Европа получит такие проблемы, масштаб которых сейчас невозможно даже осознать.

В любом случае, говорилось в Мюнхене, союзники Киева будут поддерживать его до победы - и это звучало очень обнадеживающе, учитывая, что и финансовая система Украины, и ее возможности на поле боя сейчас целиком и полностью зависят от западной помощи.

Премьер-министр Финляндии Санна Марин, вице-президент США Камала Харрис, премьер-министр Швеции Ульф Кристерссон.
Премьер-министр Финляндии Санна Марин, вице-президент США Камала Харрис, премьер-министр Швеции Ульф Кристерссон. Фото: AFP

Настоящим девизом нынешнего Мюнхенского форума стала фраза «As long as it takes» - «Столько, сколько понадобится», которую использовал в своей речи практически каждый оратор для описания того, какие временные рамки может иметь поддержка Украины его страной или организацией.

Эта формулировка влечет за собой закономерный вопрос: а готовы ли к такому «сколько понадобится» общества западных стран? И не стоит ли Украине и ее западным союзникам опасаться «усталости» от войны, которая в какой-то момент может накрыть людей в странах, поддерживающих Киев?

Вице-президент США Камала Харрис говорит, что такой опасности не видит: дело тут не в усталости, а в ценностях, близких американскому народу, а украинские флаги сейчас можно увидеть даже в глубинке Штатов, в местах, о которых мало кто слышал.

Премьер-министр Финляндии Санна Марин, напротив, видит основания для тревоги по этому поводу: «Я переживаю насчет стойкости европейцев. Во многих странах Европы люди разочарованы, и об этом нужно говорить вслух. Люди переживают из-за инфляции, высоких цен на энергоносители. Люди не помнят о том, что происходит в Украине, и нужно говорить вслух, что мы будем поддерживать Украину столько, сколько нужно. Этот год будет сложным».

Украине нужна скорость

Но усталость европейцев - это не единственная проблема, с которой прямо сейчас сталкиваются Украина и ее союзники.

Во-первых, западные эксперты и тот же чешский генерал-президент Петр Павел в утверждают, что в ситуации, когда Россия несет огромные потери в ходе своих наземных операций, а тактика ракетных ударов по объектам инфраструктуры тоже не принесла ощутимых результатов, война может перейти в воздушное пространство. Россия имеет колоссальное преимущество над Украиной, если речь идет о количестве и качестве самолетов и, вероятно, именно этим объясняется запрос на предоставление ВСУ западных боевых самолетов, официально направленный Киевом западным партнерам несколько недель назад.

Положительного ответа на этот запрос Украина не получила. Пока не получила, уточняет министр иностранных дел Украины Дмитрий Кулеба. И напоминает: о предоставлении ВСУ западных танков сначала тоже говорили как о несбыточной мечте, а сейчас их ждут на поле боя чуть ли не в ближайшие недели.

Вторая проблема - скорость и интенсивность поставок западной военной техники и боеприпасов.

«Скорости нет альтернативы, потому что скорость сейчас - это то, от чего зависит жизнь», - говорил в своей речи Зеленский, и именно на ускорении военных поставок на каждой своей встрече в Мюнхене настаивал Дмитрий Кулеба. Так совпало, что конференция происходит в дни, когда Россия, по мнению украинского командования, начала масштабное наступление на востоке страны, и новая техника и боеприпасы нужны украинской армии прямо сейчас.

И тут западные партнеры Украины сталкиваются с проблемой отсутствия на их складах необходимого количества техники и снарядов. Об этом в своем выступлении в Мюнхене рассказал министр обороны Германии Борис Писториус: после того, как западные страны приняли политическое решение о передаче Украине тех же танков, оказалось, что необходимого количества исправных машин просто нет в распоряжении военных.

«В этом не нас надо обвинять, а Путина! Мы не делали складов боеприпасов, потому что не верили в возможность войны в Европе», - оправдывалась на Мюнхенской конференции глава немецкого МИД Анналена Бербок.

Усугубляет проблему то, что оперативно развернуть мощности военно-промышленного комплекса тоже не так просто. Расширение таких производств - это колоссальные инвестиции, на которые должны пойти собственники предприятий ВПК. А многие из них считают такие инвестиции рискованными: для того, чтобы они окупились, заказы на эти производственные линии должны поступать постоянно.

Премьер-министр Эстонии Кая Каллас назвала такую ситуацию «дилеммой курицы и яйца», абсурдной на фоне того, что российские предприятия ВПК, по ее словам, работают в три смены.

«Я встречалась с европейскими производителями оружия… Они говорят: у них нет заказов. Будут заказы - будут инвестиции. Я им сказала: мы будем поддерживать Украину. Когда война закончится, мы все равно будем закупать вооружения, угроза все равно останется», - рассказывала она.

Во время Мюнхенской конференции главы МИД Украины и Германии отдельно встретились с производителями оружия из этих стран, но о результатах этой встречи не сообщалось.

Не время для диалога

На фоне многочисленных заявлений о том, что исходом войны в Украине должно стать поражение России, в сводках Мюнхенской конференции затерялся потенциально громкий анонс, сделанный китайским топ-дипломатом Ван И.

По его словам, в ближайшие дни Пекин представит свои предложения по политическому урегулированию «конфликта в Украине» - именно так называют войну китайские власти.

О содержании китайских предложений пока ничего не известно. Описывая их, Ван И, с одной стороны, заявил, что Китай верен Уставу ООН и принципам нерушимости территориальной целостности и суверенитета государств - что вроде как звучит обнадеживающе для Киева. С другой, Китай критикует политику односторонних санкций и «подливания масла в огонь» - так там называют поставки Западом вооружений в Украину - и это уже выглядит как камень в огород союзников Киева.

«Мы стоим на стороне мира и диалога», - резюмировал Ван И.

Главный дипломат КНР Ван И.
Главный дипломат КНР Ван И. Фото: AFP

Китайский дипломат в Мюнхене провел двухсторонние встречи с министрами иностранных дел Украины, Германии, а также госсекретарем США Энтони Блинкеном и, следует предполагать, передал им проект китайского мирного плана. После окончания конференции Ван И отправился в Москву. Никто из собеседников Ван И положения плана не комментировал.

Однако, судя по мюнхенским выступлениям представителей Украины и ее западных партнеров, возможностей для переговоров между Киевом и Москвой сейчас просто нет.

Вашингтон повторяет, что решение о любых переговорах с Россией должны принимать исключительно украинские власти.

При этом госсекретарь США Энтони Блинкен подчеркивает: при любых разговорах о возможном диалоге между Украиной и Россией нельзя поддаваться искушению установить между ними «ложное равенство»: «Мы не должны упускать из виду, что в этой войне есть один агрессор и одна жертва [...] Если Россия выведет войска - войне конец. Если Украина прекратит бороться - Украине конец».

Позиция Киева относительно переговоров остается предельно простой: предпосылкой к ним должен быть вывод российских войск с территории Украины в границах 1991 года. Кроме того, до сегодняшнего дня остается действующим указ президента о невозможности любых переговоров с президентом России Владимиром Путиным - хотя это препятствие можно считать скорее формальностью.

С поистине ястребиной позиции выступил в Мюнхене президент Франции Эммануэль Макрон, которого в начале войны критиковали за регулярные контакты с Владимиром Путиным - многими это воспринималось как попытки умиротворения агрессора.

«Сейчас не время для диалога (между Украиной и Россией), потому что Россия выбирает войну. Российская агрессия должна потерпеть поражение… Мы должны наращивать поддержку Украины, чтобы Украина смогла начать контрнаступление, победить и тогда уже начать процесс переговоров на своих условиях», - сказал он.

Зеленский в мюнхенской речи воспользовался возможностью подтвердить неизменность позиции Киева.

«Давид победил Голиафа не силой разговора, а силой своих действий. Смелостью и пращей. Смелость у нас есть, ее достаточно… Праща должна быть более мощной», - сказал президент Украины.

Британский премьер Риши Сунака откликнулся на этот призыв, объявив, что его страна первой в мире предоставит Украине ракеты дальнего радиуса действия. Сунак не уточнил, какие именно. Украинское военное командование давно называло дальнобойные ракеты критически важным фактором, способным повлиять на соотношение сил на поле боя.

Что с Россией?

Парадоксально, но на фоне многочисленных заявлений о неизбежности победы Украины в нынешней войне в Мюнхене значительно меньше говорилось о том, что после этой победы произойдет с Россией.

«Здесь, в Мюнхене, вряд ли готовы к полномасштабному обсуждению темы будущего России на сцене, на официальных заседаниях. Но она должна просто доминировать в кулуарах… Ведь стабильность (Европы) будет зависеть от того, какой будет Россия», - сказал журналистам глава украинского МИД Дмитрий Кулеба.

«У нас есть свое видение, партнерам еще нужно к этому прийти, они опасаются этой дискуссии, хотя и понимают ее неизбежность», - продолжил он.

Президент Франции Эммануэль Макрон в своем программном выступлении намекнул, что Россия, которая, по его мнению, скатилась до состояния среднего с точки зрения влиятельности государства, может лишиться кресла постоянного члена в реформированном Совете безопасности ООН. Однако как воплотить эту задумку в жизнь, французский лидер не пояснил.

Впрочем, нежелание участников Мюнхенской конференции обращаться к теме будущего России легко понять. В ситуации, когда победа Украины в войне кажется делом, мягко говоря, не столь близким, как прогнозирует Владимир Зеленский, обсуждать проблемы послевоенной России вполне может казаться им неуместным.

Тем не менее, даже в этой ситуации со сцены Мюнхена звучали вопросы, возможно, не требующие ответа немедленно, однако которые, вполне вероятно, возникнут перед международным сообществом еще до окончания войны.

Например, каким образом привлечь к ответственности виновных в преступлениях против человечности, все новые факты которых документируются на территории Украины местными и международными следственными группами? Киев инициировал дискуссию о создании специального международного трибунала, однако и способ его создания, и мандат, и способность привлечь к ответственности представителей российского руководства, мягко говоря, нуждаются в проработке.

Есть ли способ взыскать с России компенсацию ущерба, причиненного ее агрессией против Украины, который исчисляется уже в сотнях миллиардов долларов? Пока что Запад пребывает в поисках юридической формулы, позволяющей направить на нужды Украины заблокированные в тамошних банках российские средства, однако следует понимать, если такого способа найти не удастся, восстановление Украины частично ляжет на плечи европейских и американских налогоплательщиков.

Когда и если война закончится победой Киева, сможет ли Украина ощущать себя в безопасности, пока у власти в России пребывает Владимир Путин? Глава немецкого МИД Анналена Бербок отвечает на этот вопрос: «Если Путин не изменится на 360 градусов [вероятно, имея в виду 180 градусов - Би-би-си], то нет… Если Путин изменится, мир изменится».

Или может ли ход войны в Украине запустить трансформацию российского общества и государства? В ситуации, когда в Мюнхенской конференции не принимали участие российские чиновники и эксперты, российскую политическую сцену здесь представляли Михаил Ходорковский и Гарри Каспаров.

Именно от экс-чемпиона мира по шахматам прозвучал ответ на этот вопрос: «Изменения в России начнутся с украинского флага над Севастополем».

Facebook
Comments

Ключевые слова

Наверх