Пресс-секретарь Сил обороны Захаров: Эстония всегда была для России мишенью

Денис Антонов
, корреспондент-редактор
Copy

Почему мы тратим на оборону больше, чем другие страны НАТО и какие изменения произошли у нас в системе военного образования и подготовки резервистов, рассказал журналисту Денису Антонову пресс-секретарь Сил обороны Эстонии Артур Захаров.

О том, как война в Украине повлияла на перевооружение стран-членов Северо-Атлантического блока, изменилась ли роль Эстонии в НАТО за год войны, развязанной Россией в Украине, и какие уроки мы можем извлечь из действий России на украинском фронте, учитывая 135 километров сухопутной границы со страной-агрессором обсудили в студии Rus.Postimees в передаче «На кухне».

- Изменилась ли роль Эстонии в НАТО за год активных военных действий России на территории Украины? Наша обороноспособность, отношение к нам внутри НАТО?

Понятно, что Эстония, Латвия, Литва и Польша как приграничные страны с Россией получили больше внимания. К нам начали больше прислушиваться. С Запада слышно, что нас называли параноиками, а мы оказались правы. Конференция военного отдела НАТО, которая в прошлом году проходила у нас в Таллинне, свидетельствует об этом. Политические итоги такие, что нас слышат, мы на хорошем счету, а в обороноспособности мы ускорили развитие оборонного потенциала, потому что получили больше денег.

Захаров говорит, что Силы обороны занимаются вопросами безопасности Эстонии каждый день.
Захаров говорит, что Силы обороны занимаются вопросами безопасности Эстонии каждый день. Фото: Konstantin Sednev

- Можно ли говорить, что война в Украине ускорила процесс перевооружения, а правительство и оборонное ведомство стали друг друга лучше слышать?

У нас Силы обороны не принимают политических решений, мы говорим конкретно. Например, чтобы защищать Эстонию, нам нужно столько-то бригад, такое-то вооружение. И дальше дело за политиками, которые принимают решение - дать денег или нет. Всегда командующий Силами обороны предоставляет план, и если денег побольше, то купим больше самоходок, если меньше, придется ужаться. Но решение за политиками.

- Но мы идем впереди многих стран НАТО, которые выделяют лишь 2 процента ВВП, у нас в этом году 2,8 процента, в следующем году больше 3 процентов. Это продиктовано тем, что мы стараемся еще больше себя защитить, потому что рядом Россия, или потому, что мы более уязвимы в обороне?

Здесь политики отрабатывают определенный политический запрос от людей, которые хотят чувствовать себя в безопасности. Исходя из того мандата, который политики получают в ходе выборов, они и увеличивают финансирование Сил обороны. Что касается, на что эти деньги пойдут, то согласно бюджету, который может поменяться, все идет по десятилетней программе развития вооруженных сил. Отличие в том, что все ускорилось. Мы собираемся покупать Himars, новые системы ПВО, дроны, противокорабельные ракеты и мины, современное стрелковое вооружение. Последняя десятилетняя программа развития вооружения была написана в 2021 году. Изменений много, и не только у нас, но и у соседей. Латвия, после начала войны в Украине возвратила военный призыв.

Захаров рассказывает о планах Сил обороны Эстонии покупать Himars, новые системы ПВО, дроны, противокорабельные ракеты и мины, современное стрелковое вооружение.
Захаров рассказывает о планах Сил обороны Эстонии покупать Himars, новые системы ПВО, дроны, противокорабельные ракеты и мины, современное стрелковое вооружение. Фото: Pm

- На фоне военной агрессии России против Украины, какие изменения произошли у нас в сфере гражданской обороны, в системе военного образования и подготовки резервистов?

Здесь можно выделить два момента. Первый момент - это то, что те военные действия, что идут на восточных фронтах, свидетельствуют, что мы были правы. Не только в том, что сохранили призывную армию, но и развивали территориальную оборону. Украинские коллеги, в свое время, приезжали знакомиться с этой системой обороны. И территориальная оборона в Украине показала себя.

Второй момент - это оборона укрепленного участка. Много было непонимания того, зачем нужны окопы. У нас многие солдаты срочной службы, пехотинцы, которые с боевыми патронами зачищали окоп. Многие говорили, что сейчас не Вторая мировая война, и необходимости рыть окопы во время боя не возникает. Но оказалось, что так и воюют.

Что еще мы наблюдаем, так это огромный расход снарядов. Россия использовала около 7 миллионов снарядов в прошлом году. Сейчас Европейский союз, вроде как, поклялся, что даст Украине миллион снарядов. Повторяется та же история, что и в Первую Мировую войну, когда ощущается снарядный голод. Эстония сейчас закупило такое количество снарядов к тяжелым орудиям, которое не закупало за все тридцать лет. У нас должен быть запас, чтобы мы могли сражаться ни день, ни неделю, а месяцы. Практика показала, что война может затянуться и она требует очень больших ресурсов.

Захаров считает, что Россия готовится к длительной войне.
Захаров считает, что Россия готовится к длительной войне. Фото: Pm

- Будет российская армия дальше наращивать численность за счет мобилизации или же патриотизм сошел на нет, и вооруженные силы разложены влиянием уголовников из ЧВК «Вагнер»?

Я, как журналист исследовал тему ЧВК «Вагнер», и могу сказать, что это никакие не вооруженные силы. Они никак не связаны с российской армией, кроме того, что они получают технику окольными путями от Министерства обороны России, и тренируются на полигоне «Молькино». Когда они начинали в Сирии, действовали на Донбассе, то это было закрытое сообщество профессионалов, а сейчас состав этой организации очень неоднороден: с одной стороны - это высококлассные специалисты, с другой - люди со слабой подготовкой.

При этом, наш центр разведки не видит никаких предпосылок к тому, чтобы Россия отказалась от желания не проиграть войну. Россия готовится к длительной войне, о чем говорят сведения о планах нанять 400 000 контрактных военнослужащих. Не будем забывать, у них нее есть мобилизационный потенциал, есть производство снарядов, что-то около 3 миллионов в год, есть техника на хранении.

- Если говорить о высшем командном составе вооруженных сил России, их профессионализм растет, или они заняты выяснением отношений и перекладыванием ответственности?

Если говорить о профессионализме и о том, как показали себя вооруженные силы России, то на первом этапе они пытались играть в свою любимую игру - война по учебнику. Но этого не получилось. Все пошло плохо. Сейчас они импровизируют, пытаются адаптироваться к обстановке. Они изменили тактику. Сейчас они не воюют большими подразделениями, а малыми штурмовыми группами.

Захаров говорит, что Эстония всегда была мишенью России.
Захаров говорит, что Эстония всегда была мишенью России. Фото: Pm

- Насколько высока вероятность того, что мы станем мишенью для России, испытаем ее военную агрессию на себе?

Не стоит питать иллюзий, что Эстония не была мишенью. Эстония всегда была мишенью России. Если с той стороны моста будут разумно смотреть на ситуацию, то сюда к нам никто не придет. Но прогнозировать невозможно. Безопасность для нас - главное, и Силы обороны занимаются этим ежедневно.

Смотрите запись полной версии беседы!

Наверх