Зеленые: в «сланцевых» регионах Эстонии рак легких встречается намного чаще

, Партия зеленых
Copy
Добыча горючего сланца.
Добыча горючего сланца. Фото: Mihkel Maripuu

В своей статье депутат Рийгикогу Мария Юферева-Скуратовски помимо прочего подчеркивает необходимость развития сланцевой энергетики, аргументируя свое мнение энергетической безопасностью, низкими ценами и важностью для регионального развития Ида-Вирумаа, пишет заместитель председателя совета Партии зеленых Алина Лернер-Вилу.

Сталкиваясь из раза в раз с последовательным проталкиванием данной позиции у различных спикеров хочется вскликнуть «Да сколько можно?!», но пойдем по порядку.

Возможно согласиться, что не стоит полностью отказываться от сланцевой промышленности, так как принцип «не класть все яйца в одну корзину» работает для инвестиций в энергетическую стратегию так же, как и на фондовых рынках. В прекрасной Эстонии будущего сланцевые мощности могут существовать как вариант на черный день, на случай кризисной ситуации. Но о развитии, то есть об увеличении мощностей и открытии новых блоков, речи быть не может. Сланец – исчерпываемый источник энергии, его количество со временем закончится, нет никакого смысла развивать то, что практически умерло. Опыт показывает, что продолжающееся из четырехлетки в четырехлетку лоббирование сланцевой промышленности и нежелание политиков смело и решительно взяться за создание в Эстонии возможностей использования альтернативных источников энергии, до сих пор не дало нам никакой настоящей энергетической безопасности – так почему предложение Марии что-то меняет? Это обычный призыв к стагнации и направлению миллиардных средств в спасение утопающего.

Идею развивать сланцевую промышленность можно было бы худо-бедно оправдывать дешевизной для потребителя и экономической выгодностью для производителя, что Мария и другие политики-консерваторы пытаются делать, но тем самым просто укореняют мифы. Произведенное из сланца электричество стоит дорого, так как большую роль в ценообразовании играют высокие квоты на выбросы углекислого газа, а также всевозможные налоги: на использование воды и природных ресурсов, на загрязнение, акциз на горючие сланцы. В последнее время многие стали следить за биржей, откуда видно, что при успешной выработке у нас и наших соседей возобновляемой – солнечной, водной и ветровой – энергии, цены на электричество понижаются.

Наконец, аргументы про развитие Ида-Вирумаа не выдерживают никакой критики. Я, человек родившийся и проживший 19 лет в Нарве, считаю крайне лицемерным сидя на Тоомпеа пропагандировать недорогой подогрев пола в рядном доме в Виймси за счет здоровья и качества жизни жителей целого региона, прикрывая это все благими намерениями и созданием рабочих мест. В Ида-Вирумаа самая низкая в Эстонии ожидаемая продолжительность жизни, самый большой процент признанных недостатков здоровья у детей с астмой, больше всего осложнений при родах у женщин, а у мужчин из «сланцевых» волостей рак легких встречается чаще, чем в любых других регионах. Если государственная воля развивать Ида-Вирумаа правда имеет место быть, а не является голым популизмом, то для этого существует множество других, нетоксичных, возможностей. Через вклад в образование, открытие исследовательских центров, организацию новых обрабатывающих и производственных предприятий, и в конце концов через обучение людей, занятых в энергетике, на должности в той же области, но в новых условиях и с использованием иных технологий.

Мы все люди, и часто попадаем в ситуацию, когда наша психика пытается защититься, и предпочитает не самое лучшее, но понятное прошлое непонятному, пусть и многообещающему, будущему. Однако в вопросе, который касается благосостояния и здоровья жителей Эстонии, а также нашей окружающей среды и международных обязательств, политикам стоит принять решение и действовать последовательно, а не вносить смуту ради получения голосов.

Наверх