Новый министр о Законе о разжигании ненависти: Эстонии необходимо понять, что не все разрешено

Неле Куллеркупп
, журналист
Copy
Калле Лаанет.
Калле Лаанет. Фото: Tairo Lutter

Перед новоиспеченным министром юстиции Калле Лаанетом (Партия реформ) стоит ряд задач, которые вызвали много разногласий в эстонском обществе. Одной из них определенно будет Закон о разжигании ненависти. Министр признает, что эта тема определенно станет вызовом. «Я думаю, то, чтобы язык ненависти был бы закреплен в законе таким образом, чтобы все понимали его одинаково и чтобы он также работал так, как ожидает общество, - это вызов», - сказал Лаанет в передаче Postimees.

- Портфель министра юстиции в то время, когда общество, можно сказать, поляризовано по многим вопросам, не самая легкая ноша?

- Я считаю, что каждый министерский портфель на самом деле сложен и все равно очень многое зависит от человека, как он несет этот портфель и какие сигналы он подает обществу, находясь в роли министра. Если еще посмотреть на роль и задачи министра юстиции, о чем говорил и президент, обществу нужно больше пояснений. Также объяснений сложных решений. Мое понимание и ощущение также состоит в том, что если общество нуждается в том или ином изменении в виде закона, ему должно быть объяснено, почему это делается, есть ли другие альтернативы, и, конечно же, язык, то есть язык права, как это реализуется в законе, должен быть понятен человеку. Я считаю, что все предыдущие министры юстиции во многом следовали тем же идеям - это, конечно, непросто, но если не попробуешь, то и не узнаешь, получится или нет.

- На ваш взгляд, является ли сверхрегулирование ключевым словом для Эстонии?

- Я не думаю, что мы должны пытаться регулировать вещи на уровне широких масс. Если говорить о конституции, которая является библией нашего общественного порядка, то те законы, которые исходят от Рийгикогу и министерств, могли бы быть более общими. Мы должны создавать соответствующие регуляции, когда мы знаем, что так называемое общее право или обычное поведение не работают. Мы склонны регулировать то, что на самом деле работает в обычной жизни, но мы думаем, что, возможно, нам следует это регулировать.

- Вы верите в здравый смысл эстонского хуторянина?

- Я верю, что наше общество изменилось очень быстро и сильно. Мы не должны регулировать все. Отношение и общение между людьми стало гораздо более тактичным и вежливым. Я считаю, что социальные отношения между людьми и в обществе в целом стали лучше.

- Что вы сами считаете самым большим вызовом в новой должности?

- Сказать сегодня, что самый большой вызов это, то или другое, на самом деле всё вызовы. Я придерживаюсь мнения, что все предыдущие министры юстиции делали свою работу с душой и в соответствии с тем, как возникали проблемы в обществе. Есть некоторые законопроекты, которые поступают по нашей собственной инициативе из самой страны, но есть также много директив и постановлений Европейского союза, которые должно перенять эстонское государство, и которые мы действительно должны сначала обсудить в Министерстве юстиции и понять, какая их цель. Следующая часть, конечно, заключается в том, следует ли принять все это внутри страны и в какой форме мы должны это сделать. Самое главное, конечно, что мы должны объяснить людям, зачем нужно то или иное.

- Одна из тем, которой вам придется заниматься, - это Закон о разжигании ненависти. В то же время должна быть сохранена и свобода слова. Как и возможно ли провести четкие границы между ними?

- Это очень сложно. Проведение четкой линии всегда зависит от контекста, в котором ориентируется задача, с какой целью и т. д. Я думаю, то, чтобы язык ненависти был бы закреплен в законе таким образом, чтобы все понимали его одинаково и чтобы он также работал так, как ожидает общество, - это вызов.

- Ожидает ли этого общество?

- Я думаю, что в определенном смысле общество определенно хочет, чтобы не было возможности свободно оскорблять и запугивать людей, призывать людей выходить на улицы таким образом, который может привести к серьезным последствиям для безопасности. Я думаю, что обществу размером с Эстонию на самом деле нужно, в некотором смысле, понимание того, что не все позволено. Наше эстонское общество достаточно маленькое, чтобы понять, как мы можем сосуществовать так, чтобы сохранить наши традиции и страну. И тем лицам, которые находятся, например, за восточной границей, на самом деле очень легко разорвать отношения между нашими людьми разными сообщениями - будь то прямо на улице или в киберпространстве. Но мы же этого не хотим.

- Вернемся к вашим собственным предыдущим словам. Вы сказали, что не хотели бы чрезмерного регулирования эстонского государства, вы верите в здравый смысл эстонского хуторянина, но в этом случае вы считаете, что это регулирование все-таки необходимо?

- Это регулирование или общая четкая позиция, что не все дозволено в обществе.

- Само по себе это не понятно?

- Я думаю, что наша задача состоит в том, чтобы объяснить это так, чтобы оно было понятно.

Наверх