Кубитс: Москва оставалась магнитом для творческих одесситов и после аннексии Крыма, но год назад все изменилось

Павел Соболев
, журналист
Copy
  • Эстонские музыканты восприняли идею выступить в Одессе как историческую миссию
  • Война дала толчок украинской культуре, плоды которого мы оценим через несколько лет
  • Поездка Андреса Мустонена в Россию особенно нелепа с учетом его богатого диссидентского прошлого

Совсем недавно, 12 мая, в Одессе состоялся большой концерт с участием эстонских исполнителей Jazz for Ukraine. В конце мая в Таллинне второй год подряд пройдет музыкальный фестиваль Odessa Classics. Какое значение для терзаемой войной страны могут иметь международные культурные проекты? Об этом в еженедельной передаче Rus.Postimees «На кухне» порассуждал общественный деятель, глава целевого учреждения Kultuuripartnerlus Меэлис Кубитс.

- Меэлис, я знаю, что вы буквально несколько дней назад вернулись из Одессы, где в прошлую пятницу состоялся большой концерт с участием эстонских исполнителей Jazz for Ukraine. Вы были одним из его организаторов, и, кажется, это был первый настоящий концерт с участием зарубежных исполнителей в Украине с начала войны. Насколько сложно было организовать этот выезд? Насколько велико было желание отправиться туда у наших исполнителей?

- Для начала я все-таки немного снижу планку амбициозности и замечу, что насчет всей Украины я сказать не могу, это очень большая страна, так что, возможно, где-то и происходили уже концерты с участием зарубежных артистов. Но это был первый выезд в Украину с концертом эстонских артистов с момента начала войны, и, вероятно, первый настоящий концерт именно в Одессе с участием иностранных музыкантов.

Точнее, в Одессе недавно состоялся концерт канадского кларнетиста Юлиана Милкиса, у которого есть одесские корни, но там был немного другой формат. Наш концерт был первым среди тех, на которые продавались билеты.

Акцент на билеты я делаю не для того, чтобы показать, как, мол, мы там круто заработали. Весь нетто-доход был передан на благотворительные нужды, он был перечислен местному благотворительному фонду «Корпорация монстров».

Конечно, без наших партнеров и друзей на месте, в самой Одессе, такой концерт устроить было бы невозможно. К счастью, у нас уже много лет назад появились партнеры, которым можно доверять, и мы очень рады, что и в практической плоскости от этого доверия было много пользы.

Если говорить о наших музыкантах, то Яаку Сояэру я впервые позвонил с этой идеей около месяца назад. Я спросил его, что он думает. Собственно вопрос о том, ехать или не ехать, мы решили за несколько секунд нашей беседы. Яак был сразу готов ехать. Потом он переговорил с некоторыми своими коллегами, и мы начали заниматься деталями. Он договорился об участии в концерте Алины Бжезинской, арфистки с украинскими корнями, которая живет в Лондоне.

Так у нас получилось очень хорошее сотрудничество в формате Таллинн - Лондон - Одесса. И даже Львов сюда можно добавить, потому что Алина из Львова. Музыканты сразу согласились выступать без гонорара, потому что всем им было понятно, куда они едут и зачем. Это не было для людей обычной работой. Это была историческая миссия, которую они очень хорошо поняли.

- Насколько серьезные требования были у украинских властей в отношении обеспечения безопасности концерта Jazz for Ukraine, насколько тщателен был инструктаж на случай, допустим, воздушной тревоги? Примерно в то же самое время в Ливерпуле проходил конкурс «Евровидения», который изначально должен был проходить в Украине, но этого не случилось из-за невозможности обеспечить безопасность, а вот эстонские музыканты поехали и выступили…

- Давайте вспомним, что совсем скоро мы проведем в Эстонии второй год подряд фестиваль Odessa Classics...

- Мы обязательно поговорим сегодня об этом мероприятии…

- Да. И наверняка остаются вопросы, можно ли было все-таки провести «Евровидение-2023» в Киеве, и можно ли было провести Odessa Classics в этом году в самой Одессе. На эти вопросы так и не появится ответов. С одной стороны, порой ведь кажется, что можно было бы что-то устроить в Украине. И что было бы даже правильным так поступить. С другой, мы ведь понимаем, что это очень крупные фестивали, к организации которых надо приступать за год до их начала.

За полгода же ничего не успеть сделать. Нужно заключать договоренности, выстраивать логистику. А ведь еще даже полгода назад ситуация была совсем не такая, как сейчас. Никто не мог полгода назад знать, в каком положении Киев и Одесса будут в даты проведения этих конкурсов и фестивалей.

Я знаю, что и в самой Украине есть люди, которые считают, что уже сейчас в стране нужно проводить больше международных культурных мероприятий. Но для организаторов имеются риски совсем другого уровня. И если что-то произойдет, то отвечать будет организатор. Потом появится много людей, которые задним числом будут говорить, как нужно было поступить.

Сейчас ведь многие люди рассуждают, как нужно было правильно оказывать гуманитарную помощь или воевать. Экспертов достаточно. Но кто-то должен нести ответственность, и в случае таких мероприятий ответственность несет организатор.

Конечно, сейчас в Одессе мы были в курсе того, что мы должны будем делать в случае экстренной ситуации. Но полученные нами инструкции касались далеко не только самого концерта, но и в целом поведения в городе.

- Кажется, ваш концерт в Одессе состоялся в совершенно новом зале, официальное открытие которого состоялось даже несколькими днями позднее. Сколько людей пришло на концерт? Какова была реакция публики?

- История этого зала довольно интересная. Самому зданию уже сто лет, оно находится в самом центре города. Но внутри там сделали очень серьезную реновацию, там появилось очень современное пространство. Я бы назвал его мультипространством, потому что там есть и располагающаяся на нескольких этажах галерея, и очень хороший концертный зал. Есть и какие-то помещения для конференций.

Я надеюсь, что это место даст городу какое-то новое дыхание, это здание находится в очень привлекательном месте. Совсем рядом от него находится мастерская нашего большого друга, скульптора и художника Михаила Ревы. Так что я думаю, что в этом районе возникает какой-то творческий хаб, который даст культурной жизни города новый импульс.

Концертный зал очень хороший. Для нашего концерта в зале было предусмотрено 280 зрительских мест. Для джазового мероприятия это довольно солидное число. Скажу честно, что 10-15 стульев в зале остались свободными. Но мы изначально рассчитывали, что придет 120-150 человек, и тогда можно будет сказать, что кворум собран.

Мы ведь не могли заранее рекламировать этот концерт. В Эстонии мы о нем заблаговременно вообще почти ничего не говорили. В Украине несколько порталов о нем написали, и была онлайн-продажа билетов, но все равно тут вставал вопрос ответственности, и нельзя было особо кричать, что проводится концерт. И ведь до последнего момента было точно не ясно, доберутся ли в Украину сами музыканты. Вопрос не в их желании, а в том, все ли сработает на уровне логистики.

Нам пришлось еще и провести акцию «Одесса ищет арфу». Алина Бжезинская - музыкант очень высокого уровня, так что ожидания насчет инструмента тоже были высоки. Но наши местные друзья помогли найти то, что было нужно. В итоге концерт закончился долгими аплодисментами. Люди стояли, на лицах были слезы.

- В каком объеме сейчас работают в Украине ее различные культурные институции, например, есть ли какая-то серьезная профессиональная жизнь у тех же исполнителей классической музыки, у представителей академического искусства? Как получается сейчас выживать у деятелей культуры в условиях, когда государство вынуждено в первую очередь думать о нуждах фронта, о гуманитарной помощи мирному населению, и, наверное, никак не может привычным образом финансировать культурную сферу?

- Мне кажется, что культура в Украине процветает. Ведь всегда так бывает, что в тяжелые времена культура словно получает какой-то новый толчок. Как бы это странно не звучало, война словно провоцирует это. Люди культуры во время войны очень заметно проявляют свое мужество. Они приезжают на фронт играть. Пишут какие-то новые произведения, посвященные военной теме.

Думаю, результаты всего этого мы увидим потом. Вероятно, только через несколько лет мы сможем оценить масштаб всего созданного.

Сейчас очень заметно, что на украинском языке в Украине старается говорить все больше людей, и в этом тоже можно увидеть очень важный импульс для продвижения украинской культуры.

Одесса же и сейчас остается городом музыки. Конечно, Одесса - также и город литературы, но лично для меня она в самую первую очередь является городом музыки. Музыка в Одессе живет, Одесская опера по-прежнему остается одним из самых красивых оперных театров в Европе. Одесская опера и сейчас работает ежедневно, мы даже конкурировали с ней, потому что 12 мая там был органный концерт.

С другой стороны, очень многие украинские деятели культуры уехали из страны после начала войны. Они живут в странах Европы, в США, и стараются рассказывать там, что на самом деле происходит в Украине. Делают благотворительные концерты.

К этим людям относится и Алексей Ботвинов, который является одним из основателей фестиваля Odessa Classics. Он тоже старается сейчас поддерживать и делать заметным украинский дух в европейских городах.

Давайте вспомним период советской оккупации Эстонии. Неэме Ярви был в США, а Эри Клас был в Эстонии. И они оба были нужны.

- Насколько успешным получился фестиваль Odessa Classics прошлого года в Эстонии, можно ли сказать, что именно огромный интерес к фестивалю в 2022 году дал инспирацию для того, чтобы в 2023 году провести фестиваль со значительно большим размахом?

- Да, я бы сказал, что мы стали жертвой эйфорического успеха, достигнутого нами год назад. У нас сейчас будет семь больших концертов, а открытие фестиваля состоится уже 25 мая, в следующий четверг.

Главным гостем фестиваля можно назвать всемирно известного скрипача Дэниела Хоупа. Его невероятно хорошо принимали в Эстонии в прошлом году, и мы на волне этой эйфории заключили с ним договоренности о двух концертах в Эстонии, нынче на Odessa Classics, а также в 2026 году с его барокко-ансамблем.

В этом году на фестиваль приедут Себастьян Кнауэр, Гедиминас Гильготас, Януш Вавровски, которые представляют разные направления классической музыки.

Мощным гостем фестиваля можно назвать и писателя Михаила Шишкина. Он приезжает на литературный фестиваль Head Read, но и нам удалось получить его к себе в программу. У Алексея Ботвинова и Михаила Шишкина уже много лет есть совместный проект, связанный с Рахманиновым, Алексей играет, Михаил читает. Этот концерт пройдет в Fotografiska.

География фестиваля у нас в этом году довольно широкая, она выходит за пределы Таллинна, потому что у нас, наряду с несколькими столичными залами, будут концерты в центре Арво Пярта, в Виймси, в Тарту. Это фестиваль не Odessa Classics Tallinn, это фестиваль Odessa Classics Estonia.

- Среди эстонских музыкантов, выступавших с огромным успехом на первых фестивалях в Одессе, был Андрес Мустонен, о котором, наверное, можно сказать, что он стоял у истоков этого фестиваля, но, как мы знаем, с этим человеком недавно произошла печальная история, связанная с тем, что он выступил с концертом в Новосибирске. Возможна ли сейчас хоть какая-то толерантность к артистам, считающим возможным выступать в России, или практически невозможно вообразить обстоятельства, которыми это можно оправдать?

- Я таких обстоятельств не вижу, потому что, по-моему, все очень ясно. История с Мустоненом очень тупая, потому что Андрес ведь - не пятиклассник, который неизвестно как попал неизвестно куда. Это был совершенно осознанный визит с его стороны.

Андрес Мустонен - гениальный музыкант, очень значительный человек нашего времени. И ирония судьбы ведь не только в том, что в 2015 году он приезжал открывать фестиваль в Одессе. Все же знают о его деятельности в советское время. Это ведь, по сути, было мощное диссидентство. Поэтому удивительно, что он попал в такую историю.

Андрес говорит, что просто поехал к своему российскому другу Репину. Но я знаю и одного другого друга Репина, который из-за войны уехал из Украины в Европу, а сын этого человека должен сейчас ходить в швейцарскую школу. Он ходит в нее как беженец, хотя до войны этот мальчик ходил в школу именно в Одессе. Так что история с Мустоненом, повторюсь, очень тупая, и шлейф от нее останется с ним еще очень надолго.

- Меэлис, вы на протяжении долгих лет занимаетесь проектами международного культурного сотрудничества, и в прежние годы одним из очень важных направлений в вашей деятельности было российское. Если оглянуться назад, не кажется ли вам, что культурное сотрудничество с Россией нужно было прекращать гораздо раньше, чем весной 2022 года, например, восемью годами раньше?

- Это очень трудная и чувствительная тема. Я могу вспомнить, что в 2016 году я делал акцию культурной дипломатии «1000 эстонцев в Санкт-Петербурге». Я думаю, что это была самая крупная двусторонняя культурная акция с участием Эстонии и России за период после 1991 года. Я напомню, что тогда на месте был и министр культуры Эстонии, который получил одобрение от правительства, то есть это не было так, что какой-то сумасшедший эстонец пригласил в Петербург тысячу своих друзей.

И мы тогда попали в России в очень жесткую ситуацию. Там были очень разные группы влияния, и для многих из таких групп наш приезд был сигналом, что такие контакты между двумя странами нужны, и что такая гражданская дипломатия полезна. Но были и такие группы, в которых были люди с погонами, которые считали, что такие акции уже не нужны. И из-за этих людей мы попали тогда в довольно проблемную ситуацию.

Тема действительно деликатная. Я сильно дружу с некоторыми одесситами последние примерно 13-14 лет. И я очень хорошо помню эту горячую дружескую линию Одесса - Москва. Мы же знаем, что если в Одессе рождался талантливый футболист, режиссер, музыкант или писатель, он ехал делать карьеру не в Киев, а в Москву…

- Среди футболистов все-таки были исключения, самое известное - Игорь Беланов, перешедший в «Динамо» (Киев)…

- Кстати, да, Беланов - одессит. Сейчас он очень активно участвует в территориальной обороне. Но творческая интеллигенция ехала в Москву и оставалась там жить.

И я думаю, что и после 2014 года у очень многих людей в той же Одессе не было таких уж больших претензий к России. Дело не только в том, что в Украине многим продолжали нравиться находящиеся в России в опале рок-музыканты, Юрий Шевчук в первую очередь. Важнее, что и Жванецкий продолжал выступать и в Москве, и в Украине, и Карцев тоже. То есть ситуация была совсем другой.

Но все поменялось 24 февраля 2022 года. Мне кажется, что тем людям, которые с этой даты позиционировали себя цивилизованными людьми, вели себя так, как повел себя цивилизованный мир, можно многое простить. Даже если мы посмотрим только на российский шоу-бизнес, то там было немало хороших сюрпризов. Многие люди повели себя очень порядочно. Но, конечно, очень много там и подонков, которым предстоит отмываться от своего позора очень долгие годы.

Смотрите в записи полную версию беседы!

Наверх