Скандал в НКО Slava Ukraini Ильмар Рааг: я тоже виноват (1)

rus.postimees.ee
Copy
Экс-руководитель НКО Slava Ukraini Йоханна-Мария Лехтме и член совета Ильмар Рааг.
Экс-руководитель НКО Slava Ukraini Йоханна-Мария Лехтме и член совета Ильмар Рааг. Фото: Konstantin Sednev

Член совета НКО Slava Ukraini Ильмар Рааг признал, что часть вины лежит и на нем, поскольку он вовремя не задал нужные вопросы. Однако, по словам Раага, скандал показывает с положительной стороны, что в НКО Slava Ukraini и среди ее партнеров большинство - честные люди, которые нашли силы и остановили это.

Rus.Postimees публикует перевод поста Ильмара Раага в социальных сетях:

Сегодня я отмечаю свой день рождения на учениях Сил обороны Эстонии «Весенний шторм 2023». И в то же время, возможно, это переломный день, когда нужно принимать решения. Дальше так продолжаться не может.

Как всегда это бывает, стакан одновременно наполовину полон и наполовину пуст. Начнем с более сложной части.

В этом году я также пожертвовал Украине минимум 1500 евро.

Как фрилансер я отклонил большинство предложений о работе, которые мешали бы заниматься украинскими вопросами. На самом деле я добровольно посвящал 80 процентов своего рабочего времени украинским вопросам. Это значит, что в то же время евро с моего банковского счета улетучивались. Сегодня там сумма в десять раз меньше, чем год назад. В десять раз! Ильмар, на что ты рассчитываешь? Это страшно.

На данный момент там осталось сбережений на два месяца. Дыра в кошельке уже заметна. Через два месяца я должен начать заниматься тем, что позволит заработать. Нет, не подумайте, что я беспокоюсь о нехватке работы. У меня болит сердце, поскольку Украина еще не победила. Эта цель, ради которой я работаю уже год, еще далека от достижения. Как я могу сказать своим украинским друзьям, что на меня больше нельзя рассчитывать? Я будто бы в тупике.

По иронии судьбы, мой день рождения пришелся на ту же неделю, когда скандал вокруг Slava Ukraini достиг своей кульминации. На данный момент я не могу об этом подробно говорить, поскольку я дал показания в полиции и поставил подпись, что буду хранить молчания о деталях случившегося до окончания расследования. Но я могу озвучит свою оценку случившегося.

Я тоже виноват в том, что не задал правильные вопросы в нужное время. Даже нахождение в совете, которого юридически не существует, накладывает на его членов моральные обязательства. Мое оправдание не может состоять в том, что со стороны все казалось идеальным. Я понимаю, что люди тоже имеют право испытывать ко мне недоверие. Я виноват.

Но теперь мы должны посмотреть на другую сторону медали.

Самая главная положительная деталь, о которой нельзя забывать, это наличие честных людей. Проблемы НКО Slava Ukraini не были обнаружены ни полицией, ни прессой. Несмотря на все недостатки, были и честные люди в НКО Slava Ukraini и среди ее партнеров, которые нашли в себе силы и остановили это. Если бы совет НКО Slava Ukraini 10 марта не прервал выплаты, которые я посчитал убыточными (личное мнение, правда о них будет раскрыта в конце расследования), то потерянная сумма, вероятно, была бы даже больше.

Я считаю, что моя Украина действительно делает успехи в борьбе с коррупцией.

Весь военный план России фактически заключался в том, что всех украинцев можно подкупить. Я впервые услышал в Toompea Akadeemia, что коррупция - это проблема безопасности, и сразу же увидел наглядное тому доказательство. Эпизод теперешней войны, в которой слишком быстро была сдана Херсонская область, носил признаки того, что некоторые чиновники были, вероятно, купленными за деньги изменниками.

Но сейчас Украина уже не пытается скрывать проблему. Когда публично сообщается, что последний председатель Верховного суда Украины коррумпирован, это действительно дает надежду. Мы не получаем таких сообщений из России. Мы должны говорить о коррупции в самом широком смысле. Если мы согласимся помалкивать о коррупции ради хорошего впечатления и смиримся с разговорами о национальных особенностях, мы только подтолкнем Украину к очередному кризису безопасности.

Во-вторых, мы никогда не должны забывать, что гнойник Slava Ukraini вскрыли не эстонцы, обвиняющие Украину, и не просто украинцы, а это было сделано совместным трудом. У нас одна цель - более честное государство, чего мы искренне желаем для нашего партнера.

Даже простые украинцы на самом деле ожидают более честного государства. Даже если у разоблачителя истории Slava Ukraini Александра Чернова могут быть свои недостатки, ничто не меняет того факта, что он решил начать говорить правду, рискуя своей спокойной службой, да и всей остальной жизнью. В Украине есть еще такие люди и они вселяют надежду. Я также хочу помочь как тем, кто воюет напрямую с агрессором на фронте, так и тем, кто воюет за лучшую страну в тылу Украины. Оба боя очень трудны.

Даже в случае с НКО Slava Ukraini нельзя забывать, что на самом деле Украине помогают многие организации, и вклад всех их вместе взятых очевидно больше, чем у Slava Ukraini. И большая часть помощи Slava Ukraini все равно добралась до нуждающихся, поскольку большинство сотрудников Slava Ukraini были честными и преданными своему делу людьми.

Итак, как нам двигаться дальше? Я слышал, что различные организации, которые помогают Украине, думают о хартии общих правил, следование которым снизило бы риски, а также дало бы обществу лучший способ контролировать свои пожертвования. Это очень хорошо.

Но это не решает мою проблему. У меня есть два месяца, чтобы решить, как поступить. А до тех пор я хочу из последних усилий сделать то, что я могу. Я хочу снять честный документальный фильм о фронте. Было бы лучше, если бы я начал прямо сейчас. В то же время я хочу помочь проектам организации SAB UA. Закрепленную за мной машину я отвезу в украинскую армию после «Весеннего шторма». В то же время необходимо достроить еще одну сауну для Украины.

И тогда я упрусь в стену. Я выберу только ту работу, которая мне нравится, но надеюсь, что она тоже будет связана с Украиной. На самом деле эта работа могла бы хорошо оплачиваться, поскольку тогда я мог бы еще и делать пожертвования для Украины.

Наверх