Реальная история «Больше всего зла я причинил маме»: разговор с бывшим алкоголиком

Анастасия Петерсон
Copy

В студию «Реальная история» пришел человек с очень тяжелой судьбой: из 38 лет своей жизни от употреблял алкоголь 30. За это время он пытался бросить много раз, но успешно получилось лишь полтора года назад.

В беседе с журналистом Анастасией Петерсон Антон рассказал, чем ему обернулась зависимость и как ему удалось ее побороть.

Антон, с чего началась ваша зависимость?

– Я все детство видел, как пьет мой отец. В доме постоянно стоял запах алкоголя, были пьянки, какие-то отцовские друзья, поэтому для меня такой образ жизни стал нормой. Ребенком я наблюдал эти картины. Рядом с домом работал алкогольный магазин, где рядом на лавочке местные оставляли недопитые бутылки так я первый раз и отхлебнул. Это случилось, когда мне было восемь лет. В целом двор у меня был атмосферный, там жило много парней, которые постоянно пили и создавали условия, при которых не пить или, по крайней мере, не попробовать было нельзя. Понимаете, когда я выпивал, мне становилась хорошо, и меня как ребенка это цепляло.

Антон и ведущая «Реальной истории» Анастасия Петерсон.
Антон и ведущая «Реальной истории» Анастасия Петерсон. Фото: Tairo Lutter

Как относилась ваша мать к тому, что домой приходит ребенок, от которого пахнет алкоголем?

– В раннем детстве я так сильно не напивался, чтобы от меня несло перегаром. Но если выпивал, то уже знал, что можно пожевать жвачку и не привлечь внимания. Пугаться мама начала, когда я уже учился классе в четвертом, тогда пить я начал активнее. Но в сильное употребление я ударился с восьмого класса. Старался, конечно, скрывать от родителей. Примерно в этот период жизни узнал, что такое тяжелое похмелье. При сильной степени опьянения я старался не приходить домой, а оставаться у друзей.

Вы ходили в школу?

– Да, ходил. Окончил девять классов, потом с горем пополам окончил училище и получил специальность. Именно в этот период жизни я понял, что алкоголь меня полностью захватил и я больше без него не могу.

В какие неприятности вас втягивала зависимость?

– Страшных моментов в жизни было столько, что я все и не помню. Самое страшное было, что от этого страдали родители и друзья. Я ведь под действием алкоголя чувствовал себя храбрым, впутывался в криминальные истории, начал воровать и все это приносило мне удовольствие, эйфорию. Помимо всего, я до поры до времени не попадался, что давало чувство безнаказанности.

Антон.
Антон. Фото: Tairo Lutter

В вашей жизни была только алкогольная зависимость?

– Я употреблял тяжелые наркотики, о чем долгое время не догадывались мои родные. Впервые я покурил траву в восьмом классе, но мне не понравилось. А вот после 30 лет я попробовал уже внутривенно тяжелые наркотики и слетел с катушек. Причиной стали семейные проблемы, от которых я решил спрятаться таким способом. Ушел из дома в квартиру-притон, где употребляли алкоголь и наркотики люди, в основном освободившиеся из тюрем после длительных сроков. Меня затянула такая среда. Я взял кредиты, чтобы на эти деньги покупать наркотики и какое-то время жил в свое удовольствие. Со временем среди этого окружения стали умирать люди от передозировок, помимо всего прочего, и контингент там был опасный. Меня могли и убить, поэтому я решил, что пора завязывать и ушел оттуда, завязав навсегда с наркотиками. В дальнейшем на этой квартире произошло жестокое убийство, и многие из той компании до сих пор сидят в тюрьмах. Наверное, меня бог в свое время отвел, а иначе и я бы с ними тоже сейчас сидел.

Можете ли вы вспомнить период, когда из-за алкоголя вы достигли дна?

– Наверное, это случилось, когда я в последний раз приехал в Таллинн. Я жил уже какое-то время в трезвости, но вновь сорвался и тогда буквально стал жить на улице. Среди моего окружения были такие же употребляющие бродяги, как и я, они ни к чему не стремились и не могли направить меня. Никаких центров помощи для зависимых я не знал. Спал где попало, мне было совершенно все равно. Но с улицей я познакомился раньше, когда умер отец, а мать выгнала меня. Вот тогда я научился собирать бутылки, воровать в магазинах продукты, искать еду по помойкам.

Когда вы поняли, что пора лечиться?

Понял я это, когда абсолютно все потерял. Разрушил отношения с родителями, братом, потерял собственную семью, от меня отвернулись друзья. Я ведь мог спокойно обокрасть близких, я столько всего страшного натворил за свою жизнь... Сейчас я восстановил общение с родной тетей, наверное, она меня простила. А с мамой мне не удалось наладить контакт.

Антон.
Антон. Фото: Tairo Lutter

Что помогло в борьбе с зависимостью?

Я перепробовал много разных методов. Но больше всего на меня подействовал реабилитационный центр Армии спасения. До этого я уже пытался лечиться в подобных центрах, и когда попал в очередной, у меня никаких особых ожиданий не было. Однако, я прекрасно помню тот день, когда туда попал. Я вышел из вытрезвителя, вернулся на Центральный рынок, где у меня под забором был свой пуфик, одеяло. Утром открыл глаза, а на мне лежит снег. И вот тогда понял, что сейчас мне дорога только к исцелению. Хотя я шел в Армию спасения с мыслью, что немного поживу там и уйду, но получилось ровно наоборот. Я прошел полную реабилитацию. Все это мне давалось нелегко, но проведенное там время - самое ценное. Наконец-то моя жизнь наполнилась смыслом. Я до сих пор учусь жить, быть ответственным, быть благодарным и честным хотя бы перед самим собой. По-новому трезво смотрю на этот мир.

Иногда чувствуете тягу к алкоголю?

– Да, бывает. Но сейчас я знаю, что мне есть что терять, если снова сорвусь. Возвращаться в прошлое я точно не хочу. Иногда я прихожу на суповую кухню и кормлю клиентов Армии спасения, и такие действия меня отрезвляют и напоминают о той жизни, из которой я вырвался.

Что вы можете сказать людям, которые стоят на пороге избавления от алкогольной зависимости?

– В первую очередь, нужно решиться и прийти в центр, где тебе помогут. Самостоятельно справиться с зависимостью крайне сложно. Надо понимать, что выздоровление не произойдет сразу, это долгий процесс, к которому придется приложить много времени и терпения. Но, если вы попали на реабилитацию, не обманывайтесь первыми победами, завершите программу до конца, иначе срывы будут продолжаться.

Антон, а как вы думаете, вас мать простит?

– Я думаю, да. Я стараюсь не терять надежды. Я понимаю, что больше всего зла я причинил именно маме.

Какие бы вы главные слова сказали ей?

– Мама, я тебя люблю.

Антон.
Антон. Фото: Tairo Lutter
Наверх