«Врачи предлагали пересесть в коляску»: параспортсменка из Эстонии о том, как не зависеть от ограничений

Анастасия Петерсон
Copy

Каждый человек сталкивается с определенными вызовами в своей жизни, но для людей с проблемами опорно-двигательной системы эти вызовы могут быть особенно сложными. Преодоление физических ограничений требует значительных усилий, воли и терпения.

В студии «Реальная история» журналист Анастасия Петерсон встретилась с параспортсменкой с диагнозом ДЦП, которая смогла достичь серьезных высот в спорте. Ее зовут Елена Пиппер, и она расскажет о своем опыте занятий спортом, а также о том, как она преодолевает свои физические ограничения.

– Елена, каким видом спорта вы занимаетесь?
– В основном я занимаюсь жимом лежа или, другими словами, штангой для инвалидов. Я сразу хочу показать медали, которые лежат на столе. Я участвовала в Кубке мира в Тбилиси. Я получила две золотые и две серебряные медали в весовой категории до 73 килограммов. Всего принимали участие в соревнованиях 20 стран и 94 спортсмена.

Елена Пиппер и Анастасия Петерсон.
Елена Пиппер и Анастасия Петерсон. Фото: Mihkel Maripuu
Медали Елены Пиппер.
Медали Елены Пиппер. Фото: Mihkel Maripuu

– Что вас побудило начать заниматься спортом и когда это произошло?
– Я спортом занималась с рождения. Мама ставила меня на лыжи, я занималась и бегом, и ходьбой. В школе я была освобождена от урока физкультуры. Первые серьезные тренировки у меня начались с 1988 года, когда я окончила школу. Это было плавание для инвалидов, которым я занималась 15 лет подряд. Выступала на соревнованиях в Швеции и Финляндии, чтобы выполнить норму и попасть на Олимпийские игры. Но легкая атлетика и плавание – очень популярные виды спорта среди инвалидов, поэтому там всегда очень высокая конкуренция. Так что на Олимпийские игры тогда я не попала.

Но хочу обратиться к аудитории с призывом, что в плавание берут в любом возрасте, с разной степенью подготовки. Обязательно приходите заниматься в клуб Meduus, который предлагает прекрасные условия для людей с особыми потребностями. После плавания я начала заниматься академической греблей, тренировки проходили на озере Харку. Мы вновь были настроены пройти нормативы и попасть на Олимпийские игры 2012 года. У нас была команда из четырех человек, среди которых были двое с физическими нарушениями и двое инвалиды по зрению. Мы были хорошо подготовлены, но, к сожалению, у нас не получилось попасть на Олимпиаду в Лондон.

Елена Пиппер.
Елена Пиппер. Фото: Mihkel Maripuu

– Какой вид спорта вы в итоге выбрали?
– Я выбрала индивидуальный вид спорта жим лежа и штангой, хожу в спортзал. Если кто-то заинтересуется, то я буду рада новым спортсменам, которые будут со мной заниматься. Это могут быть люди с разными диагнозами. Могут люди маленького роста, с двигательными и зрительными нарушениями. С 15 лет можно выступать на международных соревнованиях, так что я жду людей любого возраста.

– Расскажите о своем диагнозе.
– У меня детский церебральный паралич. Мои нарушения видны, когда я хожу. Я родилась шестимесячной, а первые шаги сделала, когда мне было два с половиной года. Я безумно благодарна моим родителям, которые внесли огромный вклад в мое здоровье, я постоянно посещала массажистов, занималась лечебной физкультурой. На тот момент не было никаких центров, где предоставлялись бы услуги социальной реабилитации. Но в Хаапсалу был санаторий, который существует до сих пор и, к сожалению, это на данный момент это единственный центр, предоставляющий большой спектр реабилитационных услуг для инвалидов.

Врачи в детстве мне предлагали пересесть на коляску или использовать роллаторы, но я отказалась и хожу самостоятельно. У меня продолжается спастика в левой руке и в целой в левой стороне тела, также с рождения у меня косоглазие.

Елена Пиппер и Анастасия Петерсон.
Елена Пиппер и Анастасия Петерсон. Фото: Mihkel Maripuu

– Как вам помогает спорт?
– Если ты двигаешься, ты живешь. У нас в детстве была квартира на четвертом этаже доме без лифта. Я поднималась и спускалась всегда сама. Если бы мы жили в доме с лифтом или на первом этаже, я не ходила бы так хорошо сейчас. Я, конечно, иногда опираюсь на стены и ищу точки опоры, так как теряю равновесие. Было несколько раз в жизни, когда я падала на ровном месте. Я не могу сказать, что полностью контролирую свою болезнь, но я поддерживаю ее в таком состоянии, чтобы она не прогрессировала.

– Какими видами спорта вы еще занимались?
– Когда я была моложе, то ездила в международные лагеря для детей с инвалидностью и занималась виндсерфингом, пробовала прыжки с парашютом, пробовала и конный спорт, также участвовала в Таллиннских марафонах. В Эстонии я попробовала почти все виды инваспорта.

Кстати, очень популярен и яхтенный спорт, у нас есть специальные лодки и подъемник, который помогает спортсмену попасть в лодку. Также есть клубы, где инвалиды занимаются и керлингом, и баскетболом.

– Как так получилось, что мама стала вашем тренером?
– Совершенно верно, сейчас мама – мой тренер. До этого был Максим Игнатенко, который остался в спорте, но не каждый может себе позволить сорваться и поехать на неделю со мной на международные соревнования. Ну а мама меня знает лучше всех, все мои особенности в физическом плане и психическом. Умеет меня успокоить. Знает, как делать мне персональный массаж. Следит за моим питанием, так как сама профессиональный повар.

Да, она к спорту не имеет отношения, но со мной сейчас все освоила и прекрасно ведет себя на соревнованиях. Родители детей-инвалидов знают досконально все о своем ребенке: и как повернуть ногу, и как наклонить спину, поэтому иметь такого персонального тренера очень удобно.

– А есть ли минусы?
– О, да! Мы с мамой, помимо совместного посещения соревнований, еще и живем рядом друг с другом. Конечно, общения с мамой может когда-то стать слишком много и эмоциональные встряски могут стать помехой в достижении результатов.

Анастасия Петерсон.
Анастасия Петерсон. Фото: Mihkel Maripuu
Наверх