Видео ⟩ «Мама, почему ты белая, а я коричневый?»: трогательная беседа с жительницей Эстонии, воспитывающей мулата (1)

Анастасия Петерсон
Copy

Расизм и дискриминация в нашем обществе по-прежнему существуют, и это может быть особенно больно для самых незащищенных групп – детей.

Журналист Анастасия Петерсон в студии «Реальная история» поговорила с матерью темнокожего ребенка Юлией Ало и узнала, с какими трудностями сталкиваются такие родители, как их преодолеть и в какой культуре воспитывать детей.

Юлия, расскажите сколько лет вашему ребенку, где вы живете?

– Моего сына зовут Рей-Виктор, ему шесть лет, сейчас живем в Таллинне. Родился он в Йыхви и первые два года прожил там. Вообще я хочу сказать, что у меня абсолютно великолепный ребенок. Умный, сильный духом и очень выносливый. Я так говорю, потому что начала работать, когда ему исполнилось четыре месяца, и повсюду брала его с собой, за исключением зарубежных поездок.

Юлия и Анастасия Петерсон.
Юлия и Анастасия Петерсон. Фото: Tairo Lutter

Как вы воспитываете своего ребенка и учитываете ли, что он отличается от других детей?

– Я считаю, что воспитание – это прежде всего личный пример. Я не делаю никаких акцентов и воспитываю сына, как бы воспитывала любого другого ребенка. Было время, когда ни дети, окружающие его, ни он сам не понимал своих особенностей. Лишь однажды прозвучал вопрос: мама, почему ты белая, а я коричневый? Я объяснила следующим образом: твой папа черный, а если смешать белый и черный, получается коричневый цвет. Рею такой ответ понравился и в целом у него все проще. Он как-то сказал, что, если мы поедем в Китай, то мы станем китайцами. То есть у него в понимании не надо кем-то рождаться, можно стать кем ты хочешь.

Вы два года жили в Йыхви. Как вели себя окружающие?

– Сын рос в том же дворе, где жила я, поэтому я знала всех соседей и ничего кроме радости и умиления с их стороны не видела. Никаких вопросов или косых взглядов не было.

Как у Рея обстоят дела в детском саду?

– У нас чудесный детский сад Tähekese в Мустамяэ. Я выбрала его, потому что он находился напротив дома, где мы на тот момент жили. Но когда я зашла внутрь в первый раз, мое внимание привлек стенд, на котором была нарисована большая радуга, на которой каждый цвет был подписан ценностями этого детского сада. Среди прочего там было написано – толерантность. Мне стало сразу понятно, что мой выбор правильный. Рею было почти три года, когда он пошел туда. В его группе нет детей-мулатов, но в других группах такие детки есть. Хочу отметить, что первые месяцы посещения ребенком группы, воспитатели его не выпускали из рук, и мне даже было неловко перед другими, потому что казалось, что другим детям уделяется меньше внимания. Но я понимаю воспитателей. Рей очарователен!

Как вы прививаете ребенку культуру Нигерии, откуда родом его отец?

– Мой сын растет в культуре той страны, в которой родился. Все остальное – просто кровь. То есть насколько он нигериец, настолько и ашкенази. В нем течет и польская, и украинская кровь. Поскольку я с ним говорю по-русски, а папа по-английски, он понимает на двух языках. Сейчас уже осваивает и эстонский язык, конечно. Я не хочу сказать, что это неважно, но мой ребенок космополит. Он должен быть космополитом. Сейчас культуру страны происхождения своего отца он познает через еду. Папа любит ему готовить. Причем, это обычная курица, рис или паста, но блюдо приготовлено так, как я никогда не смогла бы.

Юлия.
Юлия. Фото: Tairo Lutter

Приходилось ли сталкиваться со случаями расизма и как вы на них реагируете?

– У нас был только один случай проявления нетерпимости, но мне кажется, что у того человека было больше претензий ко мне, чем к ребенку. Его очень возмутил тот факт, что я позволила себе брак или даже контакт с человеком другого цвета кожи. Тем более, с иностранцем. Я вызвала полицию. Я считаю, что такие вещи нужно пресекать и никто не имеет права никому делать замечания по поводу личной жизни или детей.

Практика показывает, что эстоноязычные более позитивны в этом отношении. У нас был случай, когда передо мной придержал дверь эстонский мужчина, долго смотрел на Рея, который еще сидел в коляске, и потом сказал: это наш первый темнокожий президент Эстонии. Как-то даже было, что к сыну подошли и подарили баскетбольный мяч со словами, что он будущий знаменитый баскетболист. Думаю, исторически так сложилось, что несчастные люди будут всегда и всем недовольны. Меня, к примеру, люди в костюмах от Brioni никогда не обижали, но смело могут что-то кинуть вслед люди в маленьком магазине обычного спального района. Поэтому я в такие места не хожу и выбираю сама окружение, как свое, так и моего ребенка. Пока я могу на это повлиять.

Юлия и Анастасия Петерсон.
Юлия и Анастасия Петерсон. Фото: Tairo Lutter

Расскажите, вы схожи темпераментами с сыном?

– О да, мы оба очень темпераментные. Особенно это можно наблюдать по утрам, если мы опаздываем, сын ходит за мной по пятам и повторяет: «Мама, только не взорвись!» Если он на грани, я его пытаюсь успокоить. Так что мы друг друга уравновешиваем. Я даже думаю, если говорить о взаимном воспитании, то он воспитывает меня больше, чем я его. С его появлением в моей жизни очень многое изменилось. Я стала совершенно по-другому относиться к людям.

К чему нужно быть готовым тем, кто намерен вступить в межнациональный брак?

– Я считаю, что в любви самое главное - равенство. Я говорю не о равных правах, а о том, что люди должны быть равнозначны друг другу. У них должны быть одинаковые ценности, интересы и моральные принципы. Если этого нет, ничего не сложится. Мне кажется, что вообще говорить о межнациональном браке как об особенности – это большой пережиток прошлого. Мир открыт. Возможно, на нас давит прошлое, когда все было закрыто и мы жили обособленно, но остальной мир всегда жил иначе, там таких предрассудков, как смешанные браки не было никогда.

Расскажите, как научиться так любить своего ребенка?

– Это не случилось сразу. Самое сложное в моей жизни было научиться любить. Рей незапланированный ребенок, но это не значит, что он от этого менее любим. Первое волшебство случилось, когда я впервые услышала его сердцебиение. Я хочу обратиться ко всем женщинам, которые планируют или уже впервые готовятся стать мамами: этот ребенок может быть отличным от других, у него могут быть какие угодно особенности - вы все делаете огромную работу. Нужно быть готовым к тому, что, когда ребенок очень маленький, он не дает никакой обратной связи, и ты не понимаешь, нравишься ему вообще или нет. Все постепенно придет!

Юлия.
Юлия. Фото: Tairo Lutter

Это счастье, когда к тебе бежит твой ребенок и улыбается. Сильнее связи между матерью и ребенком никогда не будет. Все идет изнутри, в результате большой работы над собой. Понимаете, мое эго всегда было больше, даже, когда Рей родился, ничего не изменилось. Чтобы прийти друг к другу, мы прошли четыре непростых года. Но это отношения на всю жизнь!

Комментарии (1)
Copy
Наверх