Игорь Калакаускас ⟩ Ну, что ж ты, Женя?.. (1)

Игорь Калакаускас
, педагог, публицист
Copy
Игорь Калакаускас.
Игорь Калакаускас. Фото: Mihkel Maripuu

Мятеж Пригожина оказался по факту дешевым водевилем. Однако нет никаких сомнений, что наш восточный сосед напомнит о себе еще не раз в самое ближайшее время. Процесс самоуничтожения, инициированный Кремлем, идет по плану, который меняется по нескольку раз в год. Нам остается лишь надеяться, что мы не станем объектами кремлевских стратегий, поскольку ничего хорошего это нам не сулит, пишет Игорь Калакаускас.

Мне кажется, что некая зловещая связь нашего государственного развития с историческими перипетиями и «загогулинами» Российской Федерации должна быть рассмотрена в какой-то научной работе. Если не в докторской, то хотя бы в магистерской. Полтора года назад, когда мы готовились скромно отметить 104-ю годовщину провозглашения ЭР, Владимир Путин нанес удар по Украине, развязав самую кровавую войну за всю историю своего правления. В итоге праздничное настроение гостей, пришедших послушать речь президента Эстонской Республики, было в значительной степени омрачено событиями в Украине. Помнится, я заранее получил приглашение ETV+ прокомментировать ту самую речь, а комментировал куда более важное событие.

23 июня этого года все закрутилось вечером – именно в тот момент, когда немалое число эстоноземельцев, подкрепившись традиционным шашлыком и подшлифовав его всевозможными напитками, уже готово было начать прыжки через костер и отправиться в лес в поисках цветов папоротника, а кое-кто сплел венок и искал подходящий водоем для отправки его с известной целью. И вот под занавес летнего праздничного дня нам пришлось погружаться в информационные порталы, чтобы отследить передвижение военизированных колонн на юге России.

Военный мятеж Пригожина, который практически с первого момента больше походил на незатейливый водевиль с элементами ужаса, вызвал бурную реакцию в мире. «Поход ЧВК на Москву» напомнил мне сюжет старого советского мультфильма «Ограбление по-…». Напомню, что названный фильм состоит из четырех новелл, каждая из которых показывает ограбление банка с характерными особенностями той или иной страны. Пародия получилась довольно тонкой, поскольку высмеивала не традиционные наши представления об американцах, французах и итальянцах, а предлагала некий набор узнаваемых кинематографическим штампов.

Мятеж Пригожина в этой связи оказался пародией на итальянский вариант грабежа, показанный в том мультфильме. Но если погрязший в долгах мультипликационный герой, отец многодетной семьи занимает у всех деньги, обещая отдать долг после ограбления банка и торжественно вносится на руках друзей в банк (работники банка добровольно буквально распихивают купюры по карманам и сумкам грабителя), то наш несостоявшийся Рэмбо принимает решение столицу не брать и … исчезает – к полному удивлению тех, кто приготовился посмотреть крутой боевик. Боже, какое разочарование!

Чем ближе было к эпицентру, тем более отчаянные прогнозы давали политологи, политики, российские оппозиционеры. Ерничать по поводу последних мне не хочется: по-человечески я понимаю желание этих людей увидеть признаки крушения путинской вертикали в любом, происходящем в России мало-мальски заметном конфликтном событии. Вынужденные покинуть родину продолжают надеяться на то, что успеют при жизни хотя бы какое-то время пожить в «прекрасной России будущего». Я бы на их месте вел себя приблизительно так же.

Но вот местные общественные деятели, политики и политологи не удержались, чтобы не поддаться соблазну провозгласить начало гражданской войны в России, раздать кучу советов своим гражданам и традиционно заверить всех в том, что мы все, как один, встанем стеной на защиту наших ценностей и государственной целостности. Кстати, что-то мне подсказывает, что Путин тоже в душе надеялся на более мощную поддержку глубинного российского народа и чиновников на местах, но реакция была вялой, без огонька.

Чтобы не вводить никого в заблуждение, мне придется еще раз повторить то, что для меня является очевидным: Россией управляют сейчас люди, которых, не дожидаясь решений международных судебных инстанций, можно смело называть преступниками. Степень вины каждого из них будет рано или поздно определена. Не уверен, что на скамье подсудимых окажется Путин, высшее военное командование РФ и те, на чьей совести жизни десятков тысяч людей. Пригожин, чей кровавый послужной список вряд ли вызывает сомнения у здравомыслящих людей, из всех активных участников этой войны, пожалуй, самый циничный и беспринципный.

Но я все равно пытаюсь понять наших ведущих политиков, когда они начинают предпринимать попытки привлечь внимание к своим персонам, делая заявления по поводу международных событий. Большая политика (или, если угодно, «геополитика») – дело весьма тонкое, требующее взвешенного подхода. Тут главное не первым прокомментировать и дать прогноз, а взвесить все риски и найти подходящие слова. Не думаю, что в Кремле, затаив дыхание, наблюдали за реакцией обитателей Дома Стенбока и Тоомпеа. Однако уверен, что кому надо, тот все отследил и зафиксировал.

Что имеем в итоге? Поспешные выводы и малозначительные заявления наших лидеров и обозревателей, недвусмысленные призывы премьер-министра к Украине «воспользоваться окном возможностей». Рухнувшие надежды на то, что «началось!» и возвращение к тому, чем наше правительство так не любит заниматься: разъяснением населению страны, как исполнительная власть собирается выходить из тяжелейшей экономической ситуации и почему именно это решение она считает самым оптимальным.

Нет никаких сомнений, что наш восточный сосед напомнит о себе еще не раз в самое ближайшее время. Процесс самоуничтожения, инициированный Кремлем, идет по плану, который меняется по нескольку раз в год. Как бы нам ни хотелось, мы будем последними, с кем Москва захочет обсудить перспективы. Нам остается лишь надеяться, что мы не станем объектами кремлевских стратегий, поскольку ничего хорошего это нам не сулит.

Комментарии (1)
Copy
Наверх