ВАДИМ ШТЕПА Захлопнутое окно в Европу, или Как Кремль отомстил Финляндии

Вадим Штепа
, публицист
Copy
Вадим Штепа.
Вадим Штепа. Фото: личный архив

Менее недели назад российскими властями было принято решение о закрытии генконсульства Финляндии в Санкт-Петербурге. Публицист Вадим Штепа пишет, что с закрытием дипмиссий западных стран нынешний Санкт-Петербург фактически утратил свою символическую миссию окна в Европу. Таким образом, «самый европейский город России» стал противоречить своей собственной исторической природе. Автор задается вопросом о том, как долго сможет просуществовать этот странный кентавр.

На прошлой неделе, 6 июля, МИД России объявил о закрытии генерального консульства Финляндии в Санкт-Петербурге. Вероятно, это стало «местью» Кремля за вступление этой страны в НАТО.

Финское генконсульство в тогдашнем Петрограде было открыто ровно 100 лет назад, в 1923 году, правда, в 1938-1967 гг. оно не работало, но затем возобновило свою деятельность, опекая растущие советско-финские экономические связи на Северо-Западе. А в постсоветское время это региональное дипломатическое представительство (с отделением в Карелии) превратилось для жителей северо-западных субьектов РФ в основной «визовый мост» в Европу.

С начала ХХI века до пандемии 2020-2021 гг. и последующей российской войны против Украины, практически оборвавшей связи России с Европой, финское консульство в Петербурге ежегодно выдавало гражданам РФ около полумиллиона шенгенских виз. Это был дипломатический рекорд; ни одно региональное консульство любой другой страны в России его не побило.

Финны, конечно, были не совсем довольны, что россияне зачастую использовали их страну лишь как транзит для перелета к южным берегам, но, в любом случае, даже транзитные пассажиры оставляли свои деньги в финских аэропортах. А многие петербуржцы специально и регулярно ездили в приграничные финские города на шопинг, попутно заказывая экскурсии и останавливаясь в гостиницах. Причем доехать на маршрутке до Финляндии из Питера было ближе и дешевле, чем до Москвы.

Кстати, именно так, за пару десятилетий, сформировалась определенная ментальная разница петербуржцев и москвичей. Многие из первых, ездившие на выходные в Европу, труднее поддавались обработке официозной пропагандой, чем вторые, которые, по причине близости к власти, охотнее проникались ее великодержавными и антиевропейскими настроениями.

Назад в Московию...

Но за последние годы, и особенно с началом полномасшабной войны, Кремль постепенно прикрывал эту местную вольницу. Ликвидация финского консульства стала финальным аккордом, а например, консульства Эстонии и других стран Балтии в Петербурге были закрыты по требованию российского МИДа в апреле прошлого года. Петербургские генконсульства США и Великобритании прекратили свою работу еще в 2018 году. А в феврале текущего года в Петербурге закрылось и консульство Нидерландов - по иронии истории, той самой страны, где царь Петр когда-то учился строить корабли.

Таким образом, нынешний Санкт-Петербург фактически утратил свою символическую, воспетую Пушкиным миссию «окна в Европу». Кремлевская власть его наглухо захлопнула. И «самый европейский город России» стал противоречить своей собственной исторической природе. Как долго сможет просуществовать этот странный кентавр?

Кремлю очень не понравилась недавняя инициатива украинских законодателей о переименовании России в Московию. Но по факту российская власть сама и осуществляет эту трансформацию. Объявив почти все европейские страны «недружественными», Россия действительно провалилась в эпоху изоляционистской Московии Ивана Грозного. Да, тогда в Москве было несколько европейских посольств, но в других городах иностранцам запрещалось иметь свои дипломатические представительства. Вот и сегодня иностранные консульства в различных российских городах (не только в Петербурге, но и в Екатеринбурге, Новосибирске и т.д.) закрываются, а резко сокращенный штат посольств остается только в Москве.

…или вперед в Ингрию?

Из Петербурга в последние годы уехали за границу, по минимальным оценкам, десятки тысяч людей современных профессий, не пожелавших вписываться в архаично-изоляционистский и агрессивно-имперский режим. В этом есть некоторый парадокс: все-таки Петербург сам долгое время был столицей империи. Однако множество нынешних петербуржцев мыслит не имперски, а «регионалистски».

Петербургские политэмигранты часто говорят об Ингрии (Ингерманландии) - так назывался этот регион до его включения в Российскую империю. Впрочем, даже в первые годы в ее составе он именовался «Ингерманландской губернией». А сегодня носит нелепое название «Ленинградская область», хотя города Ленинграда уже давно не существует.

Ингерманландские регионалисты проводят историческую параллель с Веной. Когда-то из этого города управляли довольно обширной Австро-Венгерской империей, а сегодня он остался столицей весьма небольшой, но развитой Австрии. И для Ингрии они видят схожую перспективу.

В начале июля активисты движения «Свободная Ингрия» приняли решение сформировать одноименный взвод в составе Иностранного Легиона ВСУ. Это весьма серьезный шаг на пути от красивых мечтаний о будущем (свойственных многим политэмигрантам) к их практическому воплощению. Если проект этого взвода реализуется, возможно, Ингрия как политический субъект возродится именно в Украине, потому что в самом Петербурге и области сегодня этот «сепаратистский» топоним имеет полузапрещенный характер: в коммерческой сфере он иногда используется, но ни один депутат не решается произнести историческое имя своей земли.

А как показала история с ЧВК «Вагнер», даже небольшое военное формирование может запросто занимать миллионные российские города. Так что если этот взвод однажды войдет в Петербург, он не просто вновь откроет «окно в Европу», но вообще взломает эту новую «берлинскую стену», возведенную кремлевскими имперцами. И тогда Эстония на востоке будет граничить не с агрессивной империей, но с еще одной Балтийской страной - компактной и дружественной. Конечно, сегодня это может показаться фантастикой, но события последних лет и даже месяцев уже многому отучили удивляться.

Наверх