ЭКСПЕРТ ⟩ У Киева есть два варианта прорыва и очень мало времени

Эркки Коорт
, эксперт по безопасности
Copy
У Украины есть около шести недель, чтобы добиться прорыва, прежде чем местность станет непроходимой для бронетехники.
У Украины есть около шести недель, чтобы добиться прорыва, прежде чем местность станет непроходимой для бронетехники. Фото: ARIS MESSINIS / AFP

Что произойдет, если к осени не будет значительного прогресса? Кто устанет первым? Каковы возможности перемен на украинских фронтах, пишет и эксперт по безопасности Академии внутренней обороны и издания Postimees Эркки Коорт.

Масштабное наступление продолжается уже некоторое время, но продвижение минимален. Киев продемонстрировал продвижение, но оно пока минимально и стратегического прорыва не произошло. Хорошо еще, что Российские войска стоят на месте или отступают.

Украина выбрала тактику, которая позволяет сохранить больше человеческих жизней, чем лобовые атаки в российском стиле. Понятно, что пройдет время, прежде чем удастся в достаточной мере уничтожить пути снабжения противника, разрушая мосты и уничтожая созданные склады боеприпасов.

В ходе контрнаступления заметны те же ошибки, что совершала и Россия, начиная вторжение 2022 года, – переоценка собственной мощи и недооценка противника. В прошлом году Украина добилась крупных побед при частичном освобождении Харьковской и Херсонской областей. С зимы и весны 2023 года оказывалось психологическое воздействие: вот-вот начнется контрнаступление. Это должно было держать противника в постоянном тревожном ожидании нападения и сказываться на его боевом настрое. Ожидания победы были задраны высоко, и другая сторона стала прилагать еще больше усилий для построения оборонительных рубежей.

В широкой перспективе, следующим шагом, по-видимому, будет заход за линию обороны либо через российскую территорию, либо через Днепр.

В западных СМИ звучало мнение различных правительственных чиновников о том, что украинские войска не используют то, чему их учили, и возвращаются к своей структуре управления. Ссылались на недостатки в обучении, т. е. восьми недель мало для освоения западных танков. Здесь уже очередь НАТО посмотреться в зеркало. Кто медлил с передачей танков, которые могли уже в прошлом году выйти на поле боя? Также, одной из важных составляющих западной военной доктрины является превосходство в воздухе. Украина успешно установила в своем небе «бесполетную зону» с помощью поставленной Западом системы ПВО, но до господства в воздухе еще далеко.

Цена задержки

Запад намеренно затягивал с поставками боевой техники. Во-первых, в надежде, что война быстро закончится. Конечный результат войны был бы важен для Запада, но смирились, что он может оказаться не безупречным.

Во-вторых, на успех Украины надеялись и при имеющемся вооружении. В какой-то момент стало ясно, что это невозможно, поэтому военной техники давали все больше и больше. Точно также было и с медленным запуском производства боеприпасов. Мол, может быть, в этом нет необходимости, и это уж очень нехорошо, если не удастся сбыть.

В-третьих, по мнению ряда стран, слишком быстрое предоставление боевой техники рассердило бы Москву. После каждой поставки Кремль заявлял о том, что рассматривает ее как законную цель, но существенно нарушить каналы поставок ему не удалось.

В качестве четвертой причины можно назвать опасение, что Украина не сможет одновременно эффективно принять к использованию в своих войсках множество новых и специальных систем.

Успешное освобождение территории должно было начаться весной немедленно, но при этом резервы еще не были введены в бой. Террористическое государство успело окопаться, научиться тому или иному, а задержка с предоставлением оружия помогла подготовиться против этого оружия. Бронетехника, переданная Украине, была бы намного эффективнее против русских прошлой осенью, чем этим летом. Если тянуть достаточно долго, эффективность передачи истребителей тоже снизится.

Если бы западные танки вышли на поле боя уже в прошлом году, их воздействие и эффективность были бы выше. Затягивание с передачей истребителей создает аналогичный контекст. Фотографии Фредди Верслуйса, главы бельгийской оборонной компании OIP Land Systems, со склада которой для Украины было закуплено 50 танков Leopard 1. REUTERS
Если бы западные танки вышли на поле боя уже в прошлом году, их воздействие и эффективность были бы выше. Затягивание с передачей истребителей создает аналогичный контекст. Фотографии Фредди Верслуйса, главы бельгийской оборонной компании OIP Land Systems, со склада которой для Украины было закуплено 50 танков Leopard 1. REUTERS Фото: Ив Херман

Россия оказалась в определенных аспектах способной к обучению, но это коллективно недооценивалось. В нападении они не добились успеха, но установка целых складов мин окупилась. Те, кто выживал, учились сражаться все лучше и лучше.

Какие варианты впереди?

Украина имеет очень хороший опыт приготовления неожиданностей для врага. На протяжении всей этой войны Киев преподносил стратегические сюрпризы. Лучшим примером этого является акция против российского военно-морского флота, то есть страна, не имеющая собственного флота, смогла потопить один из флагманов страны с одним из самых больших флотов и заставить тревожиться весь остальной флот.

Простое наступление в лоб на фронте не поможет, и Киев должен предпринять какие-то быстрые шаги, чтобы дестабилизировать российский фронт. Для этого подошло бы какое-то событие, которое нарушило бы цепочку управления российской армией и дало возможность воспользоваться обезглавленным состоянием врага.

Взрыв Каховской плотины, безусловно, изменил планы нападения Украины. Создание небольших плацдармов на восточном берегу Днепра свидетельствует о том, что форсирование реки и наступление оттуда вовсе не является невозможным шагом. Скоро откроется окно возможности, когда земля достаточно высохнет после наводнения, а осенние дожди еще не придут, что позволит обеспечивать передвижение более крупных сил. Вообще говоря, кажется, что следующий шаг – зайти за линию обороны либо через российскую территорию, либо через Днепр.

Комментарии
Copy
Наверх