ДАНИИЛ КУРАКИН ⟩ Когда у нас на церквях будут развеваться радужные флаги как в Германии? (18)

Copy
Даниил Куракин.
Даниил Куракин. Фото: Taavi Sepp

Не так давно Эстония установила равенство брака. Молодежный активист Даниил Куракин, в августе побывавший на мероприятиях недели гордости в Гамбурге, сравнивает ее масштабы с такой же неделей в Таллинне, и приходит к выводу, что до германского уровня принятия обществом квир-людей Эстонии придется идти еще довольно долго. В то же время этот уровень, по его мнению, вовсе не утопичен для нашей страны. 

В первую неделю августа в немецком Гамбурге состоялась неделя гордости, аналогичная той, что проводилась в Таллинне в начале июня. Я побывал на этом мероприятии и теперь у меня появилось более полное понимание того, как в будущем будет выглядеть прайд в Эстонии, а также стало ясно, с какими проблемами немцы уже справились, а какие им еще предстоит преодолеть.

Самыми заметными - в буквальном смысле - деталями недели гордости в Гамбурге были радужные флаги. В то время как на нашей неделе гордости в Таллинне сложно было найти хотя бы десяток флагов ЛГБТК+ сообщества (а те, что были, висели на зданиях посольств западных стран и нашего МИДа), в Гамбурге ЛГБТК+ символика украшала собой весь город. Радужные флаги вывешивали как представители городских властей, так и частный бизнес, а также просто небезразличные люди, которые показывали свою солидарность из окон жилых домов.

Вывесить из окна радужный флаг в день прайда стало для немцев правилом хорошего тона

То, насколько радужная символика распространена в городе во время прайда, говорит нам о степени поддержки ЛГБТК+ сообщества во всем немецком социуме, ведь своим флагом из окна люди предельно определенно выказывают солидарность с квир-сообществом, в большинстве своем не являясь его представителем. 

Радужные флаги на балконах жилого дома в Гамбурге.
Радужные флаги на балконах жилого дома в Гамбурге. Фото: Даниил Кураксин, частный архив

Прайд-шествие в Гамбурге, по данным полиции, собрало до 250 000 человек. Даже в соседнем с нами Хельсинки было всего около 100 000 участников. На этом фоне, даже если делать поправку на пропорции, Baltic Pride в Таллинне, подразумевающий объединение ЛГБТК+ тусовки всех стран Балтии и собравший всего 8000 человек, выглядит не слишком впечатляюще.

Конечно, очень маловероятно, что такие показатели, как в Германии или Финляндии, в ближайшее время наберутся и в Эстонии, но в то же время есть определенная уверенность в том, что количество людей, поддерживающих прайд, постоянно будет расти. Первый шаг в этом направлении Эстония уже сделала, установив равенство брака.

Государство помогает обществу сделаться толерантнее

Исходя из опыта Германии и других стран, установивших равенство брака, можно сделать вывод, что данная инициатива играет не последнюю роль в принятии квир-сообщества. В первую очередь равенство брака гарантирует государственную защиту квир-парам, а сам по себе статус однополого брака становится приемлемым в глазах государства, а, значит, и общества, которое это государство населяет. Иными словами, можно признать, что общество само уже проголосовало за равенство брака, поддержав партии, которые его одобряют, дав им конституционное большинство.

При этом без официального статуса было бы гораздо сложнее протолкнуть в общественное сознание представление об однополом браке как о чем-то абсолютном нормальном. Со временем это положение закрепится, после чего и к принципу равенства брака, и к парам, вступившим в однополый брак, будут относиться абсолютно толерантно. В Германии равенство брака было узаконено в 2017 году, и то, во что превратился прайд там, скорее всего, со временем ждет и нас, но при этом мы не должны забывать, что узаконивание однополых отношений - это важный, но далеко не последний этап борьбы квир-сообщества за свои права.

Германия кажется нам невероятно прогрессивной, но там до сих пор идет борьба за права трансперсон, положение которых на законодательном уровне примерно такое же, что и у нас. Там все еще требуется медицинская справка, дающая право на трансгендерный переход, и только в этом году стал обсуждаться законопроект, который позволит в перспективе транслюдям избавиться от необходимости прохождения унизительной процедуры получения этой справки. Интересно, что в Финляндии, которая, как и Германия, ввела равенство брака в 2017 году, сразу был принят и тот закон о транслюдях, который в Германии сейчас только обсуждают. Это может дать нам определенное понимание о средних временных рамках того, когда и Эстония придет к соответствующему решению.

Важная работа должна быть сделана в школах

В принятии обществом ЛГБТК+ немаловажную роль играет образование. В Германии с тем, что люди могут влюбляться не только в представителей противоположного пола, а гендерная самоидентификация может быть сложнее общепринятой, детей знакомят еще в 5-6 классе. Немалая часть образовательного процесса ложится на некоммерческие организации, которые сотрудничают со школами и могут объяснить многие вещи лучше школьного педагога.

Конечно, эти уроки совсем не похожи на то, что представляют в своей голове, думая о таком просвещении, консервативные люди. Информация преподносится максимально безопасно, порой - в игровой форме, чтобы ребенок мог ее лучше усвоить. Это важно, поскольку именно в этом возрасте ребенок начинает изучать себя и входит в стадию полового созревания.

И когда такое происходит, лучше дать понять сразу и ребенку, и окружающим нормальность всего, что не попадает под гетеросексуальные и цисгендерные стандарты. Так воспитывается толерантность человека к ЛГБТК+ персонам, и введение такой темы в школах - это следующий большой шаг после равенства браков, который нужно сделать Эстонии в погоне за дсотижением уровня Западной и Северной Европы в этом вопросе.

В Германии у церкви получается меняться, в Эстонии могло бы происходить то же самое

Особо хочется отметить тему церкви. Последней реакцией на равенство браков от представителей эстонского духовенства было прекращение Евангелическо-лютеранской церковью Эстонии принятия заявок о регистрации брака. Конечно, можно сослаться на то, что церковь - это крайне консервативный институт, которому нужно время, чтобы привыкнуть к новому понятию брака, однако и здесь Германия может служить примером, ведь лютеранская церковь там активно поддерживает ЛГБТК+ и даже может позволить себе вывесить радужный флаг на колокольнях.

Флаг ЛГБТК+ сообщества на колокольне Церкви Святой Троицы в Гамбурге.
Флаг ЛГБТК+ сообщества на колокольне Церкви Святой Троицы в Гамбурге. Фото: Даниил Кураксин, частный архив

В этом году у северогерманской церкви даже был свой грузовик на гамбургском прайд-марше, что произошло впервые за всю историю. Это говорит лишь о том, что церковь может приспособиться к новым реалиям, и что библейские догмы о семье не будут ограничивать церковь требованием венчать лишь гетеросексуальные пары. Можно даже сказать, что принятие квир-людей местной церковью - это также один из самых значимых сигналов обществу относительно принятия и поддержки ЛГБТК+.

Отношение к прайд-шествию в Гамбурге отличается от нашего и еще в одну интересную сторону. По большому счету, за неделю прайда там проходит два шествия. На первом месте, конечно же, самое масштабное, о численности которого я уже сказал. Однако за день до него проходит так называемый дайк-марш, который больше сконцентрирован на лесбиянках и трансгендерах. Так получилось, что цисгендерные геи, по сути, приватизировали главное шествие, и чтобы дать возможность остальным быть более видимыми, организуется альтернативный прайд, который в Гамбурге собрал нынче около 12 000 человек.

Гей-прайды стали местом, где можно делать прибыльный бизнес

Можно сказат, что прайд-шествия, если опираться на опыт того же Гамбурга, часто становятся популярными настолько, что превращаются в масштабный городской фестиваль. Шествия в Эстонии всегда были больше про заявление и про протест. В Германии и эти измерения сохраняются, но добавляется больше народности и коммерции, причем последнее является следствием первого. Дело все в том, что прайд становится настолько всеобъемлюмщим, что бизнес просто не может его игнорировать. В Гамбурге в зоне прайда расположились сотни палаток, в которых, помимо представительств движений и партий, велся и обычный бизнес, охватывавший продажу как местных изделий, так и китайского ширпотреба, как и бывает на любой ярмарке.

Людей на прайде становится настолько много, что не воспользоваться возможностью заработать на этом кажется бизнесу досадным упущением. С одной стороны, можно огорчаться, что бизнесу не до прав ЛГБТК+, и что его цель - лишь бы заработать. С другой стороны, массовость участия такого рода предпринимателей в прайде поддерживает в умах людей осознание всеобщей поддержки этого мероприятия.

На прайды приходит больше людей там, где это безопасно

В масштабах прайда важную роль играет также и чувство защищенности. Надеюсь, не обижу латышей и поляков, заявив, что я скорее выберу отправиться на прайд в Хельсинки, чем к ним, по той простой причине, что в Хельсинки я ощущаю себя безопаснее. Несмотря на то, что последний рижский прайд прошел спокойно, я понимаю, что ЛГБТК+ в Латвии практически никак не защищено, и даже просто пройти от вокзала к месту проведения шествия с радужным флагом за спиной, не попав при этом в конфликтную ситуацию, у меня вряд ли получится.

Даже в Таллинне за пределами зоны прайда можно услышать неодобрительные возгласы в свою сторону, если ты идешь с радужным флажком. Это снижает степень удовлетворенности от прайда, и это понимают туристы, приезжающие на прайд. Люди хотят чувствовать себя комфортно, и Германия как раз дает им это чувство. В Гамбурге радужные флаги висят повсюду, их носят по всему городу, не боясь неодобрительных взглядов. Как мне показалось, даже мигранты из тех стран, где население никак не дружелюбно к ЛГБТК+, относятся к прайду спокойно.

Совместная эстонско-немецкая колонна на прайд-марше в Гамбурге.
Совместная эстонско-немецкая колонна на прайд-марше в Гамбурге. Фото: Архив Q-Space

Это чувство безопасности обеспечивается за счет двух факторов - гарантий защищенности со стороны государства и образованности населения в данной теме. Комбинация этих факторов формирует у общества понимание, что открытая дискриминация в сторону квир-людей будет неприемлемой и вызовет соответствующую реакцию. Когда эти факторы работают, люди с большей охотой ходят на прайды, ведь они чувствуют себя в безопасности.

Эстония, признав равенство браков, сделала общественное пространство для ЛГБТК+ безопаснее, ведь речь идет о легитимации ЛГБТК+ на государственном уровне, и я уверен, что следующий Baltic Pride в Таллинне будет еще шире по масштабам, а когда-нибудь он и вовсе сравнится по масштабу с Певческим праздником.

Побывав на прайде в Германии, я могу заявить со всей уверенностью, что для рядового человека жизнь после принятия закона о равенстве брака никак не меняется, в то время как ЛГБТК+ чувствует себя намного комфортнее. Описанные нашей оппозицией проблемы, которые якобы должны неизбежно возникать с установленияем равенства брака, ни в Германии, ни в любой другой стране, где принят такой закон, так и не возникли. Не возникнут они и в Эстонии, которая в вопросах прав человека все-таки идет по пути своих западных и северных соседей, на которых нам стоит чаще смотреть и брать от них все лучшее.

Комментарии (18)
Copy
Наверх