Postimees в Израиле ⟩ Спасатель домашних животных: «Перепуганных и агрессивных собак мы руками с цепи снимали. Было страшно»

Фото: Madis Veltman
Copy

Нападение ХАМАС на Израиль 7 октября принесло страдания не только людям. В расстрелянных кибуцах и эвакуированных пустых городах остались тысячи собак, кошек, кроликов и прочих домашних любимцев, о которых некому больше заботиться. Их спасение взяли на себя волонтеры, но в нынешних условиях это очень непростая задача.

Геннадий Нижник занимается бездомными животными с детства. Еще будучи ребенком, он подбирал брошенных собак в родном Львове (Украина) и пристраивал их в семьи. В Израиле он подбирал их уже преимущественно на территории Палестинской автономии.

«Я гид, археолог, поэтому часто там бывал. Подбирал собак, лечил их, делал прививки, оформлял документы на них и через Фейсбук отдавал, - рассказал Нижник. - В Украину ездил три раза. Занимался этим собирал пожертвования, покупал генераторы, лекарства, отправлял в зону боев. А сейчас и далеко ездить не надо». 

22.10.2023, Иерусалим, Израиль. Геннадий Нижник со своими собаками.
22.10.2023, Иерусалим, Израиль. Геннадий Нижник со своими собаками. Фото: Madis Veltman

Еще недавно у Геннадия было три собаки, одну он отдал перед войной. Собака была спасена от побоев и издевательств. В посте в Facebook Геннадий написал: «Пёс Шмиль (Самуил) нашел своего нового хозяина Ихиеля. Шмиль был подобран у могилы пророка, которому он и обязан своим именем и маркетинговой стратегией своего усыновления. Я верю в связь места и найденной собаки. Пес совершенно точно перенес издевательства. Видимо, от детей из местной арабской деревни, так как при виде детворы его парализовал ужас, и он начинал дико орать. За неделю моя соседская детвора его морально восстановила, а я подлечил. На Фото Таммуз со слезами прощается со Шмилем».

Таммуз со слезами прощается со Шмилем.
Таммуз со слезами прощается со Шмилем. Фото: Частный архив

Тысячи домашних животных оказались на улице

Сейчас в Израиле перемещается огромное количество людей. Многие из них находятся в сильном стрессе, а то и в панике. Из-за этого остается много беспризорных животных: чьих-то хозяев убили, чьи-то хозяева бежали из-под обстрелов, потом вернуться не смогли, так как военные уже туда не пропускали. По словам Нижника, бывает и такое, что собаку отдавали люди, которые от страха и стресса перестали выходить из дома.

«Это не зависит ни от пола, ни от возраста. Есть девочки, которые ходят со мной и собирают животных там, где постоянно ракетные обстрелы и осколки падают. А есть люди, даже здоровые мужчины, которые в панике боятся выйти из дома. Вот они мне звонят и просят забрать у них собаку», - рассказывает Геннадий Нижник. Больше всего среди животных, нуждающихся в помощи, собак и кошек, но бывают кролики, и куры, и даже крупный домашний скот.

В расстрелянные хамасом поселения волонтеры заходили с военными. 
В расстрелянные хамасом поселения волонтеры заходили с военными. Фото: Частный архив

Когда Геннадий рассказывал о своем приезде в кибуцы рядом с Газой после нападения террористов, он держал на коленях свою собаку, как будто ему была нужна ее терапия. «Они убивали не только людей, детей. Они и собак тоже расстреливали. Я сам видел эти трупы. Там же не было никаких бойцовских собак или охранников. Там прекраснодушные лабрадоры... Там спасать было некого. Крупный скот кого могли – угнали, кого не угнали – расстреляли и сожгли».

В расстрелянный 7 октября кибуц Бе'эри добровольцы приехали вместе с военными через несколько дней. «Там еще и трупы лежали, еще и все это свежо было, только разминировали дома и то не все. Там была одна безумная собака, которую мы не смогли поймать. Аквариум с живыми рыбками я вынес из квартиры. Там стоял такой сильный трупный запах, как на бойне и крови столько же в домах. Там людей просто резали на части».

В его фейсбуке много фотографий с этой операции, которые мы не можем публиковать из соображений этики. Под постом с фотографиями Геннадий написал: «Для любого, кто задается вопросом, было ли то, что произошло в Бе'эри так же ужасно, как показывали в новостях, то ответ – да. Более того, убийцы охотились и на собак, сжигали там дома с детьми... убивали, грабили и насиловали. Есть вещи, которыми я бы не хотел здесь делиться».

Как кормить и лечить решают сообща

В соцсети Facebook Нижник написал, что добровольцы уже эвакуировали около 400 животных, из них 320 собак. Очевидно, что на всю эту деятельность нужно много денег: топливо для транспорта, корм животным, их лечение, если нужно. Однако пока все это делается силами и за счет добровольцев.

Подобранная волонтерами собака. 
Подобранная волонтерами собака. Фото: Частный архив

В первые же дни после нападения террористов люди организовались быстро, подключились некоммерческие организации. Была выстроена целая цепочка, в которой каждый делал свою часть работы. «Я даже не знаю, кто работал на другом конце этой цепочки, - говорит Геннадий. - Я приезжал в штаб, мне давали адрес, и я ехал или забирать собаку, или искать ее и ловить. Мы с напарником собирали по дороге все, что бегало и можно было поймать».

В штабе добровольцев отловленных животных регистрировали, проверяли чип, состояние здоровья, делали им прививки и оформляли документы. Если чип был, то работа была легче, но многие животные оказывались нечипированными. Дальше животных развозили либо в приюты, либо пристраивали новым хозяевам.

На начальном этапе собак и котов старались не отдавать новым владельцам, так как у многих все же есть хозяева и их стоило найти. «Только если я точно знал, что поймал щенка в поле, что он дикого помета был, тогда я предлагал его забрать. Понятно, что это ничья собака», - объяснил Нижник. Чтобы заниматься всем этим после 7 октября Геннадий взял отпуск.

«Я не понимаю, какой мир мы оставим нашим детям… Чем дальше, тем все становится хуже. Мои дети пока малы, но они тоже будут призываться в армию. Когда я служил, совсем по-другому все было: и армия была другая, и ситуация была другая»

Еды для животных, ошейников и прочих необходимых вещей хватало – с Геннадием активно делились некоммерческие организации, которые занимались тоже домашними животными.

«Сетку для отлова собак мне товарищ недавно сделал. Правда, я ею пока так и не воспользовался, - рассказал Геннадий. Я же не профессиональный ловец, у меня не было палки с петлей. Когда мы натыкались на перепуганных и агрессивных цепных собак, мы их руками с цепи снимали. Было страшновато, конечно. Но у меня есть кузнечные перчатки, для ковки. Надеваешь их, собаку берешь за ошейник и в машину».

Центр приема отловленных на улицах домашних животных. 
Центр приема отловленных на улицах домашних животных. Фото: Частный архив

Бродячую собаку или кота надо первым делом везти к ветеринару, поэтому серьезная статья расходов в этом случае – лекарства и услуги ветеринаров. К счастью, медики тоже подключились к добровольцам и лечат бесплатно. Лекарства закупаются на пожертвования. Еды всегда хватало, но кто ее доставлял и оплачивал Геннадий даже не выяснял – этим занимались другие люди. «Я тот, кто в поле работает, я их почти не видел. Я приехал, привез собак и опять уехал».

Собаки Геннадия – тоже не из элитного питомника

У самого Геннадия две собаки. Овчарка Фриц приехала из Полтавы (Украина). Это третье поколение одного помета. «Его прадедушка жил здесь. Мой пес любимый Фриц-первый был похоронен в Иерусалиме. Сын его уехал в Полтаву, там он умер. Мой Фриц - это уже четвертое поколение. Я поехал, нашел его у друга и привез. Его предки отсюда и он вернулся в Иерусалим».

Овчарку Фрица Геннадий Нижник привез из Полтавы (Украина). 
Овчарку Фрица Геннадий Нижник привез из Полтавы (Украина). Фото: Madis Veltman/Postimees/Scanpix Baltics

Неизвестной породы пятнистую Соню Геннадий нашел в Иерусалиме 14 лет назад. Она уже очень пожилая, у неё глаукома и она совсем слепая. При этом собака на редкость добрая, любит людей, которых находит по запаху и подставляет спинку для поглаживаний. Геннадий поглаживает ее и смотрит немигающим взглядом куда-то в стену. 

Слепая Соня подобрана 14 лет назад на улице Восточного Иерусалима.
Слепая Соня подобрана 14 лет назад на улице Восточного Иерусалима. Фото: Madis Veltman

«Мне кажется, это какой-то страшный сон, другая реальность, - говорит он. - Я места себе не мог найти, когда в Украине война началась. Я ездил туда. А теперь здесь все это. Это зло все ближе и ближе. Но я думаю, нам важно не стать животными как они.. Это ведь очень легко - заразиться всем этим злом».

Геннадий говорит, что он не видит решения сложившейся ситуации. «Я не понимаю, какой мир мы оставим нашим детям… Чем дальше, тем все становится хуже. Мои дети пока малы, но они тоже будут призываться в армию. Когда я служил, совсем по-другому все было: и армия была другая, и ситуация была другая». Тем не менее, он находит в себе силы в свободное от работы время даже в такой ситуации спасать «всех маленьких тварей», потому что они сами о себе позаботиться не могут.

Комментарии
Copy
Наверх