Семейный врач: «Возможно, я еще вернусь в военную медицину»

Вера Копти
Елизавета Каледина работала в горячих точках, а теперь заботится о своих пациентах как семейный врач.
Елизавета Каледина работала в горячих точках, а теперь заботится о своих пациентах как семейный врач. Фото: Хелин Лойк-Томсон

Врач Елизавета Каледина после более чем девятилетнего обучения и работы в разных странах и регионах напряженности окончила резидентуру по специальности семейная медицина и начинает работу семейным врачом.

Мы поговорили с доктором о предназначении современного врача и о том, насколько важна сегодня военная медицина, коснулись и злободневной темы - вакцинации от гриппа.

- Вы начинали работать как военный врач в районе Средиземного моря во время миграционного кризиса. Почему же после столь насыщенной жизни решили вернуться в тихую гавань и стать семейным врачом?

- Возможно, это прозвучит банально, но, получив настолько разносторонний опыт, я поняла, что мне очень нравится наблюдать, как люди выздоравливают, растут и развиваются, нравится заниматься здоровьем целой семьи и конечно, уделять большое внимание превентивной медицине. Семейная медицина - это возможность предусмотреть появление проблем, заранее заметить и помочь пациенту и всей его семье.

Вакцинирование прежде всего

- Чаще у нас говорят о том, что пациенты не получают лечения вовремя!

- Да, наши люди попадают к врачу иногда уже в терминальной стадии, население неактивно и неохотно участвует в скрининговых исследованиях и вакцинации, а ведь это помогает сохранить здоровье и жизни сотням людей в год. Для нашей маленькой страны - это очень важно. Сама я уже в университете начала ежегодно прививаться от гриппа и ни одного года не пропустила. Я верю, что наш иммунитет, имея иммунологическую память, становится более сильным, при этом неоднократно видела примеры того, как человек с сопутствующими заболеваниями и всеми показаниями к вакцинации, к сожалению, от них отказывался и затем, заболев гриппом, попадал в отделение интенсивной терапии под аппарат искусственной вентиляции легких. Вакцина может спасти многие жизни, но в нашем обществе прививки делают далеко не все. Например, в Англии flu shot делает каждый уважающий себя человек. Я очень надеюсь, что наше общество тоже двигается в этом направлении.

- Насколько важную роль играет превентивная медицина для военных врачей? Или это совсем разные сферы?

- Военнослужащих от гриппа прививают ежегодно. Если же мы говорим о настоящем военном конфликте, то там другой приоритет: спасти максимальное количество пострадавших. Также мы говорим о наборе средств, которые позволяют справиться с военными травмами и стабилизировать раненых таким образом, чтобы их можно было передать дальше для проведения хирургического лечения и восстановления.

- Военная медицина - это очень необычно для девушки…

- Это так, но сейчас интерес к военной медицине стал расти, и, конечно, мы знаем, почему это происходит. Эта тема обсуждается и в медицинской среде, и я вижу, как многие врачи начинают понимать, что азы военной медицины сегодня необходимы каждому профессионалу. О полевой медицине мы знаем из фильмов, но, к сожалению, в нашем мире она уже присутствует. Свой первый опыт я получила во время миграционного кризиса, когда служила на миссии EUNAVFORMed Sophia около побережья Ливии.

Важный опыт

- Что там тогда происходило?

- Я была единственным врачом из Эстонии в международной команде на корабле, который патрулировал нейтральные воды Ливии в Средиземном море в конце 2017 - начале 2018 года. На корабле мы оказывали беженцам первую помощь и доставляли их в Европу. Самым маленьким был семидневный малыш, мама которого пыталась сбежать вместе с ним. Люди бежали от войны, голода, безработицы. Наша работа заключалась в основном в оказании первой помощи. К сожалению, были и крайне тяжелые ситуации, когда приходилось даже оживлять утонувших. Люди старались переправляться в Европу на резиновых лодках, получали переохлаждение или солнечные ожоги, были обезвожены, голодны или в шоке. Сегодня я со страхом и большим сочувствием наблюдаю за новым конфликтом в регионе и понимаю, что люди могут вновь начать искать спасения в Европе, подвергая свою жизнь крайней опасности.

- Почему вы ушли из военной медицины, ведь потребность во врачах, готовых работать в горячих точках сегодня, несомненно, возросла?

- Да, и я вижу, как некоторые врачи из Эстонии готовы и хотят работать в районах конфликтов. И я как врач, возможно, вернусь туда, сейчас просто другой период моей жизни. Я уже знаю, что я могу справиться с этой тяжелой работой. Очень важно понимать, как отреагирует психика на критическую ситуацию, подходит ли врач для кризисных ситуаций как профессионал. Хотя, наверно, это с каждым человеком, не только со врачом. Надеюсь, что мы как общество не столкнемся с этим вплотную и сегодняшний период в скором времени закончится.

Наверх