Время коммента ⟩ Земля горит: еврейский погром как универсальный способ решения политических проблем (1)

Ян Левченко
, журналист
Copy
Полиция охраняет посольство Палестины в Москве.
Полиция охраняет посольство Палестины в Москве. Фото: ALEXANDER NEMENOV/AFP

Пропалестинские протестанты врываются в американский Конгресс, а в Лондоне и Амстердаме закрываются еврейские школы. Делегация ХАМАС наносит очередной визит в Москву, а в аэропорту Махачкалы разъяренная толпа ищет прилетевших из Израиля евреев. Что происходит? Это работает механизм неустанной эскалации, запущенный Россией еще в 2014 году и пришпоренный в 2022. Придумывание унижений и месть за них – это то, что сближает террористические режимы. Они нежизнеспособны и поэтому хотят уничтожить весь мир.

В год аннексии Крыма лучшими друзьями Путина была «два еврея и один хохол», как он сам определил братьев Ротенбергов и Геннадия Тимченко. Путин тогда был на подъеме и любовался своим остроумием. Еще недавно эта дружба была аргументом в пользу того, что Россия далека от антисемитизма. В смысле, может быть, хозяин Кремля и косплеит Сталина, но не на 100 процентов, история не повторяется, и так далее.

Но вот на минувшей неделе пал очередной барьер, формально отделявший путинский режим от нацистского. О беспорядках в аэропорту Махачкалы все наблюдатели, находящиеся вне России, высказались однозначно. Это не только следствие застарелых проблем неуправляемого и лишь формально подчиняющегося федеральной власти Северного Кавказа. Это симптом антисемитского по своей сути российского мировоззрения.

Скамейка «только для евреев», Австрия, 1938. 
Скамейка «только для евреев», Австрия, 1938. Фото: Wikimedia Commons

Антисемитизм – это универсальное воплощение «страха другого». В эпоху растущей турбулентности пропорционально растет подозрительность, иррациональность реакций и тяготение к простым ответам на сложные вопросы. Коротко говоря, происходит всплеск дикости. И антисемитизм, как вор в законе, слезает с верхних нар и мгновенно устанавливает свои порядки. Многолетние усилия идут прахом. Мир похож на украинскую многоэтажку, в которую попала российская ракета. Люди строили, вкладывали силы и деньги, а потом раз – и на месте дома куча обугленных кирпичей.

Довольно много лет назад мне довелось участвовать в одном застолье, отказаться от которого я не сумел. Кажется, это была чья-то свадьба. Сейчас я бы легко забил на такую форму поддержания родственных связей, но тогда я был сильно моложе и принимал на веру идею долженствования. За столом напротив меня оказался какой-то мужик в костюме, дорогих часах и с цепью на шее. Он завел со мной светский треп и рассказал, что недавно прочел книгу, где объясняется, почему все мы в бывшем СССР («какую страну просрали!») так скверно живем. Я решил похохмить и уточнил: «Что, евреи виноваты?», на что собеседник отреагировал с неподдельным удивлением: «Откуда знаешь?»

Плакат для выставки «Вечный жид», посвященный евреям - ростовщикам, марксистам, поработителям трудового народа... Мюнхен, 1937.
Плакат для выставки «Вечный жид», посвященный евреям - ростовщикам, марксистам, поработителям трудового народа... Мюнхен, 1937. Фото:  Wikimedia Commons

В отличие от Европы, где потворство низменным соблазном считается нарушением приличий и хотя бы официально не поддерживается, российская массовая культура была и остается пропитана латентным антисемитизмом. Шутки на еврейскую тему все постсоветские годы украшали репертуар комиков. В магазинах беспрепятственно продавались книги разных оттенков красно-коричневого цвета. Ведущие «народных» радиостанций грассировали, изображая «еврейский» акцент. Я сам вызывал у ряда знакомых легкое беспокойство, когда безотчетно делал то же самое, рассказывая анекдоты в лицах. Избавился я от этой позорной привычки уже во взрослом возрасте. Хорошо, что, по крайней мере, маленькие порции в ресторанах не называл «еврейскими», как делали некоторые мои знакомые.

Книги, разложенные в магазине на видном месте.
Книги, разложенные в магазине на видном месте. Фото: telegram

Этот консенсус – что-то вроде сухого пороха. Стоит залететь искре, и все взрывается. Погром – это самозарождающееся проявление тревоги на фоне обострения социального кризиса. Объектом погрома могут быть любые «другие» - чаще всего это мигранты, которые являются таковыми по определению. Евреи же – исторические другие, но, в отличие, например, от цыганского этноса, не являются принципиальной «нацией без государственности». Тогда как возникшее лишь в 1948 году государство не может и не должно быть домом для всех евреев мира, продолжающих веками жить на территориях других государств. И степень защищенности евреев как особой группы с ярко выраженной идентичностью зависит только от политики этих государств.

В России, в отличие от Советского Союза, еще не было волн государственного антисемитизма, но нет сомнений, что это табу может быть снято в любой момент. Россия доказала, что манипуляция – доминирующий принцип ее взаимодействия с любыми партнерами. Втягивание Израиля в войну и сдерживание его сближения с Украиной – сигнал вероятного обострения еврейского вопроса и внутри России. Сейчас не 2000-е годы, когда Путин с Патрушевым отстегивали подарки Еврейскому музею и Центру толерантности в Москве. Тогда Израиль ходил в союзниках, а образованные и коммерчески успешные евреи России составляли важный ресурс ее цивилизованного облика в глазах мирового сообщества.

Акция солидарности у Еврейского музея в Москве, 15 октября 2023.
Акция солидарности у Еврейского музея в Москве, 15 октября 2023. Фото: ALEXANDER ZEMLIANICHENKO/AP

Сейчас это больше не нужно. Россия в ярости набрасывается на Украину и ничего не может с ней сделать. Внутри страны неизбежен рост социальной напряженности. Направить накопившуюся ярость на евреев – это, как говорится, то, что доктор прописал. Беззащитность, которую условное национальное большинство хотело бы видеть в евреях, перестает быть основой терпимости. Ведь в спокойное время беззащитный еврей – это «хороший правильный» еврей, которого можно даже жалеть, для порядка над ним подшучивая. Но, как только этот односторонний договор нарушается, евреям тотчас же приписывается все плохое, что ранее сдерживалось хрупкими конвенциями.

ХАМАС втянул Израиль в войну, в которой напрямую заинтересован Иран и косвенно – Россия. Правящий там террористический режим полностью совпадает в намерениях с родственными ему бандитскими формированиями на Ближнем Востоке. Целью Израиля в течение последних лет был поиск цивилизованных партнеров среди арабских стран. Нападение ХАМАС и ответные меры Израиля поставили крест на этих поисках. В результате Израиль надолго вернулся в прошлый век, и отношение к евреям тоже. Теперь евреи во всем мире – снова не беззащитные «другие», а лица, на которых возлагается коллективная ответственность за активное противодействие терроризму и неизбежные жертвы среди гражданского населения сектора Газа.

Демонстрации в поддержку нападения на Израиль - выпущенный из бутылки джинн, или характерное проявление паназиатской солидарности. Калькутта, 1 ноября 2023. 
Демонстрации в поддержку нападения на Израиль - выпущенный из бутылки джинн, или характерное проявление паназиатской солидарности. Калькутта, 1 ноября 2023. Фото: Jit Chattopadhyay/ZUMAPRESS.com

Это значит, что волна антисемитизма в мире будет только нарастать. Затихшие было мантры об «израильской военщине», под радиобормотание которых прошло, например, детство автора этих строк, зазвучали с новой силой. На фоне далеко шагнувших вперед технологий человечество не устает поражать своим добровольным тяготением к рабству, предрассудкам, дремучей простоте, которая хуже воровства. Если включать теорию заговора, впору решить, что мы в своем пугающем количестве просто надоели богу, и он всерьез вознамерился порядить людишек. Попросту говоря, избавиться от их весомой части. Тогда режимы вроде российского начинают казаться невольными орудиями божьего промысла.

Комментарии (1)
Copy
Наверх