Нарвский педагог уже десять лет предлагает решение языковой проблемы учителей, но ее не слушают

Copy
Хели Адамович: «За два десятилетия в детском саду Päikene собрано огромное количество пособий для погружения русскоговорящих деток в эстонский язык, которыми мы делимся со всеми детскими садами города».
Хели Адамович: «За два десятилетия в детском саду Päikene собрано огромное количество пособий для погружения русскоговорящих деток в эстонский язык, которыми мы делимся со всеми детскими садами города». Фото: Александр Мясоедов

До начала перехода на эстоноязычное обучение в детских садах, а также первых и четвертых классах школ остается девять месяцев. Министр образования Кристина Каллас признает, что одной из главных проблем на сегодняшний день является недостаточное количество педагогов с необходимым знанием языка в детских садах. А нарвская эстонка Хели Адамович уже многие годы безуспешно предлагает проверенный мировой практикой метод обучения педагогов, который можно использовать при переходе с категории В2 на С1.

Нельзя отрицать очевидное

Нарвский детский сад Päikene, которым руководит Хели Адамович, издавна высоко ценится родителями Нарвы. Среди многочисленных детсадов города он всегда отличался большими очередями желающих привести туда своих детей.

Вопреки распространенным и ложным стереотипам, в действительности в Нарве всегда было много таких жителей, которые и сами очень хотят владеть государственным языком, и своим детям сильно этого желают. А в детском саду «Солнышко» директор Хели Адамович, без всяких директив и указаний сверху, уже долгие годы прилагала энергию и все знания, чтобы приходящие в ее садик детки «впитывали» эстонский язык, так сказать, еще с песочницы.

Почему-то те, кто обвиняет нарвитян в упорном нежелании учить государственный язык, не хотят признать (порой ее и вовсе игнорируют) очевидную реальность: для подавляющего большинства населения Нарвы эстонский - это иностранный язык. Давайте, наконец, честно смотреть правде в глаза. Ну нет такой волшебной палочки, или мощнейшей политической воли, которая заставила бы компактно проживающих в любой стране мира носителей негосударственного языка вдруг везде, на кухне, в спальне, в кругу семьи и друзей, в магазине, в аптеке говорить не на родном языке, а на другом, пусть он и является государственным.

«Так сложилось исторически, и проживающие в Нарве взрослые люди в этом не виноваты, - констатирует Адамович. - Ведь к тому же подавляющее большинство из них, получивших образование в Эстонии, такой предмет, как эстонский язык, в школах практически не изучали. Кто утверждает иное, тот просто отрицает очевидное».

Ошибочный подход дал плохой результат

У Хели Адамович два диплома о высшем образовании: учителя эстонского языка и педагога дошкольного воспитания. «Наш детсад Päikene уже лет 20 как погружается в эстонский язык, - говорит она. - Я ушла из Нарвского колледжа, где преподавала эстонский язык, в детский сад, потому что поняла: начинать нарвских деток учить государственному языку надо именно отсюда».

Адамович много раз в течение прошедших лет говорила на самых разных уровнях, в том числе и тогда, когда начали переводить русские гимназии на систему 60:40, то есть в 2011 году, о том, что обучение эстонскому языку надо вводить поэтапно, начиная с детских садов. «Поэтапно - это означает начать с частичного погружения маленьких деток и затем постепенно увеличивать объем преподавания на эстонском», - уточняет она.

А на данный момент, по мнению Адамович, при нынешней ситуации с кадрами, детские сады Нарвы переводить полностью на эстонский язык, что называется, оптом, за один год, будет невероятно сложно. Для школ ведь создана поэтапная программа, согласно которой только к 2030 году школы перейдут в полном объеме на преподавание на эстонском языке. «А почему с детскими садами не так же? Ведь программы перехода для них нет; переходим менее чем через год, и на все 100%?», - недоумевает опытный педагог.

По ее мнению, когда очередное правительство Эстонии наконец-то поняло, что необходимо заниматься обучением русскоговорящих детей эстонскому языку, ошибкой был такой шаг: в некоторых детсадах появились учителя, которые преподавали эстонский язык как школьный предмет. «Они приходили в группу и два-три раза в неделю, по 15-20 минут, вели эти занятия, - вспоминает Адамович. - Все это было впустую потраченными временем и деньгами, я еще тогда говорила, что такое преподавание совершенно неэффективно».

Результат, как говорится, налицо: нарвские дети в значительном числе не владеют эстонским, а преподаватели государственного языка для детсадов в жутком дефиците.

Язык дается только с практикой

Адамович ясно понимает, что для нарвских учителей с большим стажем, но без категории С1, наступает трудное время. «Мы в садике к этому готовились, и все учителя, которые у меня работали на русском языке, получили категорию В2, то есть как сейчас требует закон, - делится она. - Но в наших нарвских условиях скачок за год с В2 на С1 - это то же самое, что спортсмена-любителя выставлять на Олимпийские игры. Да, кто-то освоит требуемый уровень, это те, у кого есть способности, предрасположенность к языку. Но остальные - вряд ли. Давайте смотреть реально - этот учитель должен отработать целый день, а у него еще своя семья, свои детки. И при этом он должен еще два-три раза в неделю ходить на вечерние курсы по языку. Да, они старательно ходят, но…. Насчет самих этих курсов скажу так: хорошо, что они есть. Но для работающих людей они малоэффективны, очень многие не выдерживают такого непрерывного напряжения. А чтобы освоить эстонский язык на отлично, нашим, именно местным нарвским учителям нужна языковая среда. Хотя бы искусственно созданная, то есть так называемое погружение в язык».

Адамович убеждена: вся проблема нарвских учителей в том, что возможности практиковать изучаемый ими эстонский язык минимальны. «А мы все знаем, что успешность изучения любого языка - именно в практическом его использовании», - уверена она.

Есть отличный мировой опыт

Но ведь есть вполне реальный, безболезненный выход со стопроцентным успехом, заявляет Хели Адамович. Она давно предлагает эффективный способ: «Надо, чтобы учитель, повышающий свой уровень до С1, каждый день с утра, на свежую голову, в определенное время, сам погружался в эстонскую языковую среду на несколько часов. Уверена, что за остающееся время до 1 августа 2024 года такая методика дала бы надежду постепенно (две группы за девять месяцев - это 40 учителей) обеспечить детские сады и школы Нарвы нужными кадрами». При одном условии: они должны стать «студентами дневного обучения» и со стипендией.

Такой опыт, приносящий впечатляющие результаты, существует в мире. Например, в Испании есть область компактного проживания почти двух миллионов басков. И там за 20 лет действия специальной государственной программы удалось сделать так, что практически все учителя владеют как баскским, так испанским языками на профессиональном уровне. Но для достижения этой цели Испания затратила миллионы евро, создав специальный мощный центр, в котором освобожденные от работы на два года учителя с нулевым уровнем знания языка ежедневно проходили погружение в него, одновременно изучая и методику преподавания, и культурологию, совершенствуя свои педагогические навыки. И огромная проблема для страны была успешно решена.

Идеально для Нарвы

Этот испанский опыт Хели Адамович уже очень давно (но безрезультатно) предлагает Министерству образования и науки внедрить в Нарве. Практическая суть предложения заключается в том, чтобы на базе Нарвского колледжа Тартуского университета профинансировать специальную учебную программу, которая предполагает подготовку на категорию С1 20 учителей из детских садов и 20 учителей начальной школы в течение девяти месяцев.

«Необходимо, чтобы они, имеющие сегодня требуемый уровень знания языка B2, были освобождены на этот период от работы, с ходатайством от работодателя, и гарантированным возвращением обратно на свое рабочее место, уже с требуемым знанием языка, - объяснила Адамович. - Предполагается, что с учителями будет заключен договор на обучение в течение девяти месяцев. Обучение длится пять дней в неделю, в ходе него учителя овладевают фонетикой, существенно расширяют словарный запас, преодолевают языковой барьер, осваивают методику преподавания на другом языке для маленьких детей и изучают культуру Эстонии. Чтобы компенсировать потери от недополученной заработной платы, все девять месяцев учителям выплачивается стипендия».

Как показывает мировой опыт, эти действия позволили бы сохранить опытных и квалифицированных нарвских педагогов, дав им возможность овладеть эстонским языком на требуемый уровень С1. При этом эффективно действует и такая сильная мотивация, как опасение потерять работу. А замена их на рабочем месте на время такого дневного обучения, считает Адамович, вовсе не проблема: тут выручат временные договора с людьми, не соответствующими каким-то требованиям. До 1 августа время на такую замену есть.

И уже пора срочно действовать. Ведь, говорит Адамович, «свежая кровь» в виде приезжающих извне учителей очень нужна Нарве, но увы, они не смогут в необходимых количествах заменить местных учителей, которые будут уволены. И самое главное: а что будет с нашими местными профессиональными кадрами? От них просто избавятся, хотя они наше педагогическое достояние?

Изучение любого языка - это погружение в него

Подарок судьбы для Нарвы заключается в том, что такая программа уже подготовлена - в Нарвском колледже Тартуского университета. По предварительным подсчетам, для обучения 40 учителей вот таким образом за девять месяцев, понадобится примерно полмиллиона евро (все зависит от величины стипендий). Но даже если и несколько больше, результат будет таким, который очень нужен всем. В первую очередь - учебным заведениям Нарвы, которым необходимо успешно перейти на эстонский язык обучения и сохранить рабочие места их учителям.

Это тот самый случай, когда большие деньги, выделенные для перехода на эстонский язык обучения, можно использовать с требуемой эффективностью. Во время визита 14 ноября в Нарву министр образования Кристина Каллас сообщила, что на переход к образованию полностью на эстонском языке тратится очень много ресурсов. «Практически 16 млн евро уходит на разные курсы, разные методики, подготовку материалов, советы учителям», - уточнила она. Так вот же они, те самые деньги, которые вместо разных «кратких курсов» надо использовать для реализации четко проработанного предложения нарвской эстонки, педагога и воспитателя Хели Адамович.

И надо ведь еще помнить, что не осилившие по объективным причинам к 1 августа программу подготовки на категорию С1 и уволенные опытные педагоги массово встанут на биржу труда. Государство будет платить им пособие по безработице; кому нужна такая неразумная и нерациональная ситуация?

Но воз и ныне там

Во время нашей беседы Хели Адамович сообщила, что в течение последних десяти лет неоднократно предлагала внедрить эту идею обучения и лично ездила к трем - сменявшим друг друга - министрам образования. Но воз, как говорится, и ныне там… Почему так происходит, непонятно до сих пор. Во всяком случае, нам здесь, в Нарве.

Наверх