Репортаж из Ида-Вирумаа ⟩ Откуда же над Силламяэ взялось другое небо?

Ян Левченко
, журналист
Copy
Режиссер и педагог Владимир Вайкерт с главным призом фестиваля "Любителивы" (2021).
Режиссер и педагог Владимир Вайкерт с главным призом фестиваля "Любителивы" (2021). Фото: Театр "Другое небо"

Когда тебе не платят за любимое дело, ты отдаешь в залог свою жизнь. Владимир Вайкерт делает именно это, а возглавляемый им старейший в регионе любительский театр - это пример того, что человек привыкает ко всему. Условия их жизни постоянно меняются - и как правило, к худшему. Но люди, занятые в этом «антипроекте», не ропщут - для них это хобби. Rus.Postimees съездил по адресу, где ютится театр, и убедился в его, театра, повседневном героизме.

Из нарвского автобуса хорошо видно, где в основном живет город Силламяэ. Это красные дома, нанизанные на бульвар Виру, идущий почти от самой автостанции в сторону Нарва-Йыэсуу. Домов из красного кирпича, построенных в 1980-е, больше в городе, чем хрущевок, за которыми прячется заповедник сталинской архитектуры, удивляющий приезжих. Менее заметный сюрприз – что между шоссе и красным жилмассивом идет улица Чкалова, название которой шокировало министра Рийну Солман. По Чкалова или сразу по Виру можно прийти почти на край города, где после нескольких переездов квартирует знаменитый театр «Другое небо». Хотя институции с такими заслугами место в центре. Театр вырос из драмкружка при ДК завода и при этом на три года старше самого ДК. Так бывает.

Театр «Другое небо» спрятан в складках этого здания.
Театр «Другое небо» спрятан в складках этого здания. Фото: telegram.ee

40 лет режиссуры

Создатель, директор, постановщик и вечный двигатель «Другого неба» Владимир Вайкерт был приглашен в дом культуры его тогдашним директором Феофановым.

Виктор Феофанов – (1947–2019), директор ДК при сланцехимическом заводе (комбинат №7), затем городского центра культуры Силламяэ с 1980 по 2012 годы. С 15-летнего возраста играл в Народном театре, затем в КВН, вышел в управленцы из заводских мастеров.  

Владимир Вайкерт.
Владимир Вайкерт. Фото: Peeter Lilleväli / Põhjarannik

«В 1981 году у нас с женой было свадебное путешествие, и мы поехали в тур "Кохтла-Ярве - Приозерск". Приехали сюда - так понравилось, что все зеленое, - вспоминает Вайкерт. - В Украине я жил в Николаеве. Там степь - уже к июню все желтое. Уже на обратном пути я какой-то женщине в поезде говорю: у вас хорошо, зелень, колючек нет. А она у меня спросила, кто я по профессии. Я говорю - режиссер. И тут она нам рассказывает, что в закрытом городе Силламяэ есть ДК, а там режиссер ушел. И дала мне адрес. После обмена письмами я приехал уже в конце ноября, а мне вдруг говорят: все, приезжай Новый год делать! Но у меня уже в Николаеве все было расписано, так что приехал только 4 января 1982 года. С тех пор и работаю», - Вайкерт даже не следит за произведенным эффектом.

При Вайкерте драмкружок в доме культуры вырос до народного театра. В постсоветские годы театр стал городским, как и центр культуры. Надо было делать MTÜ, что для режиссера было, по его признанию, темным лесом, поэтому с уставом помог «хороший человек, потом ушедший в Рийгикогу». Название «Другое небо» появилось раньше НКО, учрежденного в 1997. Почему оно вообще такое - название?

Центр культуры, ранее ДК.
Центр культуры, ранее ДК. Фото: MEELIS MEILBAUM/VIRUMAA TEATAJA

«Ну, мы живем тут под небом, которое нас защищает от жизни, мы сами это небо придумали», - объясняет Вайкерт, нимало не заботясь о понятности, хотя все совершенно понятно. Буквально несколько лет назад, по словам режиссера, он узнал, что можно писать проекты, и за это театру будут давать деньги. «Я думал: как же, я работаю в ДК, мне платят зарплату. Как тупой, знаете. А чтобы писать проекты еще и включая зарплату себе – о таком я даже не думал никогда!», - восклицает Вайкерт.

…и десятилетие чехарды с помещениями

В центре культуры - хороший зал, но своих площадей театру не хватало. Поэтому с начала 2009 года «Другое небо» переехало в столовую бывшей школы №2 на Чкалова, 25 - здания, которое в 2019 году снова временно передали Ваналиннаской школе, ожидавшей сдачи в эксплуатацию нового корпуса. В «школьный» период театр начал проводить фестивали «Любителивы», куда приезжали любительские театры со всей Европы. Первый состоялся в 2010, последний в 2021, а всего их было семь. Участников оценивало международные жюри, а главное – было весело.

«Во второй школе столовая шикарная была, отдельно пристроенная к основному объему, - вспоминает Вайкерт. - Мы сами с ребятами колотили, пилили и строгали, все там сами сделали. Амфитеатр на 70 мест, костюмерная, реквизитная, все было у нас! А из ДК я ушел совсем, тем более, что в нем ремонт начался…»

Театр поддержали тогдашний председатель городского собрания Елена Коршунова и вице-мэр Ээви Паасмяэ. Специально оговариваясь, что ни с кем специально не дружил, Вайкерт очень тепло отзывается о помощи города. «Коршунова нам дала помещение, в котором мы с вами сейчас находимся, когда и из бывшей второй школы пришлось уйти. Тут раньше семейный центр был. Мне сейчас товарищество дало подвал, я туда декорацию всю отнес. Мы зал на 26 мест оборудовали - лучше, чем ничего», - голос Вайкерта исчезает где-то в драпировках.

Сипсик нормального человека

Мы выходим из крошечного кабинета с одним конторским столом в то, что можно условно назвать зрительным залом. Высота потолка – как в обычной квартире. С черным ящиком, который театр оборудовал себе на прежнем месте, не сравнить. Из-за традиционного для таких помещений черного цвета пространство напоминает штольню или подвал, хотя мы стоим на уровне улицы.

Владимир Вайкерт на рождественском фоне.
Владимир Вайкерт на рождественском фоне. Фото: Ян Левченко

Вайкерт просит не наступать на белую материю, натянутую на полу. Это снег для новогоднего представления, но репетируют без него - испачкается. Спектаклей сейчас мало, а в этом закутке можно хоть что-то показать. «В школах и садиках Силламяэ сейчас выступать нельзя. Изредка играем на сцене центра культуры, - поясняет Вайкерт. – Скажем, центр дал нам один день на новогоднюю постановку в четыре часа дня. Это точно не придет никто, непонятно, зачем такое время давать. У меня есть еще по Гоголю спектакль - «Как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем», там забор восемь метров. Тут я его репетировать не могу – он никуда не поместится. Поэтому мы играем без предварительных репетиций, в панике вылупив глаза и кое-как», - судя по мерной интонации, для Вайкерта это уже обыденность.

Спектакль по повести миргородского цикла весьма многолюден и помещается только на сцене центра культуры.
Спектакль по повести миргородского цикла весьма многолюден и помещается только на сцене центра культуры. Фото: Театр "Другое небо"

«Еще играем "Сипсика", и у нас это кукла. То есть это Сипсик, какой должен быть у нормального человека, а не мальчик, который бегает», - Вайкерт как профессионал, преданный любительскому театру, по-настоящему оживляется, когда говорит о работе. «Я три года думал, как поставить "Сипсика": он же там разговаривает. Актера взять? Даже маленького роста если, все равно же будет чудовище! И потом до меня дошло, что он же говорит Ану: "А тебе не скучно одной, когда ты со мной?". То есть он живет только в ее воображении. Это и было ключом. И я взял двух актеров - мужчину и женщину, у нас подзаголовок: "Когда я был маленьким". Мы играем - смотрят с удовольствием. Кохтла-Ярве, Йыхви, Нарва», - перечисляет Вайкерт.

Спектакль «Сипсик», где кукла - настоящая.
Спектакль «Сипсик», где кукла - настоящая. Фото: Театр "Другое небо"

Старшего брата Ану - мальчика Марта, который сшил для сестры тряпичную куклу, играет Алексей Беляев -помощник машиниста шагающего экскаватора, играющий в театре и музыкальной группе. «У нас три музыканта и барабанщик, вот это я», - в наличии самоиронии Алексею трудно отказать. Под «Другим небом» он уже больше двадцати лет. Театр для Алексея - возможность посмотреть на любую ситуацию изнутри, глазами ее участника. Поняв это, остался, придя сюда на последнем курсе ПТУ. «У нас такая теплая компания, что мы уже и не можем друг без друга»…

В «Сипсике» Март мог и телевизор из коробкт сделать. В картонном телевизоре выступает Алексей Беляев.
В «Сипсике» Март мог и телевизор из коробкт сделать. В картонном телевизоре выступает Алексей Беляев. Фото: Театр "Другое небо"

Театр как педагогика и психотерапия

До своего ухода из центра культуры театр чаще ездил в Таллинн. Владимир Вайкерт рассказывает о своей идее «Классного театра»: «Я смотрел школьную программу и по ней ставил спектакли – Пушкина, Гоголя, Островского, Чехова, естественно. Прямо в классах играли – на ура принимали». Этот же проект – Вайкерт говорит, что не так давно узнал это слово – вспоминает и Алексей Беляев, который считает, что педагогика удается учителю и с актерами, и с юными зрителями.

«Сипсика» можно играть где угодно, - подтверждает Алексей Беляев.
«Сипсика» можно играть где угодно, - подтверждает Алексей Беляев. Фото: Театр "Другое небо"

«Еще у меня был спектакль «Приключения Деда Мороза и Санта-Клауса в…», то есть, куда позовут, там и приключения. Его тоже в школах играли», - говорит Вайкерт, - «Потом это как-то стало все скукоживаться… Самое главное, что люди уезжают - молодежи нет. Раньше я брал детей в студию, а они после окончания какое-то время у меня еще играли. Теперь они могут и в 16 лет из города уехать, чтобы доучиться. Никого не стало. Моложе 26 лет у меня никого», - сетует Вайкерт.

В детской студии сейчас занимается восемь человек. Больше не взять - объем небольшой, духота. По мнению педагога, современные дети чересчур задерганные: им надо эстонский, английский, математику, химию, надо все и много. Это когда речь о мотивированных детях. «А если балбесы, то в телефоне все время. Я говорю: убрали телефоны. Вижу - маются. Чуть что - опять к телефону бросился. Я спрашиваю: что ты сейчас смотрел? Тик-ток. А там что? Ничего. Память - минутная, как у рыбки. Или боится, что ругать будут…», - предполагает Вайкерт.

Владимир Вайкерт с шутливым подарком от учеников.
Владимир Вайкерт с шутливым подарком от учеников. Фото: Театр "Другое небо"

Оценить перспективы театра не берутся ни режиссер, ни его подопечный - барабанщик Беляев. «Владимир Викторович - наш двигатель, все держится на нем, - проговаривается Алексей, - Он любит свое дело и поэтому ответственно подходит к нему. Он строгий в том, что касается театра. А так он просто очень хороший человек», - эта оценка из уст актера кажется очень важной. Почти до слез. А уж если думать о положении театра на фоне его истории - никаких слез не хватит.

Комментарий

«После реконструкции в центре культуры нет помещений», - говорит Наталья Борисова, организатор мероприятий в центре культуры и актриса театра «Другое небо».

Наталья Борисова.
Наталья Борисова. Фото: личный архив

Начнем с того, что на улицу театр никто не выбросил. Конечно, раньше у нас было обширное помещение – и декорационная, и гримерки, и полноценный зал, и кафе, где мы обсуждали спектакли. Могли выйти в фойе, пообщаться со зрителем за чашкой кофе, рассказать о своем видении постановки. В данный момент помещение у нас намного меньше. Мы сначала даже отчаялись, но потом и здесь решили играть. Пусть не на 50 человек, как было в старом зале, но хотя бы вдвое меньше. Театру важно работать так или иначе. Любительскому - тем более.

Я работаю в театре с тех пор, как Владимир Вайкерт возглавил драмкружок завода. Он в январе 1982 года приехал, а мы – молодые совсем – осенью пришли. В годы независимости не сразу была преодолена инерция старого управления театрами. Еще в середине 1990-х при поддержке города театр стал работать уже отдельно. На сцене стало тесно и в небольших, пусть и своих комнатках.

Потом в 2009 году в бывшую школу № 2 переехали все кружи Дома культуры. Мы тоже съехали одни из первых в сезоне 2008–2009 годов. Какое-то время, кроме нас, никого там не было. Мы проводили международные фестивали даже. Наша маленькая сцена, которую мы сделали сами, подходила для этого, играли и на площадке нынешнего центра профессионального образования. Потом школа пошла на реновацию, старое здание сносили. У нас забрали помещение театра и снова сделали из него столовую в 2019 году. Город предложил нам переехать в бывший семейный центр, и выбора у нас не было – частная аренда слишком дорогая.

Наталья Борисова.
Наталья Борисова. Фото: личный архив

Помещение маленькое, поэтому большие постановки мы продолжаем играть на сцене центра культуры. Летом там можно больше репетиций проводить, а в сезон зал плотно занят другими коллективами. Сейчас они все располагаются в здании бывшей эстонской школы. Там и досуг пенсионеров, и дневной центр Merelaine, и редакция газеты «Силламяэский вестник». Театру, кстати, там тоже предложили помещение, но там, где мы сейчас, уже все оборудовано. Так что очередной переезд был неперспективен. Мы приняли решение оставаться и ждать пока нам не предложат более интересный вариант.

Почему нам нельзя вернуться в центр культуры? Потому что там нет свободных помещений. Реновация проходила по проекту, который был сдан в 1949 году, это памятник архитектуры, и все нужно было вернуть в первоначальное состояние. После реновации там, где был танцевальный коллектив, теперь конференц-зал, а там, где был театр, - банкетный зал. Так что теперь центр культуры только временно предоставляет помещения коллективам – можно прийти, провести репетицию. Но не более…

Комментарии
Copy
Наверх