ЗАБАСТОВКИ НЕ МИНОВАТЬ ⟩ Кристина Каллас: это провал всего правительства; Рыбаков: пассивности русских школ есть объяснение

Елена Поверина
, ведущая видеорубрики
Copy
  • Каллас: спасет коллективный договор, как у медиков
  • Рыбаков: учителя – не медики, им некуда уезжать

Отсутствие компромисса по зарплатам грозит вылиться в массовую забастовку учителей. 12 декабря профсоюзы объявят дату протестной акции. Как выкарабкиваться из этой проблемы?

В дискуссии в студии Rus.Postimees приняли участие министр образования Кристина Каллас и учитель истории и обществоведения Кесклиннаской русской гимназии и Таллиннской еврейской школы Дмитрий Рыбаков.

Выдержки из беседы:

– Почему Минобраз и правительство допустили забастовку? Переговоры у госпримирителя окончательно провалились, сегодня подписан протокол о разногласиях, дающий зеленый свет для акции протеста педагогов…

Кристина Каллас: – Причина проста – в бюджете нет денег.

– Считаете ли вы это своим провалом?

Каллас: – Нет!

– Вам не удалось предотвратить забастовку учителей. Это тоже не провал?

Каллас: – Это провал всего правительства. Деньги нужно искать не в моем бюджете, а в бюджете министра финансов (Партия реформприм.ред.). Именно он управляет бюджетом зарплат учителей.

Дмитрий Рыбаков: – Министр образования озвучила сильное заявление о провале министра финансов. Кристине Каллас немного не повезло, что она стала министром после выборов в ситуации мощной монополии на власть со стороны центральной коалиционной партии. Я сочувствую министру образования, ей приходится сейчас бороться с политическим катком Партии реформ.

– Какое повышение зарплат гарантировано учителям на будущий год?

Каллас: – Всем учителям гарантирована минимальная зарплата в 1803 евро в месяц (госпримиритель предлагал 1824 евро, профсоюз настаивал на минимуме в 1836 евро прим. ред.). Повышение составит 3%.

Общий фонд зарплаты учителей, находящийся в распоряжении местных самоуправлений, повышается на 5,7% (вместо ранее обещанных 4,3%). Из этой суммы каждому учителю гарантировано не менее 3% в качестве прибавки к зарплате. Остальные деньги могут начисляться разным учителям по разным принципам.

– Средства на повышение зарплат учителей на 3% заложены в бюджете?

Каллас: – На сегодня еще не заложены. Договоренность о выделении дополнительно восьми миллионов евро была достигнута только в минувшую пятницу, данная сумма пока не вписана в госбюджет. Документ уже невозможно изменить. Сразу по принятии госбюджета будет оформлена поправка к закону, которая позволит влить в бюджет восемь миллионов.

Рыбаков: – Нас расстраивает то, что все время говорится о росте минимальной зарплаты, который отдается на откуп местным самоуправлениям, распределяющим средства по дифференцированной шкале. У нас нет никаких гарантий, что самоуправления распорядятся этими средствами по справедливости. 

Быть заложниками минимальной зарплаты мы тоже не хотим. У учителя нет возможности, как у военных, прийти в армию, одержать ряд побед, получить награду, продвинуться по службе и даже стать генералом. Педагог может быть прикован к минималке, как раб на галерах, в течение долгих лет. За это время в его жизни ничего не изменится, только энтузиазма и прыти поубавится.

Рост минималки на 3% – это смешные деньги. Мы должны говорить о конкурентоспособности зарплаты. Благая стратегическая цель в 120% от средней зарплаты по стране – это красивое стремление. Движению к этой цели нужно придать ускорение, иначе неизбежно проседание. Не хотелось бы, чтобы учителя оказались в жалком состоянии.

– Как проводить реформу, когда учителя больше не готовы работать за такие деньги при такой нагрузке?

Каллас: – Для перехода на эстонский дополнительно выделены большие ресурсы. Другое дело – реформа школьной сети, закрытие небольших гимназий. С января мы начинаем переговоры с местными самоуправлениями. Это коснется 31 самоуправления.

– Почему учителя русских школ не спешат бастовать?

Рыбаков: – Во время предупредительной забастовки талиннские учителя заняли выжидательную позицию. Русскоязычная школа в силу исторических и культурных обстоятельств является гораздо более авторитарным институтом. И, естественно, наши коллеги из эстонских гимназий стоят на земле прочнее русских учителей. Психологическая атмосфера в русских школах сейчас очень сложная! Это ни для кого не секрет.

Мы даже иногда шутим, что если бы министр или премьер-министр заявили о снижении зарплат, наши добросовестные и работящие учителя все равно бы остались на своем рабочем месте.

– То есть, перспектива увольнения перечеркивает любое желание русскоязычного учителя бороться за повышение зарплаты и поддерживать эстонских коллег?

Рыбаков: – Думаю, что те учителя, которые понимают, что они не смогут никогда преподавать на эстонском языке, переживают сейчас очень трудные эмоции. По-человечески им нельзя не посочувствовать.

– По вашей оценке, должны ли русские школы присоединиться к забастовке и, возможно, выдвинуть дополнительные требования в контексте перехода?

Рыбаков: – Если общенациональное решение о забастовке будет принято, мы, наверное, должны будем поддерживать коллег, даже если кто-то против забастовки.

Лично я тоже против забастовки. Мне, как историку, понятно, как мы оказались в такой ситуации. Почему-то до выборов в минувшем году была возможность поднять зарплаты учителей, а сейчас у нас совершенно иная ситуация. То же самое можно сказать и в отношении коалиции 2019–21 годов. Мы расплачиваемся за те фатальные ошибки, которые были допущены коалициями, начиная с 2016 года. Оголтелый популизм, включая отказ от второй ступени пенсионного страхования, дает свои плоды. Людям кажется, что деньги как булки растут на елках.

Каллас: – Я понимаю, в каком напряжении сейчас работают русские школы. Однако, право на забастовку есть у каждого учителя, независимо от уровня владения языком. Нельзя никого увольнять за участие в забастовке.

– Как выкарабкиваться из создавшейся ситуации, учитывая то, что компромисс по части зарплат уже невозможен?

Каллас: – Средств на 2024 год у нас просто нет. Это честный ответ. Другое дело – 2025, 2026 и 2027 годы. Нужно договориться о том, чтобы достичь к 2027 году цели в 120% от средней по стране зарплаты. На повестке дня – коллективный договор. В медицине этот документ, подписанный в свое время после забастовки, положил конец оттоку медиков в Финляндию.

Рыбаков: – У медиков есть возможность диктовать свои условия государству. В противном случае они соберут чемоданчик, переедут в Скандинавию и отлично там устроятся на работу. А учителям пойти некуда! Это понимают и государство, и педагоги. Последние находятся в заведомо более сложной ситуации.

Мы надеемся, что на переговорах о коллективном договоре государство и самоуправления найдут общий язык, и мы не допустим такой ситуации, что какой-нибудь тартуский бизнесмен-популист протянет руку помощи и возьмет ряд школ на личное содержание. Только бы до такого не дойти!

Следует укреплять диалог и, конечно, немного приглядывать за местными самоуправлениями, чтобы понимать, куда идут выделенные государством деньги.

Подробнее в повторе!

Студия Postimees: как успокоить учителей? / Одежда ведущей: Tallinna Kaubamaja / Boss
Студия Postimees: как успокоить учителей? / Одежда ведущей: Tallinna Kaubamaja / Boss Фото: Mihkel Maripuu
  • Почему правительство допустило забастовку?
  • Возможно ли успокоить педагогов?
  • Как проводить реформу, если учителя больше не готовы работать за такие деньги?
  • Какое повышение зарплат уже сейчас гарантировано?
  • Почему учителя русских школ не спешат бастовать?
  • Могут ли правительство и профсоюзы еще успеть договориться, или точка невозврата уже пройдена?
  • Коллективный договор в итоге выливается в политическую демагогию?

Одежда ведущей: Tallinna Kaubamaja / Boss 

Комментарии
Copy
Наверх