Интервью Rus.Postimees ⟩ В Эстонии выйдет главный аниме года, и это больше не экзотика: прокатчик советует привыкать (1)

Ян Левченко
, журналист
Copy
Кадр из фильма «Мальчик и цапля» Хаяо Миядзаки
Кадр из фильма «Мальчик и цапля» Хаяо Миядзаки Фото: 2023 Studio Ghibli

22 декабря на большие экраны всех балтийских стран выходит долгожданный фильм японского классика Хаяо Миядзаки «Мальчик и цапля». Его везет нам новая компания Artgene, одним из основателей которой является Алексей Бажин. Он много лет занят дистрибьюцией кино и анимации. Алексей рассказал Rus.Postimees, зачем продвигает именно Миядзаки, в чем привлекательность аниме и почему слухи о закате кинотеатров сильно преувеличены.

Алексей Бажин.
Алексей Бажин. Фото: личный архив

Название новой компании можно читать и как «арт-ген» и как art-gene(ration), то есть «арт-поколение». Алексей говорит, что любит многозначность – так интереснее. Тем более, что и продукт, с которым заявляет о себе новая кинокомпания, отличается от прямолинейно-массового кино. Вместе с тем, в Японии картина живого классика вышла без рекламы и тем не менее побила все рекорды посещаемости. Устойчивый спрос на фильм есть и в Европе. Теперь и в Эстонии билеты на премьерные показы уже почти разошлись.

- Миядзаки – это же не совсем аниме? Точнее, знатоки возмущаются, когда его так называют, говорят - все не так аниме это друое. Поясни, почему так происходит. И что это тогда такое?

- На мой взгляд, мы видим тут некое разночтение в трактовке термина «аниме». Хотя это и не термин вовсе, а лишь западное обозначение японской анимации с ее отличительными особенностями. Хотя в японской анимации есть немало разветвлений по разным критериям, фильмы студии Ghibli всегда выделялись на фоне того, что производила индустрия аниме. В том числе и по технической части, и по методам управления компанией, которую Хаяо Миядзаки создал вместе со своим другом, также известным режиссером рисованного кино Исао Такахата.

Хаяо Миядзаки на церемонии вручения премии Академии киноискусства в Лос-Анджелесе, ноябрь 2014.  
Хаяо Миядзаки на церемонии вручения премии Академии киноискусства в Лос-Анджелесе, ноябрь 2014.  Фото: KEVORK DJANSEZIAN/REUTERS

Популярность фильмов Хаяо Миядзаки росла от фильма к фильму. Рискну предположить, что сейчас она находится на самой высокой точке за всю его карьеру. Это все в сумме дает ощущение, что Миядзаки - уже не аниме, а нечто, что перерастает рамки этого расхожего обозначения. Но ведь если принять во внимание, что аниме - обобщение всей японской анимации, то фильмы Миядзаки - самое что ни на есть аниме. Так что «знатоки», наверное, глубоко лично воспринимают значение этого слова.

- Почему для старта новой эстонской кинокомпании выбран такой релиз?

- Как говорится, все звезды сошлись. Когда мы с супругой думали, чем могла бы заниматься наша новая компания, это и был один из вариантов – попробовать вывести на кинопрокатный рынок стран Балтии больше японской анимации, а за ней и какую-то другую авторскую. Моя супруга сама художник и режиссер, так что под ее влиянием я тоже проникся культурой анимации. Я пока все свои идеи не хотел бы раскрывать, вдруг они еще реализуются! В какой-то момент появилась возможность купить у британского дистрибьютора права и выпустить в странах Балтии новый фильм Хаяо Миядзаки «Мальчик и цапля». Такой шанс может не повториться никогда, так что мы решили рискнуть и спешно начали запускаться.

Синопсис фильма

Токио конца Второй мировой войны. 11-летний Махито теряет мать во время пожара и переезжает в ее родной город вместе с отцом. По соседству с их старинным особняком находится уединенная башня с гнездом серой цапли. Махито испытывает сложные чувства к отцу – управляющему на военном заводе, а особенно к мачехе Нацуко, которая приходится мальчику тетей. О башне, где живет цапля, известно, что ее построил двоюродный дедушка матери, который в какой-то момент в ней и исчез. Однажды Нацуко исчезает неизвестно куда, и охваченный предсувствиями Махито проникает в башню, чтобы найти ее. И тогда серая цапля становится проводником мальчика в потусторонний мир.

- Аниме и Миядзаки пользовались устойчивым нишевым спросом до войны в Украине на пространстве бывшего СССР. В той же ли системе координат находится Эстония, на твой взгляд?

- Все-таки фильмы Миядзаки сложно назвать нишевыми. Скорее они между нишевым и массовым кино. И это следствие взаимопроникновения культур, которое иллюстрирует Миядзаки. У него же Япония подчеркнуто не экзотическая, а вестернизированная. Это Восток, очень похожий на Запад. Фильмы Миядзаки прекрасно отражают этот модернизм, делающий Японию понятной и на другом краю света. А что стоит популярность мерча студии Ghibli, благодаря которому образы Тоторо и Безликого распространились по всему миру! Культура аниме и манги формировалась, пропуская через себя европейские влияния. Это была реакция на резкий технологический скачок в консервативной стране. Подобный скачок пережила не только Япония. Так что у меня нет сомнений, что в странах Балтии творчество Миядзаки тоже очень любят.

Фирменный магазин персонажей и другого мерча студии Ghibli в «Гиблипарке», Нагакуте, префектура Аити, остров Хонсю, Япония.
Фирменный магазин персонажей и другого мерча студии Ghibli в «Гиблипарке», Нагакуте, префектура Аити, остров Хонсю, Япония. Фото: YUICHI YAMAZAKI/AFP

- Я не фанат Миядзаки, хотя сознаю его значение. Как ты бы убедил меня, что его новую картину нужно посмотреть?

- Прежде всего, она антивоенная и остроактуальная сейчас, она дает ответ на многие вопросы, витающие в воздухе. Это серьезное, печальное и светлое высказывание одного из немногих живых гениев кино. На самом авторитетном ресурсе Rotten Tomatoes у нее рейтинг мировых кинокритиков – 97 процентов, зрительский – 82. Это нечасто встречается. Must see, иначе говоря. Любой фильм Миядзаки стимулирует любовь к жизни, предлагая очищение через приключение. Но тут случай особый. Например, во Франции в первый день проката «Мальчик и цапля» собрал больше, чем «Барби» на старте!

Кадр из аниме-фильма «Мальчик и цапля».
Кадр из аниме-фильма «Мальчик и цапля». Фото: 2023 Studio Ghibli

- Как тебе с твоим опытом работы на сравнительно большом рынке видится компактный рынок Эстонии?

- Пока он оставляет приятное впечатление. Средняя посещаемость кинозалов кажется мне достаточно высокой. Вокруг меня на обычных прокатных сеансах всегда по 20–40 человек. У нас появляются новые теплые отношения в этой сфере культуры и бизнеса. На рынке достойное разнообразие фильмов, немало кинотеатров. Может, хотелось бы чуть больше не сетевых, а эксклюзивных. Я не сторонник унификации и монополизации в кинопрокате. Ценю конкурентное многообразие. И в Эстонии оно есть. Мне нравятся ретроспективы культового кино, которые идут в Таллинне и Тарту. С восторгом смотрел подборку Джона Кассаветиса, с пленки - «Токийскую повесть» Ясудзиро Одзу. Мне нравится, что команды театров, которые показывают авторское кино, открыты к сотрудничеству. Люди понимают, что сначала красивая идея, а деньги - придут. В определенное время фестиваль PÖFF захватывает всю страну, и это потрясающе!

- Какие трансформации, на твой взгляд дистрибьютора, переживает спрос на кинозалы? Наверное, это не только однонаправленное пике?

- Я не знаю о каком именно пике идет речь, но если о падении спроса, то статистика сообщает обратное – люди возвращаются в кинотеатры. Конечно, пандемия, а за ней война в Европе не добавляют финансовой стабильности, мы живем в турбулентные времена. Но те же Apple TV и Netflix выпускают свои фильмы не только (или не сразу) на стримингах, но и в мировой кинотеатральной сети (см. ниже трейлер такой картины от Netflix - ироничного триллера «Стеклянная луковица» 2022 года - прим. ред.). Поэтому значимость кинотеатров все так же высока в кинобизнесе и в культуре проведения досуга. Да, сдуваются Marvel, несколько неудач подряд потерпела студия Pixar, но это не означает, что происходит, как ты выразился, пике.

Я не склонен драматизировать и преувеличивать изменения. Они как раз свойственны живому, а не полумертвому организму. И изменения пока лишь нащупываются на самом деле. Поиск новых форматов, реорганизация направлений и прочее. В сравнении с 2018–19 годами денег стало намного меньше, но это вызов, который надо принимать и от уровня которого – снова расти! Индустрия не исчезает от того, что в ней перестают быть успешными гиганты, которые вчера казались неуязвимыми.

Комментарии (1)
Copy
Наверх