МНЕНИЕ ⟩ Переход на эстонский язык обучения требует особого подхода к детям с задержкой речевого развития

, член правления Cоюза родителей программы языкового погружения
Copy
Ксения Георге.
Ксения Георге. Фото: Частный архив

Cоюз родителей программы языкового погружения выступает против поголовного перевода на эстонский язык обучения детей с особыми образовательными потребностями. Ксения Георге, член правления организации, пишет, что сами по себе особые образовательные потребности не явлются противопоказанием для обучения на неродном языке, но при подтвержденных специалистами проблемах с речью ребенка попадание в среду, где ничего не понятно, может вызвать у ребенка столь сильный стресс, что он окажется непреодолимым препятствием для обучения.

Союз родителей программы языкового погружения (MTÜ Keelekümblusprogrammi lastevanemate liit) всегда поддерживал обучение на эстонском языке. Это понятно уже и из названия организации, а также логично вытекает и из того, что союз всегда занимался продвижением программ языкового погружения и поддержкой развития многоязычия. В последние годы всегда было актуальным обсуждение этой темы применительно к детям с особыми образовательными потребностями.

К союзу за советом часто обращаются родители, которых беспокоит вопрос, подходит ли обучение на неродном языке детям, которым и на родном-то языке не все дается. Однозначного ответа на этот вопрос нет. Позиция союза состоит в том, что само по себе наличие особых образовательных потребностей не является противопоказанием к обучению на неродном языке. Тут мы согласны с Министерством образования, что и с легкой умственной отсталостью (если она не сопровождается речевыми проблемами) можно путем методики языкового погружения освоить второй язык.

Консультация со специалистом необходима

Но здесь появляется очень большое и важное «но»; прежде чем принимать решение о выборе программы обучения, родителям необходимо посоветоваться со специалистами! Да, вот такое банальное условие, проигнорировав которое, однако, можно сильно навредить ребенку. Касается это не только тех детей, кто начинает обучение в школе, это важно и для тех, кто идет в садик. Если в семье используется только один язык и овладение им ребенком не соответствует привычным темпам, то это заметно уже, например, и в три года. В таком случае выбор языка обучения может оказать решающее влияние на дальнейшие коммуникативные навыки ребенка.

Если у ребенка есть подтвержденные специалистами проблемы с речью, ее формированием или использованием, то при попадании в среду, где ничего не понятно, может возникнуть слишком сильный стресс, который окажется непреодолимым препятствием. Недоразвитие речи очень часто идет вместе с задержкой общего развития. Это значит, что у ребенка еще не сформирована никакая картина мира, нет базы, на которую накладывается новый язык. Тут не поможет методика погружения; для ребенка это будет непонятный шум, который может привести в том числе и к проблемам с поведением.

Только-только заговорившие могут снова замолчать

Ребенок может начать испытывать дискомфорт и единственным способом показать это для него будут крик и агрессия. Если ребенка к началу обучения в школе только-только «разговорили» совместными усилиями родителей, психологов и логопедов, то при попадании в другую языковую среду он может снова замолчать. Если с помощью терапевтов и коррекционных педагогов еле-еле научили ребенка выполнять задания и регулировать поведение, то опять же в другой языковой среде, где он не сумеет донести до учителя свои потребности и совершенно не будет понимать требования педагога, с почти стопроцентной вероятностью мы получим откат: ребенок снова будет кричать, он может начать проявлять агрессию по отношению к себе, одноклассникам, учителю.

Если у ребенка недостаточная языковая база родного языка (например, из-за сильной задержки речи), на которую необходимо будет надстраивать новые знания, то разрыв со сверстниками в развитии может стать еще больше.

С самого начала составления стратегии о переходе на эстонский язык обучения мы неоднократно задавали Министерству образования вопрос, кто и как будет принимать решение о том, на каком языке ребенку с особыми образовательными потребностями можно учиться. Закон разрешает при соответствующем решении комиссии Rajaleidja вести обучение на родном языке. В Rajaleidja в свою очередь утверждают, что с формальной точки зрения детей с речевыми проблемами в Эстонии нет и таких решений они выносить не собираются.

Да, действительно, ранее не было потребности в том, чтобы в решении комиссии был указан рекомендованный язык обучения или отдельно вынесены именно речевые проблемы, потому что для выбора школы с соответствующим языком обучения решение не требовалось. Но это не означает, что такие решения вовсе не нужны!

На принятие необходимых решений осталось восемь месяцев

Если к сентябрю 2024 года таких решений не будет, то пострадают в первую очередь ученики четвертых спецклассов, обучающиеся сейчас по обычной или облегченной программе. В первом и втором классе они учили эстонский язык два часа в неделю, сейчас учат четыре часа в неделю. Они с трудом овладевают простой разговорной речью и ни о каком обучении на эстонском языке в их случае речи идти не может.

Не легче будет и первоклашкам, которые выходят из логопедических групп и групп выравнивания, многие из которых в силу особых образовательных потребностей к первому классу еще не владеют и родным языком на должном уровне, при этом они обучались в детском саду на русском языке.

Если не откроются русскоязычные малые классы, педагоги малых классов без языковой категории C1 будут вынуждены покинуть свои рабочие места. Опорные специалисты будут обязаны работать с детьми из малых классов и детьми на специальной или усиленной поддержке на эстонском языке. Русскоязычную помощь опорных специалистов родитель должен будет обеспечить сам, в лучшем случае - при частичном финансировании социального департамента или местного самоуправления.

Подводя итог, хочется еще раз отдельно подчеркнуть, что Союз родителей программы языкового погружения поддерживает переход на эстоноязычное образование для нормотипичных детей безо всяких оговорок. Однако союз категорически против поголовного перевода на эстонский язык обучения детей с особыми образовательными потребностями без наличия объективной оценки специалистов о возможности такого вида обучения для конкретного ребенка.

Если врачи или опорные специалисты дают заключение, что обучение на неродном языке не будет для ребенка посильным, то ни в коем случае нельзя его отдавать в классы с эстонским языком обучения.

Если закон подразумевает исключение, которое прописано в опубликованном министерством руководстве для родителей и школ, то должно быть гарантировано и его выполнение.

Союз родителей программы языкового погружения стоит за исполнение закона. Министерство образования должно занять четкую позицию и гарантировать каждому ребенку с особыми потребностями профессиональную оценку его возможностей учиться на неродном языке. Для детей, которые не имеют возможности обучаться на эстонском языке, должно быть организовано обучение на родном языке.

Комментарии
Copy
Наверх