«Нашему лучшему другу Евгению Пригожину». Почему многие в ЦАР рады видеть ЧВК «Вагнер»

BBC News Русская служба
Copy
BBC
Так выглядит храм Русской православной церкви в Банги, ЦАР.
Так выглядит храм Русской православной церкви в Банги, ЦАР. Фото: ВВС News

Корреспондент Би-би-си рассказывает о том, почему ЧВК «Вагнер» пользуется поддержкой многих местных жителей в Центральноафриканской республике, несмотря на то, что его наемников обвиняют в военных преступлениях, а США считают террористами.

В столице Центральноафриканской республики (ЦАР) Банги, примерно в 20 минутах езды от центра города, расположен единственный в стране храм Русской православной церкви - церковь святого Андрея.

Оригинальную версию репортажа корреспондента Би-би-си Емиси Адегоки на английском языке можно прочитать здесь.

Она стоит в тихом, но полуразрушенном переулке. Здание очень скромное: бетонный пол, алюминиевая крыша, подпертая деревянными балками, на стенах - святые и полдюжины свечей на алтаре.

Настоятель церкви, отец Сергий Воемава, одетый в белую рясу и богато расшитую золотую ризу, радушно встречает прихожан. Он ходит вокруг паствы, размахивая кадилом, и читает молитвы.

На первый взгляд в этой сцене воскресного дня в преимущественно христианской стране нет ничего необычного.

Но для многих церковь святого Андрея - символ крепких дружеских связей между ЦАР и Россией.

Поначалу отец Военава без энтузиазма воспринял идею нашего визита.

После смерти главы ЧВК «Вагнер» Евгения Пригожина в августе прошло всего несколько месяцев. Его гибель вызвала повышенное внимание к ситуации в ЦАР, влиянию России и, особенно, к присутствию в стране российских наемников.

Более 200 российских военных инструкторов прибыли в ЦАР после того, как в 2018 году президент государства Фостен-Арканж Туадера попросил Россию о помощи в борьбе с повстанческими группами.

Но, согласно отчету следственной группы The Sentry, за это время «Вагнер» воспользовался слабостью государственных институтов и армии ЦАР и разработал план по захвату власти в государстве.

«Они фокусировались на четырех основных направлениях: политике, экономике, информации/дезинформации/пропаганде и армии, - сказала в интервью Би-би-си главный расследователь The Sentry Наталия Духан, много лет наблюдающая за ситуацией в ЦАР. - Они проникали в эти отрасли и использовали их для продвижения своих финансовых и экономических интересов».

По ее словам, в горнодобывающем секторе «Вагнер» руками национальной армии нейтрализовал вооруженные группировки, контролировавшие эту сферу, и значительно продвинул свои интересы.

Духан утверждает, что российские наемники проводят в Центральноафриканской республике кампанию террора и несут ответственность за повсеместные нарушения прав человека, включая внесудебные казни, пытки и изнасилования.

В этом году Великобритания объявила ЧВК «Вагнер» террористической организацией, а США назвали ее «крупной транснациональной преступной сетью».

Что думают жители

Между тем, для многих жителей ЦАР, переживших десятилетия гражданской войны, ситуация не столь однозначна.

Русская православная церковь в Банги, ЦАР.
Русская православная церковь в Банги, ЦАР. Фото: BBC

Отец Воемава старается особо подчеркнуть, что его связь с Россией началась раньше, чем в стране появились силы «Вагнера». Он начал собирать деньги на церковь в 2010 году, а ее строительство началось в 2015-м.

«Наши связи с Москвой носят сугубо религиозный характер», - объясняет он свое нежелание обсуждать политику.

При этом он охотно рассказывает, что многое изменилось с приходом российских военных.

«Мы, граждане ЦАР, очень рады тому, что россияне здесь и обеспечивают безопасность. В Центральноафриканской республике наступил мир. Уже пять лет мы живем в мире, без войны», - говорит священник.

Это мнение теперь увековечено в центре Банги, где установлена статуя, изображающая группу российских военных, своими телами защищающих женщину с ребенком.

У подножия скульптур лежат высохшие венки и букеты, возложенные еще в августе, с надписью «нашему лучшему другу Евгению Пригожину».

Памятник наемникам ЧВК «Вагнер» в центре столицы ЦАР.
Памятник наемникам ЧВК «Вагнер» в центре столицы ЦАР. Фото: BBC

Пророссийские настроения в странах западной и центральной Африки в последнее время стали еще более очевидны, после того как с 2020 года по региону прокатилась волна военных переворотов.

Такие страны, как Мали, Нигер и Буркина-Фасо, больше не признают колониального авторитета Франции, которая, по их мнению, не смогла помочь им решить проблемы безопасности.

Многие жители ЦАР разделяют эти чувства.

«Нам нужно беспроигрышное партнерство. Вот почему россияне здесь, чтобы эта страна тоже могла извлечь пользу их будущего развития», - говорит Эмери Брайс Ганзайлес, бизнесмен из ЦАР, недавно переехавший обратно в Банги после того, как двадцать лет прожил во Франции.

По его мнению, если Россия будет проводить в Африке такую же политику, как Франция, ничего не получится.

Бамбари, столица префектуры Уака, расположенная примерно в 400 км от Банги, в годы гражданской войны была эпицентром ужасного насилия. Теперь этот город иллюстрирует то, как в стране постепенно улучшалась ситуация с безопасностью.

Единственный доступный способ добраться до города - рейсом ООН, который летает три дня в неделю. Ехать на автомобиле нецелесообразно и долго, поскольку дороги разбиты, либо вообще отсутствуют.

Это суровая действительность, напоминающая о проблемах, которые стоят перед страной. О том же говорит и присутствие миссии ООН. Голубые каски миротворцев и их белые транспортные средства видны повсеместно.

ЦАР.
ЦАР. Фото: BBC

С 2014 года «голубые каски» играют важную роль в защите гражданского населения и работе с местными властями, но они не могут занимать ничью сторону или вести наступательные боевые действия.

Два года назад Бамбари все еще находился под контролем повстанцев, но сейчас он полон жизни, хотя обгоревшие остовы зданий все еще видны по всему городу.

Относительный мир позволил 15-летней Джовании Ренемейе и тысячам детей, завербованных в вооруженные группировки, надеяться на лучшее будущее.

Ей было всего восемь лет, когда ее вместе с бабушкой захватили повстанцы и отправили на работу в свой лагерь. «Я долгое время переживала последствия травм», - мягко говорит Джования, рассказывая, как она пережила ужасное физическое насилие и едва избежала принуждения выйти замуж за одного из повстанцев.

Однажды им удалось бежать во время похода за водой. Теперь Джования снова живет с родителями. Сейчас она разводит свиней и откладывает деньги, чтобы исполнить свою мечту: стать врачом.

По мнению губернатора Уаки Виктора Биссекойна, возврат к нормальной жизни не был бы возможен без вмешательства отрядов ЧВК «Вагнер».

«Когда мы попросили у мирового сообщества помощи и оружия, оно обложило нас санкциями. В 2021 году сюда пришла Россия и за два года помогла нам вернуть контроль почти над всей страной, кроме небольших приграничных анклавов», - сказал он в комментарии Би-би-си.

«Когда ваш дом горит, вам неважно какой водой его тушить - сладкой или соленой, главное, чтобы пожар был потушен», - объясняет Биссекойн.

ЦАР-
ЦАР- Фото: BBC

Президент Туадера придерживается такого же мнения и оправдывает присутствие ЧВК «Вагнер» в стране.

«Сообщалось, что 80% территории [ЦАР] оккупировано вооруженными группировками. Сегодня, благодаря сотрудничеству [с ЧВК], эти цифры полностью изменились», - сообщил он в интервью Би-би-си.

66-летний Туадера, который в начале этого года провел весьма неоднозначный референдум об отмене ограничения президентских сроков, окружил себя охраной из числа вагнеровцев.

Группы людей, одетых в камуфляж и балаклавы, то и дело сменяют друг друга в президентском дворце.

ЦАР.
ЦАР. Фото: Reuters

Сейчас, по словам президента, перед властями стоит очень важная задача - обучить собственные службы безопасности, сделать их профессионалами, готовыми в любой момент защитить народ.

На просьбу Би-би-си прокомментировать обвинения в адрес ЧВК «Вагнер» в многочисленных нарушениях прав человека, включая пытки, насилие и внесудебные казни, президент заявил, что расследованием по этому вопросу занимается специально созданная комиссия.

Но для критиков это звучит неубедительно.

«Это очень опасно, потому что группа «Вагнер» уже просочилась в экономику страны, в сферу безопасности, в политику, а теперь они уже управляют страной», - говорит бывший премьер-министр ЦАР Мартин Зигеле.

В самом начале он поддержал решение руководства ЦАР обратиться за помощью к России, но был разочарован, когда в качестве помощи были присланы наемники ЧВК «Вагнер», которую он называет «криминальной группировкой».

«Они абсолютно вольны делать, что им вздумается, ходить, куда вздумается, и принимать любые решения по их усмотрению», - говорит Зигеле.

Президент Туадера отказывается назвать дату вывода наемников, ссылаясь на необходимость сначала установить в стране прочный мир.

По словам главного расследователя The Sentry Наталии Духан, именно так и работает стратегия «Вагнер» по внедрению - сделать страну максимально зависимой от группы.

Многие полагали, что влияние ЧВК в Африке само собой исчезнет после неудавшегося военного мятежа Евгения Пригожина против руководства России и его смерти.

Но группировка не расформирована, вместо этого идет процесс ее слияния с российской армией.

«Происходит реорганизация, передислокация персонала и вооружений. Сначала многие подумали, что [ЧВК «Вагнер»] уходит, но это оказалось не так. Это просто внутренние перестановки», - говорит Духан.

ЦАР.
ЦАР. Фото: BBC

Похоже, в ЦАР все по-прежнему. Верным признаком этого является появление в президентском дворце двух россиян без масок, которых спешно приводят к президенту, пока мы ждем интервью.

Один из них - высокопоставленный представитель ЧВК «Вагнер» Дмитрий Сытый. Он был замечен рядом с Евгением Пригожиным на последнем видео, которое тот опубликовал незадолго до смерти, и, по слухам, сейчас является главой наемников.

Еще одна примета российского присутствия - развешанная по всему Банги реклама нового российского пива Africa Ti L’Or.

В городском баре Cave заметно, что агрессивная маркетинговая кампания уже привлекла клиентов.

«Мне бы хотелось, чтобы [его] было больше в Центральноафриканской Республике», - говорит Макс Франклин, держа в руке свое пиво Africa Ti L’Or, которое считается более крепким, чем местное, и более выгодным по цене, поскольку продается в бутылках большего размера.

Наверх