ОТВЕЧАЕТ КАССА ЗДОРОВЬЯ ⟩ Эстонскую медицину ожидает коллапс? Что показывает новый портал пациента? Вакцина от коронавируса еще актуальна?

Сергей Метлев
, главный редактор изданий Postimees на русском языке
Copy
  • В случае пандемий решающее слово должно принадлежать ученым, а не политикам
  • Портал пациента морально и технически устарел
  • Очереди к врачам-специалистам могут стать еще длиннее

Извлекла ли Эстония уроки из пандемии коронавируса? Что пришло на смену порталу для пациентов digilugu.ee? Верно ли утверждение, что через 5-6 лет эстонская система здравоохранения может остаться совсем без денег? Об этом и обо многом другом в эфире передачи Rus.Postimees «На кухне» порассуждал советник по коммуникациям Кассы здоровья Игорь Ляпин. Ведущий - Сергей Метлев.

- Недавно бывшая глава Научного совета Ирья Лутсар выступила с утверждением, что вакцинироваться от ковида молодым и здоровым людям нет никакого смысла, и что коронавирус стал обыкновенным сезонным респираторным заболеванием. Игорь, должны ли мы верить таким утверждениям?

- И да, и нет. Возможно, стоит рассказать о том, как мы в Кассе здоровья подходим к этому вопросу. У нас в Эстонии при Министерстве социальных дел действует такой орган, как совет по иммунопрофилактике. В нем состоят различные профессора, люди, которые занимаются иммунологией, действующие вирусологи, врачи из больниц, и так далее.

Они перед каждым сезоном вакцинации выпускают свои новые заключения. О том, как проводить вакцинацию в Эстонии.

Кадр из передачи.
Кадр из передачи. Фото: Михкель Марипуу

Этой осенью совет снова дал свои рекомендации, в которых было в этот раз сказано, что в первую очередь надо сфокусироваться на группах риска. В случае ковида к группам риска у нас относятся люди старше 60 лет, а также люди с очень серьезными заболеваниями, или с хроническими заболеваниями. Это люди, у которых протекание ковида может быть связано с очень высокой опасностью для здоровья.

Поэтому вакцинация в первую очередь нацелена именно на них. Но государство сейчас позволяет бесплатно вакцинироваться от коронавируса всем людям, находящимся в Эстонии.

Этой осенью мы проводим вакцинацию только самой последней вакциной от Pfizer, потому что тот же самый научный совет постановил, что поскольку коронавирус очень быстро мутирует, и сегодняшний штамм уже не похож на прошлогодние, то нужно использовать только самую последнюю вакцину.

- Всем ли хватит вакцин? Ты сказал, что сейчас используется только один тип вакцины. В достатке ли его на наших складах?

- Надо признать, что в конце ноября наши запасы стали стремительно уменьшаться…

- Почему?

- Потому что и в этом году был большой интерес к вакцинации от коронавируса. С одной стороны, мы можем похвалить жителей Эстонии, которые действительно заботятся о себе, потому что превентивные меры - это личная ответственность человека за свое здоровье. С другой стороны, все вакцины, которые имеют сезонный характер, с ними трудно точно планировать необходимые объемы.

Кадр из передачи.
Кадр из передачи. Фото: Михкель Марипуу

То есть уже в начале года нам нужно понимать, сколько вакцин мы закажем к осени. В этом году получилось так, что мы заказали 82 000 доз самой последней вакцины. 75 000 - это была вакцина для взрослых, точнее, даже для людей старше 12 лет. Остальные были предназначены для детей, один вид - для детей от 6 месяцев до 4 лет, и второй - от 5 до 11 лет.

В какой-то момент количество вакцин для взрослых стало на наших складах действительно уменьшаться. Поэтому мы стали прорабатывать варианты, как можно получить дополнительные объемы.

В этот понедельник к нам на склад Кассы здоровья прибыла поставка, 11 500 доз, и сейчас можно сказать, что запас у нас уже имеется. 21 декабря должна прийти очередная поставка, если ничего не изменится. В ней будет уже более 25 000 доз той же самой вакцины, а то, что наша склад опустел, означает, что пополнили свои запасы те медицинские учреждения, которые вакцинируют людей.

- Какие, скажем, три основных урока можем извлечь из этих двух очень трудных лет пандемии?

- Если начать с уровня всего общества, то можно вспомнить, что в первые месяцы пандемии применялись самые различные меры по предотвращению распространения заболевания. Очень быстро это привело к закрытию самых разных учреждений. Спортзалов, ресторанов, кафе… С одной стороны, это, безусловно, влияло на ситуацию, ученые говорят, что люди меньше соприкасались друг с другом, но с другой стороны, это всегда и вопрос открытости общества, открытости экономики.

Если говорить обо всем обществе, то это был новый вирус, непонятный вирус, причем для всего человечества, и тут нельзя сказать, что Эстония себя вела каким-то сильно отличающимся от остального мира образом.

- А справились ли мы с информированием населения? У нас шла речь о том, что довольно значительная часть населения, чуть ли не до трети, так и не поверила Кассе здоровья, не поверила в необходимость вакцинации, и так и не вакцинировалась…

- Я бы сказал, что многие люди не поверили не только нам, они не поверили и врачам и специалистам. Привлекалось очень много врачей и ученых, и не верили и им, что больше всего поражает.

Но если мы говорим о мерах, которые затрагивают все общество, то и решения должны по этим мерам быть достаточно широкие и проработанные. Коммуникации с обществом можно проводить только на основе каких-то уже имеющихся решений. Возможно, поначалу главная проблема и состояла в том, что у нас не хватало очень четких и понятых всем решений. Либо такие решения принимались не очень быстро.

Кадр из передачи.
Кадр из передачи. Фото: Михкель Марипуу

Задним числом приходится слышать критику, что, мол, сделано все было быстро и нормально, а вот коммуникация немного подкачала. Как человек, отвечающий за эту сферу, я воспринимаю такие упреки с улыбкой. Потому что мы можем рассказывать только о том, что уже решено, о решениях, которые уже приняты.

- И все-таки определенная волна недоверия к трактовке государством пандемии, к вакцинированию действительно наблюдалась. Довольно много ожесточенности у людей возникло в отношении разных ограничений. Нельзя сказать, конечно, что большая часть населения Эстонии бастовала против масок и QR-кодов, этого не было. И все-таки нельзя отрицать, что общество довольно сильно раскололось. Какие выводы можно сделать из этого? В будущем все опять пойдет по такой же траектории, если вдруг, не дай бог, появится еще один столь же опасный вирус?

- Я отвечу как человек, занимающийся этой темой в Кассе здоровья. Я думаю, что для меня и для моих коллег было бы гораздо проще, если бы этот вопрос был не так сильно политизирован. Мне самому кажется, что общественный резонанс возникший вокруг вакцинации, вокруг QR-кодов и всего прочего, действительно был во многом политизирован. В первую очередь тон задавали политики, а не врачи или ученые. Я думаю, что в этом и состояла самая большая проблема, которую нужно решить.

Нужно понять, насколько легитимным может быть мнение члена правительства, политика, госчиновника, противоречащее мнению вирусолога, мнению людей, занимающихся иммунопрофилактикой, мнению лечащих и практикующих врачей.

- Сменим тему. Касса здоровья только что объявила о том, что портал digilugu.ee, где мы могли смотреть свои рецепты, могли записываться к врачу, смотреть свою историю болезни, теперь закрылся и на его место пришло что-то другое. Очень интересно узнать, сколько денег потратили на разработку нового портала, и зачем он вообще понадобился? Старый что, совсем не работал?

- Понадобился он по той причине, что имевшийся портал действительно стал немножко и морально, и технически устаревшим. Этот портал пациента, как его еще называли, находившийся по адресу digilugu.ee, работал в таком виде последние примерно 15 лет. Люди, которые соприкасаются с темой инфотехнологий, прекрасно понимают, что 15 лет - это дико большой срок для каких-то онлайн-решений.

Поэтому естественным образом встал вопрос о замене портала. Люди хотят в интернете быстро и точно получать информацию. Новый портал в том виде, в котором он уже запустился, после долгого периода и закрытого, и полуоткрытого тестирования, должен отвечать сегодняшним потребностям пациентов.

- Какие новинки есть по сравнению с предыдущей версией?

- На данном этапе портал выглядит как своего рода конструктор. В принципе он дублирует все те же функции, которые были на старом портале пациента. Но его новая платформа такова, что к нему можно постоянно добавлять новые изменения и новые функции. И план на следующие годы состоит в том, что мы будем постоянно добавлять на портал все больше новых услуг и все больше информации. В первую очередь это будет нацелено на оповещение, например, человек очень быстро и легко сможет увидеть, какие у него забронированы обследования.

Человек сможет быстро узнавать результаты своих обследований, сразу видеть, какие ему назначены новые анализы, человек сможет заказывать себе на телефон СМС-напоминания, которые позволят ему не забыть, что его ждет прием к врачу-специалисту, или что ему выписано направление на какое-то обследование.

Конечно, в будущем мы хотим перенести туда как можно больше информации, которая нужна именно пациенту. Часть этой информации сейчас, возможно, находится, на других ресурсах, например, на домашней странице Кассы здоровья. В этом смысле мы бы хотели, чтобы люди в основном заходили на один портал, и получали там всю необходимую информацию.

- Насколько я понимаю, там будет добавлена одна очень интересная функция, а именно - счета за лечение, и, например, если твое лечение покрывает Касса здоровья, ты все равно увидишь, сколько это стоило.

- Да, если не ошибаюсь, эта функция уже доступна на портале здоровья. В левом меню можно выбрать эту функцию, я сам после того, как в последний раз обращался к врачу, заходил в эту графу и смотрел, да, там можно увидеть, кто оказывал услугу и во что она обошлась Кассе здоровья.

С одной стороны, это такое напоминание каждому застрахованному жителю Эстонии, что это не просто какие-то формальные строки в бюджете. Это действительно реальные деньги, и люди могут видеть и понимать, сколько стоят на сегодняшний момент медицинские услуги для Кассы здоровья, для нашей солидарной системы здравоохранения. С другой стороны, эта и своего рода мера прозрачности, мера по личному контролю, ты как пациент знаешь, что вот, ты ходил в какую-то клинику, и там за деньги Кассы здоровья тебе оказали определенные услуги.

Например, ты видишь в своей учетной записи на портале здоровья, что на что-то пошло больше денег, что были оказаны какие-то дополнительные услуги. После этого можно обратиться и к поставщику медуслуг, и в Кассу здоровья, и мы постараемся пресечь какие-то возможные случаи, где идет речь о каких-то злоупотреблениях системой здравоохранения. В общем, это важный шаг в сторону прозрачности для всех.

- Прямое электронное общение с врачом в этой новой версии пока не предусмотрено?

- В виде прямого электронного чата такой возможности нет. Врачи разные, клиники разные, и какого-то общего функционала, позволяющего общаться в чате с врачом-специалистом, насколько я знаю, пока не предвидится. Хотя я не знаю всех планов, которые имеются, допустим, на период через пять лет. Как я уже сказал, портал имеет форму конструктора, когда его все время можно дополнять какими-то новыми функциями.

- Стоимость проекта известна?

- Если честно, я сейчас не могу ее назвать. Я знаю точно только то, что к финансированию привлекались и европейские средства, как очень часто бывает при реализации подобных проектов. Но какой была доля самофинансирования именно со стороны эстонского государства, я, к сожалению, точно сказать не могу.

- Мы упомянули вопрос денег, вопрос прозрачности расходов. Не так давно Больничная касса стала Кассой здоровья, то есть у вас произошел прекрасный ребрендинг, и вы хотели показать, что занимаетесь вопросам обеспечения здоровья, а не просто болячками…

- Все верно…

- Насколько я помню, недавно опубликованный финансовый анализ того, что ждет в будущем Кассу здоровья, говорит, что к 2027 году ожидается дефицит бюджета учреждения в размере 250 млн евро. Если эта проблема решаться не будет, то какие услуги будут закрываться? Что будет происходить с медицинскими услугами?

- Все, к сожалению, верно, и цифры действительно не обнадеживающие в плане прогнозов состояния бюджета Кассы здоровья. Наши анализы показывают, что уже в 2025 году мы достигнем минуса в 150 млн евро, и к 2027 году этот показатель приблизится к 250 млн евро.

Вопрос сейчас состоит в том, сможет ли наше государство, наше правительство, наш налогоплательщик направлять в бюджет Кассы здравоохранения, в бюджет эстонского здравоохранения больше денег. Могу напомнить, что в нашу солидарную систему здравоохранения каждый налогоплательщик вносит через социальный налог свой взнос.

Потом на средства этого общего бюджета и оказывается медицинская помощь, и оплачиваются те самые счета за лечение, которые теперь можно посмотреть и на портале пациента. На данный момент мы знаем, что наше население стареет. Работающее население, которое платит налоги, постепенно уменьшается. И в такой демографической ситуации выглядит логичным, что такой социальный налог, который у нас имеется сегодня и действует уже с 1990-х годов, больше не может покрывать все нужды.

Люди живут дольше, медицина постоянно развивается, новые и эффективные лекарства приходят на рынок, и в первое время они стоят больше денег, потому что мы знаем, что рост зарплат, рост цен на все влияет, в том числе и на расходы на здравоохранение. Следовательно, все услуги, которые оказывают больницы, становятся тоже дороже. Растут зарплаты персонала, зарплаты врачей, зарплаты медсестер, дорожает электричество, за которое должны платить больницы.

Выпускаются не только новые препараты, но и новые системы, то есть новое медицинское оборудование. Оно тоже стоит денег. Если мы хотим оказывать эстонским пациентам современную медицинскую помощь, то мы должны это оборудование закупать, так что расходы постоянно растут.

С другой стороны, мы знаем, что находимся сейчас в ситуации, когда разные сферы жизни, разные сферы государственного управления Эстонии требуют дополнительного финансирования. Оборона, образование…

- Вы конкурируете с обороной, с образованием, и причины, по которым растут расходы на медицину, понятны. Но может ли Касса здоровья, в данном случае - в твоем лице, обрисовать, что будет, если 250 млн евро не будут в течение четырех лет найдены?

- В этом случае мы окажемся в ситуации, когда финансирование здравоохранения останется прежним, но его уже будет не хватать. Так как цены и затраты будут расти. Простая логика говорит о том, что мы просто начнем сокращать какие-то функции. Я не могу точно сказать, что это будет выглядеть именно так, но, скорее всего, число каких-то медицинских услуг, покрываемых сейчас кассой, будет сокращаться. Самими простыми словами для зрителей можно сказать, что в первую очередь это будет означать, что очереди к врачам увеличится. Потому что в год касса будет оплачивать меньше приемов врачей-специалистов, чем сейчас.

Да, опять-таки это такой порочный круг, потому что мы знаем, что если человек не получит своевременно помощь от врача-специалиста, и у него что-то заболит и возникнет экстренная ситуация, то он или вызовет «Скорую помощь», или отправится в приемный покой за экстренной медицинской помощью. Что стоит очень много денег для Кассы здоровья, при этом гораздо дешевле вылечить человека у врача-специалиста, чем лечить его тогда, когда у него случится какой-то кризис. Когда заболевание достигет пика, и человека надо будет лечить уже экстренными мерами.

В этом смысле такая ситуация катализирует очень нехороший эффект для системы здравоохранения. Когда и так перегруженные сотрудники отделений экстренной медицины и «Скорой помощи» станут брать на себя еще большую нагрузку. И тогда они уже будут требовать больше денег для себя.

- Правильно ли я понимаю, что в условиях ухудшающейся доступности так называемой государственной медицины, люди, которые обладают финансовыми ресурсами, скорее всего, пойдут в частную медицину, чтобы получить помощь пусть за деньги, но быстро? И начнется отток в частную медицину сотрудников из государственной?

- Такие прогнозы тоже высказываются. Хочу напомнить, что по различным прогнозам и оценкам Всемирной организации здравоохранения, тот процент самофинансирования, который человек сам несет при оплате медицинских услуг, в Эстонии один из самых высоких в Европе…

- Но мы же платим только пять евро за визит!

- Да, но по последним данным, доля самофинансирования пациента в лечении в Эстонии достигает 22 процентов…

- Что это значит? Услуги частной медицины тоже охватываются этим показателем?

- Да, это просто та часть расходов на здоровье жителя Эстонии, которые он оплачивает из своего кармана. Почему в Эстонии этот процент так высок? Мы же знаем, что услуги стоматологов в Эстонии платные. Для несовершеннолетних они бесплатные, но не для взрослых. Да, существует небольшое государственное пособие для совершеннолетних, но если человеку требуется серьезное лечение зубов, то он из своего кармана заплатит во много раз больше.

Кроме того, учитываются и все те лекарства, которые покупает человек. Да, Касса здоровья компенсирует значительную часть стоимости многих лекарств, у нас есть лекарства, которые входят в группу компенсируемых с различными процентными долями. Часто бывает, что человек при покупке рецептурного лекарства в аптеке платит только 10 или 20 процентов от его рыночной стоимости. И если возможности Кассы здоровья из-за дефицита бюджета сократятся, это означает, что нам придется из каждой сферы забирать по кусочку. Пособия станут меньше, скидки на лекарства станут менее значительными, очереди к врачам увеличатся.

- Итак, ты говоришь, что меньше станут компенсации при покупке лекарств; могут ли уменьшиться и компенсации по больничному листу?

- И это может стать одним из вариантов. Потому что все эти траты делаются из бюджета Кассы здоровья. Если Касса здоровья будет поставлена перед фактом, что дополнительного финансирования из госбюджета никак не получить, то мы должны будем управляться с имеющимся количеством денег. Речь пойдет, возможно, о заключении общественного консенсуса, обществу должно стать понятно, что с имеющимся бюджетом Касса здоровья не вывезет все возложенные на нее задачи. Это означает непопулярные меры…

- Какие предложения Касса здоровья делает со своей стороны министерству в контексте поиска денег?

- Касса здоровья не может диктовать политику государства. Или политику министра здравоохранения. Недавно министр здравоохранения Рийна Сиккут выступила с инициативой, она захотела обратиться к правительству с предложениями о том, как изыскать больше средств в бюджет здравоохранения. Там был разговор о том, чтобы напрямую из государственного бюджета выделять средства на страховку здоровья для несовершеннолетних.

Я хочу напомнить, что сейчас эта мера действует только в отношении неработающих пенсионеров. Одно из предложений министра - это сделать похожую схему и для всех несовершеннолетних.

- И все-таки поясни, пожалуйста, вот существует кубышка в виде бюджета Кассы здоровья, куда стекаются деньги из социального налога. Из этой кубышки вы даете деньги на разные услуги. Например, сейчас есть план выделить деньги на лечение всех несовершеннолетних. Получается, что Рийна Сиккут сейчас говорит, что надо добавить государственных денег к другим государственным деньгам, потому что бюджет Кассы здоровья - это тоже государственные деньги…

- Да, абсолютно так.

- То есть она хочет найти где-то в госбюджете деньги и положить их в кубышку Кассы здоровья. Получается, это предложение, которое пока не имеет под собой источника денег, а просто речь идет о механическом перекладывании денег…

- Да, но тут надо понимать, что система здравоохранения сама в принципе должна стоять за то, чтобы она была достаточным образом профинансирована.

- То есть нужны новые источники?

- Нужны новые источники, но, как я уже говорил, социальный налог у нас сейчас точно такой же, какой он был в 1990-х годах. Вопрос к политикам - захотят ли они переделывать, захотят ли они переосмысливать всю систему социального налога. Условно говоря, захотят ли его привязывать, допустим, к алкоголю или табаку. Еще к каким-то товарам, которые вредят здоровью. Налог на сахар, или еще что-то, что напрямую поступало бы в Кассу здоровья. Также можно просто увеличить процент социального налога.

Касса здоровья не может политически диктовать, как решать этот вопрос; к сожалению, не может, или даже, скорее, к счастью. Если правительство договорится, что оно каким-то образом найдет средства для лечения каких-то застрахованных групп лиц, и под любым соусом сможет увеличить приток средств в бюджет Кассы здоровья, для нас это будет хорошо. Ведь наша главная функция состоит в том, чтобы у нас были средства для оплаты качественных медицинских услуг, оказываемых жителям Эстонии.

Текст является выдержкой из беседы. Полную версию интервью смотрите в видео. 

Комментарии
Copy
Наверх