«На кухне» ⟩ «Мы помогаем языковому погружению». Куратор Олеся Мюнд рассказала, зачем Ласнамяэ розовый павильон

Ян Левченко
, журналист
Copy

Гостем первой кухни Rus.Postimees, вышедшей в 2024 году, стала куратор образовательных программ Дома искусств Олеся Мюнд. Она сама практикующая художница, считающая, что искусство и образование - тесно соседствующие понятия. С начала ремонта основного здания на площади Свободы филиал в Ласнамяэ успел сделать больше, чем можно было бы ожидать. Мы поговорили об интервенции современного искусства в места повседневного проживания людей и о почти безвозмездной пользе, которую можно извлечь из этого «вторжения».

Официальная должность Олеси - куратор образовательных программ Дома искусств. Это значит, что она занимается широким, если не вообще всем, спектром работы, с которой ассоциируется деятельность этой институции. Ведь искусство - и это отправной тезис Олеси: «Искусство - это образование, а образование - это искусство». Игра слов? Куратор образовательных программ уверена: ни в коем случае! 

Олеся Мюнд в студии Rus.Postimees.
Олеся Мюнд в студии Rus.Postimees. Фото: Eero Vabamägi

- Олеся, ты представляешь Таллиннский дом искусств, который сейчас находится в Ласнамяэ, где появился розовый павильон. Центральный дом искусств на площади Вабадузе на ремонте. Получается, у вас только одна площадка сейчас?

- Да, мы сейчас в основном находимся в Ласнамяэ, хотя на площади Вабадузе у нас осталась Linna gallerii, то есть маленькая галерея, в которой мы тоже проводим камерные выставки. Дому искусств там принадлежит две галереи – одна прямо на площади Вабадузе, а другая на углу улицы Харью. Ты правильно заметил, что наше здание находится на ремонте. И пока здание лечится, мы переехали в Ласнамяэ.

- Все-таки, одно дело, когда искусство показывается в центре города, где есть туристы и предполагаемая культурная публика, а когда это происходит в новом районе, да еще и в самом большом спальнике Таллинна, где живет без малого треть населения города, это совсем другое. Здесь люди просто живут, спят, ходят в магазин, а на работу и за развлечениями чаще едут в центр. Или как-то удается с этим что-то сделать?

- Смотри, было принято решение переехать именно в Ласнамяэ. Потому что все такие культурные и арт-институции действительно по умолчанию всегда в центре, а тут нам выдалась возможность выбрать, куда бы мы хотели поехать со своим современным искусством. И мы выбрали такой неоднозначный район, как Ласнамяэ, чтобы познакомиться с людьми, и чтобы они познакомились с нами. И чтобы эти отношения начали развиваться.

Олеся Мюнд в студии Rus.Postimees.
Олеся Мюнд в студии Rus.Postimees. Фото: Eero Vabamägi

- Потому что пропускная способность высокая? И кому-то обязательно зайдет?

- Ну, и потому что нам интересно – интересно понять, как воспримут. Это такой, может быть, смелый шаг – прийти в спальный район с современным искусством. Может ли на этой почве, и как на этой почве может возникнуть диалог, обмен мнениями и какое-то вовлечение людей, которые живут в спальном районе, в культурную соединительную ткань, - вот, что нам было интересно.

- Гипотеза понятна. Ну, и что, получается? Какие-то проекты позволяют сказать, что люди действительно реагируют и возникает диалог?

- Да. Но мы и находимся на проходном месте: у нас рядом культурный центр Линдакиви, там этот мост, через который люди ходят в магазин и обратно. Они заходят к нам и оставляют свои отзывы в нашей книге и находятся в диалоге с нами после, например, определенного тура, проведенного на выставке. И также там очень много школ, что для нас тоже ценно. Мы хотим работать с будущим поколением, хотим инвестировать в будущее поколение. Мы очень ценим отношения со школами и развиваем их.

Олеся Мюнд в студии Rus.Postimees.
Олеся Мюнд в студии Rus.Postimees. Фото: Eero Vabamägi

- Можешь ли ты вспомнить какие-то проекты, выставки, которые зашли, и люди на них реагировали, можно было наблюдать положительную динамику посетителей?

- На последней выставке было около трех тысяч. Сейчас, на новой выставке, пока сложно сказать, потому что год только начался.

- Ну, хорошо, вот ты упоминаешь школьников. Я учился в школе в позднесоветские годы, по которым многие ностальгируют. Я помню прекрасно, как это происходило. Нас могли куда-то загнать, нас собирали, вели куда-то в музей, нравится – не нравится, неважно. Никто не вводил в контекст, не было такой традиции – что-то объяснять, в основном все любили ходить в кино, а если музей – все такие: ы-ы-ы… Что вы делаете для вовлечения?

- Мы делаем крутые образовательные программы. Это не просто, знаешь, как в кино сходить с попкорном, это опыт проживания, целое путешествие, в которое ты попадаешь. Это такое погружение в среду и контекст, содержание и форму. В этом плане мы довольно успешны, у нас хорошие отзывы от учителей. Как мы занимаемся привлечением? Каждая выставка несет определенную концепцию, и мы ее перерабатываем под школы. Наши программы заточены под школы. Для этого мы выявляем ключевые слова, на которые опирается выставка. Они могут быть точками входа в нее, для учителей в том числе. Они соответственно своим программам решают, когда им подойдет эта тема, чтобы ее обсудить вместе с классом.

- Наверное, темы, которые учителя хотели бы обсудить с детьми, должны входить в какой-то резонанс с тем, что обсуждается в школе. Но на чем бы ты сделала акцент из того, что вы уже предложили людям?

- Давай я конкретно о текущей выставке расскажу, которую сделала молодая художница Ханна Самосон с куратором Сиймом Прейманом. Она рассказывает о путешествии внутрь себя. Это очень важно, знаешь, в жизни каждого человека - будь он ученик в школе или взрослая публика. Когда ты принимаешь какое-то решение, оно всегда связано с какими-то страхами и алгоритмом действий.

Олеся Мюнд в студии Rus.Postimees.
Олеся Мюнд в студии Rus.Postimees. Фото: Eero Vabamägi

И там зал перестроен тотально. Ты действительно отправляешься, делаешь остановки и переформируешь то, что ты уже знаешь. Художница выразила момент расставания с прошлым, приняв решение поменять что-то в своей жизни. Выставка основана на каком-то личном переживании, под влиянием которого она решила найти для себя новый путь восприятия, новый путь жизни и то, чтобы ее могло бы поддержать, когда ее старая жизнь разрушилась. Она воссоздает свою жизнь на руинах старой жизни. Происходит подъем на вершину горы, понимаешь? А там человека настигает невероятный страх высоты… И это своего рода метафора начала пути. Потом мы попадаем в место, где куча разных коробок, и смотрим видео, где художница их пакует. Это какие-то ее страхи, эмоции, ошибочные убеждения, те ценности, которые не работают больше в этой жизни. Она расстается с ними, выкидывает их в окно.

Посетитель видит, что его жизнь тоже уставлена коробками – и это те моменты, которые удерживают от того, чтобы быть смелыми, чтобы пробовать дальше. Искусство здесь и помогает увидеть разные варианты решения. Мало того, оно сложносоставное и помогает мыслить на нескольких уровнях. К форме добавляется содержание, мысль, потом контекст и еще личность автора. Процесс наблюдения хотя бы за одной формой очень сильно развивает мышление. Плюс у художников чувственность развита сильнее, поэтому они могут сложный месседж упаковать в какой-то, например, бытовой предмет. В ту же коробку. Коробки у нас везде, так что искусство внедряется к нам в быт.

Олеся Мюнд на выставке «Держи меня нежно» (Ласнамяэский Дом искусств), лето 2023.
Олеся Мюнд на выставке «Держи меня нежно» (Ласнамяэский Дом искусств), лето 2023. Фото: Mihkel Maripuu/Postimees/Scanpix Baltics

- Я тебя перебью, хотя совершенно не хотел этого делать. Я был увлечен наблюдением за тем, как ты это делала. Тут я в скобках замечу, что Олеся сама художница и мастер перформанса, что мы только что с вами, дорогие зрители, и наблюдали. Ты ведь говоришь о коробках, которые совершенно необязательно в воображаемом мире присутствуют. Зайди в любую квартиру, и все заставлено коробками, которые люди годами не способны разобрать. Получается, не нужно далеко ходить за возвышенными идеями, чтобы разговаривать с человеком на языке искусства!

- Да, здесь я могу еще один пример привести, более красочный, когда бытовой предмет может стать даже учителем. Например, горшок с засохшим растением. Это отсылка к выставке Фло Касеару, которая у нас была, она называлась «Отрезанные от жизни» и была посвящена насилию в семейных отношениях. Горшок с цветком - везде на подоконнике, но в выставочном зале, в контексте выставки, стал метафорой межличностных отношений, и он стал учителем. Он учил, как нужно заботиться о семейных отношениях. Так же, как цветок нуждается в поливке и заботе, так и отношения нуждаются в постоянном внимании, орошении любви. И мы сразу видим, что будет, если мы не будем этого делать! Цветок засохнет! И теперь ты уже и к цветку не будешь относиться, как раньше, а возможно, даже с уважением, потому что он учит тебя таким ценным вещам. И все это благодаря метафоре, которую несет искусство! Искусство помогает нам поместить мысли в какую-то форму.

Фло Касеару на вручении ежегодных премий «Капитала культуры».
Фло Касеару на вручении ежегодных премий «Капитала культуры». Фото: Mihkel Maripuu/Postimees/Scanpix Baltics

- Ты уже не раз упомянула о вещах, которые становятся учителями. Это достаточно неожиданное уравнение, неожиданная и интересная формулировка…

- Я вообще считаю, что искусство - это образование, а образование - это искусство! Мы стараемся превращать искусство в помощника для изучения чего-то нового. Например, актуальная тема перехода на эстонский язык обучения – искусство с его многоплановым воздействием помогает эффективно погрузиться в среду другого языка. Вкусовая палитра слова тоже разворачивается красками, фактурами и средой, которая задействует все наши органы чувств и разворачивает в разных значениях свой язык. Получается, ты не за партой сидишь и читаешь его с доски или с учебника, это плоско очень. Здесь среда, здесь ты погружаешься, и у тебя появляется, образно, вкусовое чувство этого языка, и это гораздо эффективнее влияет на интеграцию.

Комментарии
Copy
Наверх