Министр образования Кристина Каллас: таллиннская власть плохо понимает, против кого бастуют учителя (4)

Анастасия Тидо
, журналист
Copy
Кристина Каллас.
Кристина Каллас. Фото: Tairo Lutter

Вчера партнеры по правящей коалиции долго, но безрезультатно спорили о том, как решить кризис в сфере образования. Если правительство не сможет найти консенсус с педагогами, то в ближайший понедельник эстонские школы ждет забастовка. Rus.Postimees выяснил, что делает сейчас правительство и министр образования для избежания забастовки, будут ли школы работать и почему министр обвиняет власти Таллинна в том, что они сами экономят на учителях. 

Премьер-министр Кая Каллас по поводу ожидаемой забастовки вчера заявила, что она всецело за за повышение зарплаты учителям, но найти их должно Министерство образования. «У меня просят 50 миллионов в год или 200 миллионов на четыре года, а у меня их нет. Если это приоритет для министерства образования, то у них большой бюджет, они могут что-то реорганизовать и найти средства. Если они предложат решение, я не против», - сказала Каллас.

Таким образом понятно, что ответственный за забастовку уже назначен и это будет министр образования Кристина Каллас. Министр это понимает, поэтому не теряет надежды, что переговоры закончатся успешно. «Я всегда оптимист и надеюсь на лучшее, - сказала нам Кристина Каллас. - Поскольку мы очень стараемся найти решение, то рано или поздно оно будет найдено». Вопрос в том, что «рано или поздно» должно случиться до 22 января. 

Чего хотят угрожающие забастовкой учителя?

Учителя хотят в этом году повышения их минимальной зарплаты до 1950 евро брутто. Таким образом, учительская «минималка» должна быть равна средней зарплате по Эстонии. «Нам очень сложно это сделать в текущем году и я не считаю это реальным, - говорит министр образования. - Учителя тоже подали уже компромиссное предложение, в котором согласились, что если в этом году такое повышение невозможно, то пусть повысят на 33 евро уже в этом году и начнутся переговоры о заключении коллективного договора на ближайшие три года».

В ходе этих переговоров должно быть решено, как достичь учительской зарплаты в размере 120% от средней зарплаты по Эстонии. «Это компромиссное предложение учителей я как министр образования представила вчера партнерам по коалиции и его долго обсуждали, но к решению пока не пришли», - рассказала Кристина Каллас. Напомним, Кая Каллас заявила вчера, что 200 миллионов на 4 года министерство образования должно изыскать в своих закромах. 

Дети должны быть в школе или дома?

«Нельзя препятствовать детям посещать школу, это конституционное право ребенка на образование, - четко ответила министр. - Поэтому школы просто закрыть нельзя. Школа должна быть открыта и никто не может организовать все так, что в школе все процессы остановятся и ее просто закроют».

Министр объяснила, что школа должна каким-то образом организовать учебный день для учеников: либо удаленное обучение, либо заменяющие занятия, либо заменяющие педагоги проведут уроки. 

Один из самых спорных вопросов, связанных с забастовкой - это оплата рабочего дня учителя, который фактически не будет работать, а будет бастовать. Еще в декабре, когда была определена дата забастовки, власти Таллинна сообщили, что продолжат платить зарплату бастующим педагогам школ и детских садов. В то же время закон гласит, что зарплата за время забастовки не выплачивается. 

Таллинн поддерживает забастовку против себя

«По-моему, в Таллинне плохо понимают, против кого бастуют учителя. Таллинн ведь  является работодателем учителей, учителя Таллинна бастуют точно так же против Таллинна, как и против правительства. В Эстонии вопрос зарплат учителей - это распределенная ответственность», - заявила Кристина Каллас.

По ее словам, Министерство образования и правительство устанавливают минимальную заработную плату для учителей, а затем гарантируют субсидирование заработной платы, чтобы муниципалитеты могли платить учителям хотя бы минимальную заработную плату.

«Еще 20% доплачивают на всякий случай. Но на самом деле платят зарплату и определяют рабочую нагрузку учителей муниципалитеты, именно они заключают с учителями трудовые договоры», - говорит министр. - Таким образом, если в конечном итоге учитель не доволен своей зарплатой и условиями труда, поэтому объявляет забастовку, то он точно так же бастует и против Таллиннской городской управы».

Таллинн на учителях откровенно экономит?

По словам Кристины Каллас ситуация с оплатой зарплаты бастующим вообще очень странная. «Ирония в том, что государство выплачивает муниципалитетам субсидии на заработную плату учителей, чтобы они могли как работодатели обеспечить им конкурентоспособную зарплату. Именно для этого правительство выделяет субсидию. А сейчас, когда учителей все-таки не устраивает их зарплата и они начинают бастовать против своего работодателя, то Таллинн использует эту же субсидию на то, чтобы оплатить время забастовки», - объяснила министр.

Система заработной платы учителей в Эстонии построена таким образом, что государственная зарплатная субсидия гарантирует единый уровень минимальной заработной платы для всех учителей по всей Эстонии. Местное самоуправление, которое фактически является работодателем учителя, должно было бы доплачивать к минимальной зарплате из своих налоговых поступлений в зависимости от того, какой уровень зарплат в этом самоуправлении.

«Логика в том, что если стоимость жизни в Таллинне выше, чем, например, в Сетумаа, то логично, что Таллинн и зарплату должен платить выше. У Таллинна налоговые поступления существенно выше, чем в бедных самоуправлениях. - говорит министр. - Но Таллинн доплачивает к минимальной зарплате очень мало, если вообще к государственной субсидии что-то доплачивает. В Харьюмаа есть муниципалитеты, которые платят гораздо больше, чем государственная субсидия, потому что стоимость жизни там выше».

Как долго может продолжаться эта забастовка? «Конечно, чем меньше, тем, конечно, лучше, - признает Кристина Каллас. - Если все образование в Эстонии будет приостановлено, то это очень болезненный удар для воспитания. Это очень плохо влияет на учителя, на всю систему образования и взаимное доверие всех сторон. Нам все равно придется как можно скорее договориться».

Наверх