Михаил Кылварт: Путин – преступник, Украина должна победить, эстоноязычное образование поддерживаю (1)

Тарво Мадсен
, журналист
Copy
Михаил Кылварт.
Михаил Кылварт. Фото: Ээро Вабамяги

В студии Postimees побывал председатель Центристской партии Михаил Кылварт. В беседе с ведущим Тарво Мадсеном он рассказал, как воспринял новость об уходе в «Отечество» бывшего главы центристов Юри Ратаса, порассуждал о перспективах преодоления центристами кризиса, а также дал в конце разговора ответы на вопросы о своем отношении к российской агрессии в Украине и к переходу на эстоноязычное школьное образование. 

Полную версию интервью смотрите на эстонском языке здесь. Выдержки из беседы:

- Сегодня Юри Ратас выразился на своей пресс-конференции примерно так, что у Центристской партии нет будущего. С какими чувствами вы слышите такие слова?

- Знаете, Юри ведь тоже спортивный человек, и он часто подчеркивал, что знает, что такое командная игра. И я думаю, что он знает, что в случае командных видов спорта бывает так, что сильные игроки в команде показывают себя тогда, когда наступают трудные времена. Появляются травмы, проблемы, и тогда сильные игроки собираются, находят нужные слова для команды, и у команды снова начинается рост.

И в политике точно так же, по-другому нельзя. Бывают периоды подъема, бывают периоды падения. Сейчас у нас наблюдается период спада, и Юри решил, что в той команде, у которой все сейчас идет хорошо, у него больше перспектив. Я это интерпретирую так.

Я думаю, что если бы у нас все шло хорошо, то Юри остался бы в Центристской партии, был бы вместе с нами. Возможно, в таком случае наши дела пошли бы на лад быстрее. Сейчас мы получили вот такой удар, но мы справимся. Это не первый трудный период в истории партии и, скорее всего, и не последний.

- Почему, по вашему мнению, у Центристской партии наступили трудные времена?

- Мы должны признать, что этот кризис начался не после съезда. И даже не после выборов в Рийгикогу в прошлом году. Тренд к снижению появился уже довольно давно. Это началось после местных выборов в 2017 году, когда статистика начала показывать, что все выборы свидетельствуют о тенденции к снижению.

Это и местные выборы в 2017 и 2021 году, и выборы в Рийгикогу в 2019 и 2023 году. Тенденция к снижению наблюдалась все время. Еще один аспект: наш рейтинг после выборов в Рийгикогу в 2023 году был 16 процентов. За полгода до этого, в октябре 2022 года, он был на уровне 13 процентов.

После съезда он был на уровне 13 процентов, сейчас опять видим небольшое снижение. Это политическая динамика, и тут ничего не поделаешь. В сравнении с Партией реформ, у которой в начале прошлого года было 37 процентов, а сейчас - 16-17, мы потеряли не так много, мы уступили после выборов пару процентов, а они - 20. Да, у Центристской партии трудные времена, но это не экзистенциальный кризис.

Михаил Кылварт и Тарво Мадсен.
Михаил Кылварт и Тарво Мадсен. Фото: Ээро Вабамяги

- Вряд ли вы будете отрицать, что и в отношении вас высказываются упреки в «пророссийскости»…

- Только дайте тогда определение, что же это значит!

- Ну, в принципе, в нынешнем контексте это касается войны в Украине. Подразумевается поддержка деятельности нынешних российских властей…

- Ну послушайте! Я понимаю, что вопросы могут возникать, и роль политика в том, чтобы отвечать на вопросы. Даже если приходится отвечать два, три раза, десять раз. И я уже отвечал на это десять раз. В отношении этой войны моя позиция - не политическая. И моя позиция очень проста: если какое-то государство начинает агрессию, если какое-то государство начинает убивать людей в другом государстве, то речь уже не о политике.

Это нельзя как-то оценивать, это нельзя как-то оправдать. И я говорил об этом и по-русски, и по-эстонски, и в русскоязычных СМИ, и в эстоноязычных. Как тут можно что-то сказать по-другому?

Как бы иначе меня могли принимать мэры украинских городов, депутаты Рады, причем в местах, куда никто из Эстонии, мне кажется, не приезжал? Не только в Киеве, но и в местах, находящихся в нескольких километрах от фронта. Я об этом уже говорил, но раз меня об этом спрашивают вновь и вновь, снова скажу, что я был первым эстонским политиком, отправившимся в Украину после начала агрессии. Когда никто еще не знал, что это все значит и когда это закончится.

- Да, я знаю, вы ездили в Украину, Таллинн оказывает гуманитарную помощь украинцам. Но давайте поговорим очень конкретно, сыграем как бы в игру - я говорю предложение, если вы с ним согласны, вы его просто повторяете, и тогда мы сразу все это разрешим, и поговорим уже снова о Центристской партии, об образовании и обо всем прочем…

- Давайте, но у меня нет никаких иллюзий, что этот вопрос о «пророссийскости» все равно будет подниматься и впредь.

- Но я уже точно не спрошу об этом…

- Но эти вопросы все равно будут задаваться. И это не игра, это очень серьезная тема.

- Но давайте все-таки попробуем…

- Это похоже на тест на лояльность, верно?

- Немного. Итак, Эстония должна быть на стороне Украины и поддерживать Украину?

- Да, и я всегда об этом говорил.

- Я, Михаил Кылварт, поддерживаю Украину и убежден в том, что Украина должна эту войну выиграть…

- Да, и об этом я тоже говорил. На сто процентов согласен, но должен кое-что добавить. Я хочу сказать, что для кого угодно на моем месте этот тест был бы оскорбителен. Но для политика это нормально. Политик должен отвечать на любые вопросы.

- Я прошу прощения у вас, если это звучит оскорбительно. Но эти темы в обществе поднимались. Владимир Путин - военный преступник…

- Он куда больше, чем военный преступник. Он преступник по отношению к своему народу, он - преступник по отношению к украинскому народу, тут нет никаких вопросов.

- Мне очень приятно, что НАТО расширяется и в альянс вступают Финляндия и Швеция…

- Этот процесс еще нужно довести до конца. Но интересы эстонского государства в том, чтобы наши соседи, Финляндия и Швеция, были в том же самом блоке, что и мы. Это абсолютно прагматичный интерес, который очень легко понять.

- Я поддерживаю переход на эстоноязычное образование…

- Я думаю, что Таллинн может быть примером в этом процессе. Мы запустили в этом году программу, которую не удавалось запустить Министерству образования и науки. Это комплексная программа, и я надеюсь, что она будет принята в использование на общегосударственном уровне. Мы привлекаем в школу специалистов, недостаток учителей - это не только проблема русских школ, это проблема всей страны.

Хотелось бы говорить не о каких-то там настроях, а о содержании того, что есть планы делать. У нас внедрены меры, по которым учителя получают дополнительное обучение, языковое обучение, и отдельно внедрены меры, направленные на учеников. И это мы делаем ежедневно.

- Таким образ, ваш ответ утвердительный, вы поддерживаете переход на эстоноязычное образование?

- Да.

Наверх