В Нарве раскрыта загадка, ответ на которую не знали почти три четверти века

Маргус Мартин
, журналист
Copy
Ценный вклад в изучение барочных деревянных фрагментов в Нарве внесли студенты-художники из Таллинна и Тарту.
Ценный вклад в изучение барочных деревянных фрагментов в Нарве внесли студенты-художники из Таллинна и Тарту. Фото: Jelizaveta Gross

Нарвский музей подобен захватывающему бездонному ларцу с сокровищами, коллекцию которого стоит изучать долгое время. В ходе недавно завершившегося второго этапа исследования барочных деревянных фрагментов, было установлено назначение предметов из разрушенных церквей приграничного города, хранившихся в запасниках Нарвской художественной галереи в последние годы, а также то, какие мастера их изготовили.

Работу сделало особенно интересной то, что упомянутые объекты – трехметровые рамы картин церкви Яани (бывшего собора) и фрагменты алтарной стены главной, Преображенской церкви (первая была разрушена, вторая – повреждена при бомбардировке марта 1944 года и снесена через несколько летприм. М.М.) – в свое время попали в музей, но сведений о том, кто их привез и откуда, не было. «У нас не было никакой информации об этих предметах и ​​о том, как они попали в музей, – подтвердила куратор проекта и руководитель выставки Нарвского музея Анне Рауд. – В 1951 году в просто было записано, что "привезены позолоченные фрагменты деревянного иконостаса шведской православной церкви", но на самом деле то, что там было написано, не соответствует действительности». Она отметила, что если кто-то случайно не появится и не расскажет, то, скорее всего, навсегда останется загадкой, как исторические деревянные фрагменты попали в хранилище музея.

С помощью рентгенофлуоресцентного анализатора, немного напоминающего фен, в ходе работы было установлено, что на орнаментах исторических рамок картин – не имитация, а настоящее золочение и серебрение.
С помощью рентгенофлуоресцентного анализатора, немного напоминающего фен, в ходе работы было установлено, что на орнаментах исторических рамок картин – не имитация, а настоящее золочение и серебрение. Фото: Елизавета Гросс
Наверх