ЕВРОВЫБОРЫ 2004 ГОДА ⟩ Значительное расширение ЕС принесло мало голосов и много проблем

Ирландский президент Европарламента Пэт Кокс (на фото с микрофоном) обращается к избирателям в преддверии европейских выборов 2004 года в Аахене, Германия. Фото: Euroopa Liit / Euroopa Parlament
, редактор
Copy

Выборы в Европейский парламент состоялись в июне 2004 года всего через месяц после большого расширения, в ходе которого к союзу присоединились десять стран Восточной и Южной Европы. При этом жители новых стран на тот момент так же - или даже сильнее -  устали от своих правительств, как и так называемые старые европейцы.

Накануне выборов в Европарламент, как и обычно, в каждой стране в центре внимания были в основном внутренние вопросы, в том числе, экономическая ситуация и безработица, но в Западной Европе также наблюдалось т широкое противодействие войне в Ираке. Кроме того, дебаты о будущем Конституции ЕС, которые были в самом разгаре, подогревали евроскептические настроения.

Выборы в Европейский парламент 2004 года

  • Выборы проходили с 10 по 13 июня 2004 года.
  • Голосование проходило в 25 странах Евросоюза.
  • Право голоса имели 342 миллиона граждан, из которых проголосовали 45,6 процента.
  • В Европарламент было избрано 732 евродепутата.

Хотя официальное расширение произошло 1 мая 2004 года и пришлось на самый разгар предвыборной кампании, во многих местах это вызвало больше головной боли, чем радости - в старых странах-членах беспокоились, будут ли новички действовать так же, как привыкли в европейской политике, а жители новых стран-членов не вполне ощущали, что присоединение к ЕС действительно как-то улучшило их жизнь.

Скандалы в Восточной Европе перед расширением

За несколько недель до того, как десять стран Восточной и Южной Европы официально стали членами ЕС, преддверие празднования расширения в нескольких присоединяющихся странах омрачили политические скандалы. Брюссель пытался уменьшить общее беспокойство по поводу того, что, возможно, двери для новичков были открыты слишком рано.

Сначала в конце марта премьер-министр Польши Лешек Миллер объявил, что он и его правительство уйдут в отставку 2 мая, то есть на следующий день после официального присоединения к ЕС. Несмотря на то, что его поддержка упала до пяти процентов в результате обвинений в коррупции и плохом управлении, Миллер все же хотел остаться в истории тем человеком, который привел Польшу в ЕС, сообщал EUobserver.

Поскольку это был первый случай импичмента президента в Европе, коррумпированный Паксас в своей защитительной речи подчеркнул, что репутация Литвы не должна пострадать в преддверии вступления в ЕС, сообщало «Радио Свободная Европа».

В начале апреля последовал политический шок из Словакии, где в первом туре президентских выборов победил популист Владимир Мечьяр, который, будучи трижды премьер-министром, сделал Словакию в 1990-х годах изгнанником в европейских дипломатических кругах - в том числе утверждая, что ЕС был жестокой империалистической силой, вмешивающейся во внутренние дела Словакии. Таким образом, ЕС и НАТО начали переговоры о присоединении страны к ЕС только после того, как Мечьяр покинул власть. Его также обвиняли в коррупции во время его премьерства и в похищении сына президента Словакии в 1995 году, сообщили Reuters и Radio Prague International.

Поэтому неудивительно, что в Брюсселе вздохнули с облегчением, когда политик с сомнительной репутацией в итоге не прошел в президенты во втором туре.

Однако прежде чем наступило это облегчение, в Восточной Европе вспыхнул еще один скандал, когда 6 апреля парламент Литвы отстранил от должности президента Роландаса Паксаса, который дал литовское гражданство своему крупному спонсору избирательной кампании, российскому бизнесмену Юрию Борисову, и даже сделал его своим советником. Поскольку это был первый случай импичмента президента в Европе, коррумпированный Паксас в своей защитительной речи подчеркнул, что репутация Литвы не должна пострадать в преддверии вступления в ЕС, написало «Радио Свободная Европа».

В итоге Литва 13 июня, одновременно с выборами в Европейский парламент, выбрала нового президента.

Европейская комиссия, которая руководила процессом расширения, выбрала тактику молчания и отказалась выражать беспокойство по поводу бушующих скандалов в новых странах-членах.

Однако эксперты еще до дня присоединения предполагали, что влияние скандалов проявится в июньских результатах выборов в Европейский парламент, где избиратели из Восточной и Центральной Европы выразят свое недовольство из-за болезненных реформ, которые им пришлось перенести ради вступления в союз.

Летающая тарелка, рекламирующая европейские выборы 2004 года в Чехии.
Летающая тарелка, рекламирующая европейские выборы 2004 года в Чехии. Фото: Luděk Kovář / CC-BY-SA / Wikimedia Commons

Политолог из Свободного университета Брюсселя Жан-Мишель Де Ваэль объяснил AFP, что так называемую грязную работу приходится выполнять обычным людям.

«Все ошибались, думая, что жители Центральной Европы будут благодарить свои правительства за присоединение к ЕС. Это совсем не так», - подчеркнул ученый, ссылаясь, например, на успех чешского евроскептика, президента Вацлава Клауса, или на популярность, набирающуюся в Польше популистом Анджеем Леппером. Последний привлек к себе внимание накануне выборов, заявив польской газете Życie Warszawy, что у диктатора нацистской Германии Адольфа Гитлера вначале была очень хорошая программа для оживления экономики, и только позже кто-то склонил его к геноциду.

Эксперт лондонского аналитического Центра европейских реформ (CER) Хизер Граббе, говоря в апреле 2004 года с тем же новостным агентством, назвала политический хаос на востоке Европы нормальным процессом созревания демократии.

«Основное, что объединяет все эти страны, - тот факт, что они переходят ко второму этапу посткоммунистического политического перехода, когда люди очень устали от трудностей последних 15 лет и всех жертв, которые они принесли, - сказала она. - Они хотели бы увидеть некоторые выгоды. Поэтому довольно много политиков, которые собирают протестные голоса».

За день до официального расширения ЕС 1 мая 2004 года дворец Хофбург в Вене окрасился в цвета Евросоюза, а надпись на световой инсталляции призывала людей скоро идти голосовать на выборы в Европейский Парламент.
За день до официального расширения ЕС 1 мая 2004 года дворец Хофбург в Вене окрасился в цвета Евросоюза, а надпись на световой инсталляции призывала людей скоро идти голосовать на выборы в Европейский Парламент. Фото: János Korom Dr. >22 Million Views / CC BY-SA 2.0 DEED / Wikimedia Commons

Беспокойство о миграции и рабочих местах

Так называемые старые страны-члены ЕС опасались, что народ на избирательных участках выразит недовольство ожидаемой миграцией из новых и более бедных стран Восточной Европы. Поэтому 12 из 15 старых членов ввели некоторые переходные ограничения на принцип свободного передвижения людей и доступа к рынку труда - однако только для восьми стран Восточной и Центральной Европы, но не для Кипра и Мальты. При этом некоторые страны поспешили ужесточить правила в последний момент.

Если Нидерланды изначально планировали стать четвертой страной, наряду со Швецией, Великобританией и Ирландией, которая не будет вводить ограничения для новых стран Восточной и Центральной Европы, то в начале 2004 года государство изменило свое решение и решило все же требовать разрешения на работу, писал Euractiv.

Впрочем, правительство Гааги обещало быстро рассмотреть заявления на разрешения на работу от тех, кто решил заняться работой в сферах, где в Нидерландах не хватало рабочей силы. С другой стороны, Нидерланды добавили пункт, что если из новых стран-членов прибудет более 22 000 рабочих в год, будут рассмотрены меры по ужесточению правил.

Ирландия не отказалась от обещания открыть свой рынок труда, но в апреле 2004 года все же начала отпугивать новичков. Так, правительство ввело правило, что для получения социальных гарантий приезжие из новых стран ЕС должны прожить в Ирландии как минимум два года. Также Дублин отменил право всех рожденных в Ирландии автоматически получать гражданство страны, сообщило AFP.

Во Франции, например, которая ввела пятилетние ограничения на передвижение рабочей силы, люди, согласно опросам, явно поддерживали расширение на восток, но в то же время более половины французов беспокоились, как это повлияет на их рынок труда и социальное государство.

За несколько дней до официального принятия новых членов в ЕС, президент Жак Ширак призвал французов не беспокоиться, заявив на пресс-конференции, что союз из 25 стран представляет собой возможность для Франции. «Союз делает гигантский шаг. Это открывает новые горизонты, - сказал он. - ЕС с 450 миллионами жителей должен стать ведущей экономической силой, где экономический рост и инвестиции создают новую динамику занятости. Это процесс, от которого выиграют все».

С другой стороны, Мальта, сама тоже недавно присоединившаяся к ЕС, тоже забеспокоилась о своем рынке труда, опасаясь, в первую очередь, усиления конкуренции и, в худшем случае, потери рабочих мест.

Бюджетная война с Брюсселем и протесты

В то же время страны Южной Европы находились в состоянии войны с Европейской комиссией из-за бюджетных правил.

Хотя самые темные времена финансового кризиса в Греции еще не наступили, комиссия предполагала, что бюджетный дефицит страны в 2004 году превысит установленный ЕС предел в три процента. Сменившие социалистов консерваторы, пришедшие к власти после мартовских выборов, обвиняли в плачевном состоянии своих предшественников. «Фактическое состояние бюджета намного хуже, чем описывалось [предыдущим правительством] перед выборами», - заявил в апреле новый министр экономики и финансов Георгиос Алогоскуфис.

Оглядываясь назад, можно сказать, что проведенные в том же году Олимпийские игры в Афинах привели к тому, что дефицит бюджета превысил не только три, но и шесть процентов.

Дефицит государственного бюджета Италии весной 2004 года также опасно приблизился к трехпроцентному пределу, из-за чего председатель комиссии, итальянец Романо Проди, приказал своему давнему политическому противнику, премьер-министру Сильвио Берлускони, затянуть пояса, вместо того чтобы раздавать обещания о снижении налогов.

Берлускони ответил, назвал лидеров Брюсселя большими толстыми слизняками, явно указывая на Проди, и заявил: «Если кто и является преданным европейцем, то это я. Я всегда был таким. И если существует европейская страна, так это Италия. Это абсолютно не означает, что нельзя критиковать тех, кто работает на должностях, для которых они некомпетентны».

В начале апреля по призыву профсоюзов около миллиона человек вышли на улицы крупных городов континента, таких как Берлин, Рим и Париж, протестуя против пенсионных, здравоохранительных и реформ рынка труда, проводящихся правительствами их стран

Вице-премьер Джанфранко Фини также отверг упреки, дав понять, что Италию нельзя наказать за игнорирование правил бюджета, поскольку в предыдущем году Франция, Германия и Португалия, также превысившие предел дефицита, не были наказаны. Он также обвинил Проди в путанице между ролями служащего ЕС и лидера итальянской оппозиции.

Беспокойство, вызванное замедлением экономического роста и ростом цен, в то же время собрало недовольных по всей Европе: в начале апреля по призыву профсоюзов около миллиона человек вышли на улицы крупных городов континента, таких как Берлин, Рим и Париж, протестуя против пенсионных, здравоохранительных и реформ рынка труда, проводящихся правительствами их стран.

В Германии парламент непосредственно перед волной европейских протестов одобрил большой пакет реформ, который сокращал пенсии миллионов пожилых людей, уменьшал защиту труда, вводил новые собственные взносы в систему здравоохранения и снижал налоги для высокооплачиваемых работников.

Накануне европейских выборов 2004 года в Германии тогдашние оппозиционные Христианские демократы (CDU) изобразили в своей рекламе правящую коалицию социал-демократов и «зеленых» в виде гнилого яблока.
Накануне европейских выборов 2004 года в Германии тогдашние оппозиционные Христианские демократы (CDU) изобразили в своей рекламе правящую коалицию социал-демократов и «зеленых» в виде гнилого яблока. Фото: Konrad-Adenauer-Stiftung, CDU / CC BY-SA 3.0 DE DEED / Wikimedia Commons

В Италии правоцентристское правительство Берлускони также планировало, помимо упомянутых сокращений налогов для более богатых граждан, провести пенсионную реформу.

Во Франции правое правительство взяло аналогичный курс: планировалась реформа пенсионной системы, снижение налогов, сокращение государственного сектора, либерализация трудового законодательства и реформирование системы социальной защиты.

Кроме того, на фоне всех перемен накануне дня голосования назревало еще одно большое изменение, касающееся самого ЕС: сразу после выборов надеялись утвердить проект Европейской конституции, который несколько лет был предметом острых споров.

Согласно этому документу, Европейский парламент впервые получил бы право голоса в вопросах законодательства ЕС, касающихся убежища, иммиграции, контроля за границами, судебного сотрудничества в уголовных делах, полицейского сотрудничества и гражданской защиты. Как и в случае с предыдущими подобными реформами, основным яблоком раздора между странами был вес каждого голоса при принятии решений.

Однако впоследствии можно сказать, что это были напрасные дебаты, поскольку хотя проект и был утвержден в запланированные сроки, в итоге Франция и Нидерланды не ратифицировали конституционный договор и документ так и не вступил в силу.

Апатия избирателей была выше, чем когда-либо

Но как и на предыдущих выборах, в преддверии дня голосования вновь возник вопрос, удастся ли на волне евроэйфории от расширения создать настоящий праздник демократии - за месяц до выборов, согласно опросу Евробарометра, лишь треть граждан ЕС точно намеревались идти на выборы.

Даже жители новых стран-членов ЕС ничем не отличались от так называемой старой Европы, поскольку в десяти новых странах-членах опросы предсказывали среднюю явку всего в 32 процента.

За две недели до выборов ситуация, казалось, немного улучшилась, поскольку согласно исследованию, заказанному Европейской комиссией, планировали голосовать уже 45 процентов жителей ЕС. В то же время в Эстонии и Словакии планировала принять участие в выборах всего лишь четверть граждан, а в Чехии - только пятая часть.

«Это вызывает беспокойство. Мы хотим максимально высокой активности избирателей, чтобы предоставить парламенту максимальную демократическую легитимность, - выразил свою обеспокоенность на пресс-конференции представитель пресс-службы комиссии Майкл Манн. - Но у нас еще есть две или три недели, и надеемся, что тот факт, что об этом сейчас чуть больше говорится в новостях, и тот факт, что эти опросы показывают плохие результаты, побудят больше людей идти на выборы».

Ночь выборов в здании Европейского парламента в Брюсселе во время европейских выборов 2004 года.
Ночь выборов в здании Европейского парламента в Брюсселе во время европейских выборов 2004 года. Фото: Euroopa Liit / Euroopa Parlament

Когда 13 июня голосование наконец завершилось во всех странах, стало ясно, что прогнозы оказались удивительно точными, и попытки стимулировать избирателей не привели к увеличению активности - явка на выборы в ЕС в среднем составила 45,6 процента. При этом в нескольких новых странах-членах, включая Эстонию, на выборы пришел, возможно, только каждый четвертый имеющий право голоса гражданин, а в Польше и Словакии - только каждый пятый.

Бельгийская газета Le Soir назвала выборы рандеву с историей и продолжила: «Если Европа не является на такое рандеву, она в конечном итоге потеряет всю ту магию, которая была основой ее рождения.

Министр иностранных дел Нидерландов Бен Бот назвал низкий интерес к голосованию в новых странах-членах разочарованием. «Я должен сказать, что не понимаю, как в новых странах-членах, которые проявили энтузиазм и были приняты с таким же энтузиазмом, участие может быть настолько низким, - сказал он AFP. - Это значит, что нам еще предстоит много работы, чтобы показать этим людям, насколько важен Европейский союз для всех нас».

Европейская комиссия также упрекнула новые страны-члены ЕС. «Эти выборы показывают, что во многих странах, присоединившихся к Европейскому союзу, существует серьезная проблема с участием, - сказал пресс-секретарь комиссии Рейо Кемппинен. - Уровень участия в выборах в новых странах-членах крайне неудовлетворительный».

Президент Польши Александр Квасьневский голосует на первых в истории страны европейских выборах в 2004 году.
Президент Польши Александр Квасьневский голосует на первых в истории страны европейских выборах в 2004 году. Фото: Poola presidendi kantselei / Rumun999 / GNU Free Documentation License / Wikimedia Commons

Газеты по всей Европе объявили победителем апатию. Например, бельгийская газета Le Soir назвала выборы рандеву с историей и продолжила: «Если Европа не является на такое рандеву, она в конечном итоге потеряет всю ту магию, которая была основой ее рождения. /.../ Безусловно, самая большая партия Европы - это партия тех, кто остался в стороне».

Звездный час оппозиции и евроскептиков

Вопрос о публикации результатов выборов вызвал спор между Нидерландами и Брюсселем еще до голосования - день голосования в Нидерландах был назначен на четверг, 10 июня, и правительство планировало опубликовать предварительные результаты вечером того же дня, еще до того, как большинство стран ЕС откроют избирательные урны в пятницу, субботу и воскресенье.

Однако Европейская комиссия утверждала, что согласно закону страны обязаны держать результаты в секрете до тех пор, пока голосование не завершится повсеместно, и пригрозила подать в суд на власти Гааги за несоблюдение правил.

Нидерланды не позволили себя этим запугать и объявили в день выборов незадолго до полуночи, что совсем небольшая победа в стране досталась христианским демократам премьер-министра Яна Петера Балкененде. В итоге страна избежала судебного разбирательства, ссылаясь на внутреннее законодательство, требующее от властей публикации частичных результатов, как только они становятся доступны, сообщил EUobserver.

Результаты выборов в Нидерландах не оказали заметного влияния на голосование в других странах, где избиратели прежде всего наказали именно правящие партии.

В Великобритании партия, выступающая за выход из ЕС - Партия независимости Соединенного Королевства (UKIP), значительно увеличила количество своих депутатов в Страсбурге за счет правящих лейбористов и оппозиционных консерваторов.

Например, в Германии социал-демократы канцлера Герхарда Шрёдера были разгромлены христианскими демократами, во Франции оппозиционные социал-демократы положили на лопатки правоцентристов президента Жака Ширака, а в Италии партия премьер-министра Сильвио Берлускони Forza Italia показала свой худший результат за десятилетнюю историю, значительно уступив левоцентристам.

На выборы в Европейский парламент 2004 года итальянские левые под руководством Романо Проди вышли в избирательном блоке «Оливковое дерево». На фото их кампания в Комо.
На выборы в Европейский парламент 2004 года итальянские левые под руководством Романо Проди вышли в избирательном блоке «Оливковое дерево». На фото их кампания в Комо. Фото: Kaihsu Tai / CC BY-SA 3.0 DEED / Wikimedia Commons

Помимо Нидерландов, среди правящих партий успехом смогли похвастаться также социалисты в Испании и консерваторы в Греции.

Во многих местах протест избирателей против действующего правительства выразился в сильной поддержке евроскептиков, как в старых, так и в новых странах-членах.

В Великобритании партия, выступавшая за выход из ЕС - Партия независимости Соединенного Королевства (UKIP), значительно увеличила число своих депутатов в Страсбурге за счет правящих лейбористов и оппозиционных консерваторов. При этом ряд евродепутатов, избранных от консерваторов, также были евроскептиками.

В Швеции более 14 процентов голосов собрала партия Июньский список, которой не было и года отроду. Она возникла в ответ на сопротивление введению общей валюты евро. В Польше второе и третье места заняли противники ЕС - Лига польских семей и Самооборона, причем первая угрожала в случае принятия конституционного договора начать процесс выхода недавно присоединившейся страны из ЕС. В Чехии же евроскептики выиграли выборы почти с третью голосов.

Традиционные силы быстро ответили призывом объединить усилия в Европейском парламенте.

«Мне жаль, что в парламенте будет больше противников Европы. Эти люди склонны быть разрушителями - теми, кто против поиска решений», - сказал лидер европейских либералов Грэхэм Уотсон, призывая к созданию нового, более сильного центра, проевропейской группы, которая могла бы собрать некоторых из тех, кто сыт по горло все более яростными антиевропейскими голосами справа.

Правоцентристская Европейская народная партия, победившая на выборах, социалисты, занявшие второе место, и либералы, занявшие третье, вместе по-прежнему имели явное большинство в Европейском парламенте после выборов.

Хотя консерваторы выиграли выборы в Европарламент, пост председателя парламента после выборов перешел к испанскому социалисту, нынешнему главе внешней политики ЕС Жозепу Боррелю.

Президент Европейского парламента Жозеп Боррель и президент Европейской комиссии Жозе Мануэль Баррозу на пресс-конференции в 2004 году.
Президент Европейского парламента Жозеп Боррель и президент Европейской комиссии Жозе Мануэль Баррозу на пресс-конференции в 2004 году. Фото: Euroopa Liit / Euroopa Parlament
Комментарии
Copy
Наверх