МНЕНИЕ ⟩ Картины войны оторвали нас от комфорта и развлечений

, студент Тартуского университета
Copy
19.02.2024. Таллинн. Выставка Hetk на рекламных щитах. Авторы Estookin и Ребека Парбус.
19.02.2024. Таллинн. Выставка Hetk на рекламных щитах. Авторы Estookin и Ребека Парбус. Фото: Eero Vabamägi
  • Народ, который знает о войне, лучше справится с ней

Для украинцев такие картины являются частью повседневной жизни, пишет Даниил Мартикайнен-Ярлуковский о рекламных фотографиях выставки Hetk («Момент»), которые привлекали внимание в городском пейзаже.

То, что культура заставляет людей думать и дискутировать, означает, что культура выполняет одну из своих задач. Художники лишь показали будущее, которое ни в коем случае не является невозможным, хотя, несомненно, неприятно. Люди, которые не одобряют выставку, либо слишком чувствительны, либо хотят продвигать свою собственную политическую повестку дня.

Когда я впервые увидел фотографии со ставшей скандальной выставки, у меня сложилось положительное впечатление. Я подумал тогда – отлично сделано, не уродливо, что очень характерно для современного искусства, и вдобавок заставляет задуматься. Какой восторг! Привлекает внимание и, более того, посылает довольно четкий сигнал – если кто-то здесь подумывает перестать помогать Украине или подружиться с Россией, то вскоре увидит такую ​​же картину в реальной жизни.

На самом деле, как сообщает сайт авторов, цель выставки другая, но выставка все равно актуальна. Помимо всего этого, мне интересна такая апокалиптическая эстетика, наверное, в результате жизни в мрачной России.

19.02.2024. Таллинн. Выставка Hetk на билбордах. Авторы Estookin и Ребека Парбус.
19.02.2024. Таллинн. Выставка Hetk на билбордах. Авторы Estookin и Ребека Парбус. Фото: Ээро Вабамяги

На фоне всего этого возмущение по поводу этой выставки стало для меня большим сюрпризом. Больше, чем сама выставка. Однако сами критики не слишком удивили. Я бы не сказал, что, если человек пишет что-то, что может показаться пророссийским, он на всю жизнь теряет право говорить о том, что происходит в обществе и больше никогда не получит этого права. Вполне возможно, что он не какой-то поклонник или агент России. Но если он продолжает писать что-то подобное, вероятность случайного совпадения начинает уменьшаться.

Ответ на вопрос, совпадение это или нет, указывают также и аргументы. Варро Вооглайд, например, пишет, что эта выставка представляет собой психологическую войну, которая создает основу для того, чтобы призвать войну и в Эстонию. В этот момент мне пришлось открыть словарь, чтобы точнее выразить свои мысли, и я пришел к выводу, что это абсолютная подмена понятий.

Я верю, что кто-то хочет принести войну в Эстонию. Но кто это такой, в критике все-таки не прозвучало. Возможно, это маленький народ, у которого продолжает снижаться рождаемость и который находится в сложной экономической ситуации? Я не демограф, но осмелюсь утверждать, что такой народ захочет войны только в том случае, если захочет совершить самоубийство.

Таллинн. Выставка Hetk на билбордах. Авторы Estookin и Ребека Парбус. Фотография на Ыйсмяэ-теэ.
Таллинн. Выставка Hetk на билбордах. Авторы Estookin и Ребека Парбус. Фотография на Ыйсмяэ-теэ. Фото: Ээро Вабамяги

Может быть, сосед вышеупомянутой страны, известный своими нападениями и оккупацией, является более подходящим кандидатом, чем другие? О возможной войне уже сказано немало. От главы НАТО до премьер-министра Эстонии всеми делаются прогнозы о потенциальном нападении и предупреждения о том, что следует быть готовым к самообороне. Простая ситуация: может начаться война и нужно подготовиться. Кто при этом окажется в лучшем положении? Народ, который не думает ни о какой опасности и закрывает глаза, или народ, который, возможно, и напуган, но осознает опасность и готов защитить себя?

Я склонен полагать, что народ, который знает о войне, лучше справится с ней. Лучшим доказательством является российская пропагандистская стратегия в отношении войны. Первое правило этой стратегии – не говорить о войне и не называть войну войной. И народу, и миру сообщают о какой-то операции, чтобы они не волновались и не действовали, потому что все же в порядке. Если кто-то не выполняет это правило, его арестовывают, поскольку разговоры о войне недопустимы для правительства. Так кто же здесь, в Эстонии, способствует разжигателям войны? Тот, кто говорит о войне, или тот, кто просит молчать?

Насчет обвинений в запугивании я могу сказать, что это кажется одним большим оправданием. В Интернете повсюду можно найти значительно худшие вещи, а в средствах массовой информации регулярно демонстрируются картины конфликтов. Для украинцев подобные картины являются частью повседневной жизни. Мы привыкли к мягким развлечениям в виде комедий и коротких видеороликов. Смотришь себе, и происходит что-то приятное, и думать не надо.

Однако задача искусства издавна заключалась в том, чтобы вдохновлять людей и заставлять их думать, что и сделала выставка. Я признаю, что у людей могут быть проблемы с психическим здоровьем, но, если от пары фотографий им становится плохо, пора обратиться к врачу и, возможно, отказаться от средств массовой информации.

Противники выставки Hetk либо продвигают свою повестку, либо игнорируют правду. Война может начаться, такова наша суровая реальность. Игнорирование фактов не остановит ее. Свободное общество должно иметь право говорить об этом, а общество, которое хочет выжить, должно иметь волю, чтобы подготовиться к самообороне.

Комментарии
Copy

Ключевые слова

Наверх