ИСТОРИЯ Ультраправые использовали напряженность, вызванную в ЕС брекзитом, для дестабилизации центристов

Евровыборы 2019
Европейские ультраправые вместе в преддверии европейских выборов 2019 года: лидер итальянской партии Лига Маттео Сальвини и лидер французской партии Национальное объединение Марин Ле Пен на митинге в Милане за неделю до выборов в Европарламент. Фото: Miguel Medina
, редактор
Copy

Перед выборами лидеры европейских стран были обеспокоены, поскольку из-за затянувшегося процесса выхода Великобритании из ЕС они хотели быстро определить подходящего для всех председателя Еврокомиссии, в то время как все более тесно объединившиеся ультраправые обещали избирателям, что начнут перестраивать ЕС изнутри по своему усмотрению.

Из-за тупика, возникшего в парламенте Великобритании, первоначальный срок выхода из ЕС, запланированный на 29 марта 2019 года, был сначала отложен до июня, а затем до октября, и весной, в преддверии выборов в Европейский парламент, сохранялась тревога, что вопрос будет тянуться еще дольше, оставаясь нерешенным и для следующей Еврокомиссии.

Выборы в Европейский парламент 2019 года

  • Выборы проходили с 23 по 26 мая 2019 года.
  • Голосование проходило в 28 странах Евросоюза.
  • Право голоса имели 427 миллионов граждан, из которых проголосовали 50,7 процента.
  • В Европарламент было избрано 751 евродепутат.

Стремившиеся к единогласию страны ЕС на самом деле были далеко не едины в вопросе о том, сколько времени следует дать британскому правительству для принятия соглашения о выходе в парламенте, какие условия следует установить для предоставления дополнительного времени и стоит ли вообще соглашаться на продление процесса выхода. Например, Франция обсуждала, следует ли ограничить роль премьер-министра Великобритании, которая уже наполовину вышел из союза, заседаниями Европейского совета, или урезать полномочия британского комиссара в Еврокомиссии.

Существующая путаница также означала, что, хотя Лондон не хотел проводить выборы в Европейский парламент и отправлять депутатов в Страсбург, консервативному премьер-министру Терезе Мэй ничего не оставалось, кроме как неохотно назначить день голосования.

Избиратели Великобритании прибывают в Бромли, недалеко от Лондона, на последние европейские выборы в стране в мае 2019 года.
Избиратели Великобритании прибывают в Бромли, недалеко от Лондона, на последние европейские выборы в стране в мае 2019 года. Фото: GUSTAVO VALIENTE / EUROOPA LIIT / EUROOPA PARLAMENT

Политики, требующие быстрого брекзита на любых условиях, пригрозили ЕС, который согласился на продление срока, ответными мерами после выборов.

«Если нас удерживают в ЕС против нашей демократически выраженной воли, потому что некоторые в Евросоюзе тщетно надеются, что мы передумаем, то они об этом пожалеют, - передал Channel 4 слова британского консервативного парламентария и ярого сторонника жесткого брекзита Марка Франсуа. - Мы станем в ЕС троянским конем и полностью сорвем все их попытки продолжить федералистский проект».

Найджел Фарадж, бывший лидер Партии независимости Великобритании (UKIP), выступавший за выход из ЕС без соглашений и к тому времени уже возглавивший Партию брекзита, увидел шанс раскритиковать крупные партии в европейской избирательной кампании.

«Я действительно верю, что сейчас народ - львы, которыми руководят ослы, - заявил Фараж на первом предвыборном мероприятии в Ковентри. - Мы можем выиграть эти выборы в Европейский парламент и... начать внушать страх парламентариям Вестминстера - меньшего они не заслуживают».

Брекзит вызывал политическую тревогу также и в континентальной Европе. Хотя на выборах 2019 года во второй раз использовалась система так называемого Spitzenkandidat или ведущего кандидата, казалось, что в условиях быстрых перемен лидеры стран не сильно стремились оставлять выбор будущего председателя Европейской комиссии на усмотрение избирателей.

До сих пор крупнейшая сила в парламенте, консервативная Европейская народная партия (EPP), выдвинула в качестве своего лидера немецкого евродепутата Манфреда Вебера, ведущим кандидатом социал-демократов (S&D) стал заместитель председателя Еврокомиссии из Нидерландов Франс Тиммерманс, а либералы назвали не одного ведущего кандидата, а группу из семи имен, в том числе главу фракции ALDE и бывшего премьер-министра Бельгии Ги Верхофстадта и датского еврокомиссара Маргрете Вестагер. Последняя в течение кампании фактически стала главным кандидатом.

Ожидаемая победа EPP на выборах, однако, уже до голосования вызвала нарекания из-за отсутствия у Вебера опыта управления, и поэтому он якобы не подходил для роли председателя Еврокомиссии, предполагаемой для Spitzenkandidat. Одним из самых резких критиков немца был президент Франции Эммануэль Макрон.

Когда лидеры ЕС встретились в Румынии за две недели до выборов, один чиновник сообщил агентству новостей AFP, что некоторые главы государств во главе с Макроном пытаются использовать возможность для устранения Spitzenkandidat и в процессе выборов взять бразды правления вместо Европейского парламента.

Реклама европейских выборов 2019 года в Германии.
Реклама европейских выборов 2019 года в Германии. Фото: GÜNTER SCHIFFMANN / EUROOPA LIIT / EUROOPA PARLAMENT

Либеральный президент Франции своими словами в Румынии одновременно оскорбил и Вебера, и пять лет назад поднявшегося на волне системы Spitzenkandidat на пост президента Еврокомиссии люксембуржца Жан-Клода Юнкера. «Мы не должны идти на компромисс в пользу наименее плохого кандидата», - сказал Макрон.

Это, однако, поставило Макрона на курс столкновения с консервативным канцлером Германии Ангелой Меркель. «Если Германия не получит пост председателя комиссии из-за Франции, то не получит его и Франция», - предсказывал один хорошо осведомленный источник в Брюсселе в разговоре с AFP, ссылаясь на спекуляции относительно личности председателя комиссии, связанные с переговорщиком ЕС по брекзиту Мишелем Барнье.

Также в кулуарах обсуждалась возможность, что председателем комиссии может стать Вестагер, что помогло бы создать у общественности иллюзию, будто система ведущих кандидатов в какой-то степени работает. С другой стороны, Европейский парламент угрожал проявить силу и не допустить кого-либо, кто не был в статусе Spitzenkandidat до выборов.

«Народ восстает»

Значки к европейским выборам 2019 года со словами «На этот раз я голосую» на итальянском языке.
Значки к европейским выборам 2019 года со словами «На этот раз я голосую» на итальянском языке. Фото: Marco Zeppetella / Euroopa Liit / Euroopa Parlament

Решение Великобритании покинуть ЕС привело к тому, что ранее также угрожавшие хлопнуть дверью ультраправые силы уже не говорили так много, например, об Italexit или Frexit, а обещали ремонт ЕС, который привел бы союз в соответствие с их видением.

Хотя критики Брюсселя уже присутствовали в Европейском парламенте из большинства стран ЕС, они до сих пор не смогли объединиться, и большая часть правых популистов была разделена на три разные фракции: фракция Европа наций и свобод (ENF), ядро которой составляли итальянская Лига и радикалы из Франции, недавно сменившие название с Национального фронта на Национальное объединение, а также фракция Европейских консерваторов и реформистов (ECR) и фракция Европа за свободу и демократию (EFDD).

Некоторые популисты, например партия Fidesz премьер-министра Венгрии Виктора Орбана, продолжали входить в правоцентристскую Европейскую народную партию (EPP).

Объединение ультраправых взял на себя лидер Лиги Маттео Сальвини, который впервые пригласил единомышленников из других стран на конференцию в Милане в начале апреля под названием «К здравомыслию Европы… Народ восстает». На мероприятии не было представителей партии Ле Пен или Орбана, а также правящей в Польше партии Право и Справедливость (PiS), однако к Сальвини для обсуждения избирательных планов все же приехали, например, представители Альтернативы для Германии (AfD), Датской народной партии и Истинных финнов, сообщил AFP.

Реклама европейских выборов 2019 года в Венгрии. На переднем плане плакат правящей партии Fidesz, провозглашающий: «Поддержите программу Виктора Орбана, остановите иммиграцию».
Реклама европейских выборов 2019 года в Венгрии. На переднем плане плакат правящей партии Fidesz, провозглашающий: «Поддержите программу Виктора Орбана, остановите иммиграцию». Фото: Beroesz / CC BY-SA 2.5 HU DEED / Wikimedia Commons

Одним из главных препятствий для широкого сотрудничества между радикальными силами оставался факт, что, хотя все они выступали против иммиграции, мультикультурализма и ЕС в его нынешнем виде, во многих других вопросах у них были разногласия.

Так, например, AfD и правопопулисты Северных стран поддерживали рыночную экономику, в то время как Национальное объединение Франции предпочитало скорее протекционистскую экономическую политику. Лига, PiS и Fidesz любили подчеркивать христианские корни Европы, в то время как в светской культуре Франции было разумнее избегать таких заявлений. Также отношение к президенту России Владимиру Путину вызывало разногласия: Сальвини и Ле Пен ценили хорошие отношения с Кремлем, в отличие от PiS или Истинных финнов.

Плакат французской ультраправой партии Национальное объединение в преддверии европейских выборов 2019 года.
Плакат французской ультраправой партии Национальное объединение в преддверии европейских выборов 2019 года. Фото: Brigitte Hase / Euroopa Liit / Euroopa Parlament

Основное внимание Сальвини и Ле Пен, которая объединилась с ним, чтобы сформировать единый фронт, было сосредоточено на поиске союзника в лице Орбана, отношения которого с EPP были напряженными из-за проблем с верховенством права и антиевропейскими рекламными кампаниями, и которого надеялись таким образом привлечь на свою сторону.

В начале мая Сальвини посетил Венгрию, где Орбан показал ему забор, построенный, чтобы препятствовать проникновению мигрантов, и Сальвини выразил надежду, что в общем националистическом блоке после европейских выборов удастся выковать новую историю для Европы и ее народов, сообщил The Financial Times.

«Если левые продолжат управлять Европой, то скоро у нас здесь появится исламский халифат, - заявил Сальвини на пресс-конференции. - Я не хочу оставлять нашим детям в наследство исламский халифат, где в городах будет господствовать шариат, и я сделаю все возможное, чтобы предотвратить это».

Также он смягчил требование о распределении мигрантов в ЕС, чтобы задобрить Орбана, который был ярым противником этой идеи. «Моя роль заключается не в том, чтобы отправить 20 человек в Будапешт, 40 человек в Лиссабон и 30 человек в Хельсинки, - сказал лидер Лиги. - Я хочу, чтобы кто-то в Брюсселе проснулся и эффективно занялся вопросом иммиграции».

Орбана перед выборами также пыталась убедить Ле Пен, акцентируя внимание на решении EPP несколько месяцев назад приостановить членство Fidesz в европартии. «Господин Орбан должен решить, найдет ли он больше политической согласованности с членами EPP, которые голосовали против него», - сказала она в начале мая.

Таким же образом Ле Пен пыталась привлечь и польскую Право и Справедливость (PiS), уменьшая значение различий в отношении к России между партиями. «Если Польша не хочет более тесных отношений с Россией, никто не заставит ее этого делать, - передал ее слова France 24. - Эти различия, которые могут существовать и являются результатом истории, не должны препятствовать возможности создания этой очень большой группы [в Европейском парламенте]».

Однако, по словам политического советника лидера PiS Ярослава Качиньского, Радослава Фогеля, вопрос отношений с Россией сделал сотрудничество с Ле Пен и Орбаном неприемлемым для них.

«Они согласны по многим вопросам, когда речь заходит о иммиграционной политике или о том, как должен функционировать ЕС в будущем, но мы никогда не скрываем, что отношение Венгрии к России и Путину - это то, что мы не одобряем», - описывал он весной 2019 года отношения между PiS и Fidesz для The Guardian, также критикуя связи Ле Пен с Кремлем. - Кроме того, что ее финансирует Россия, она гораздо более праворадикальна в социальных вопросах. Для сотрудничества с нами она слишком экстремальна».

Тролли и фейковые новости

Помимо реальных обсуждений и споров, перед голосованием в воздухе витал вопрос, насколько на выборы в Европейский парламент могут повлиять фейковые новости и попытки России вмешаться в процесс с помощью своей армии троллей.

Уже в феврале 2019 года руководители внешнеразведывательных служб Германии, Великобритании и Франции сделали беспрецедентное совместное заявление, в котором предостерегали от вмешательства иностранных государств в европейские выборы.

Люди голосуют на европейских выборах 2019 года в Сопоте, Польша.
Люди голосуют на европейских выборах 2019 года в Сопоте, Польша. Фото: MATEUSZ SLODKOWSKI / EUROOPA LIIT / EUROOPA PARLAMENT

Позже весной газета The New York Times сообщила, что веб-сайты и аккаунты в социальных сетях, связанные с Россией или ультраправыми группировками, накануне выборов в Европарламент активно распространяют фейковую информацию, подогревают противоречия и усиливают недоверие к традиционным партиям.

Среди прочего, газета отметила, что немецкая ультраправая партия Альтернатива для Германии (AfD) получила значительную поддержку как от государственных СМИ России, так и от неофициальных пророссийских каналов.

На это вмешательство правительство Германии ответило усилением внимания, сообщило AFP.

«Повышенная бдительность в этом вопросе не только необходима, но и уже некоторое время практикуется как в Германии, так и на уровне Европы, - сказал пресс-секретарь канцлера Ангелы Меркель, Штеффен Зайберт, журналистам. - Наше повышенное внимание не безосновательно. Мы внимательно следим за веб-деятельностью различных международных источников, включая Россию».

К бдительности также призвал тогдашний министр иностранных дел Литвы Линас Линкявичюс. «Выборы в Европейский парламент - это проверка на прочность защитных механизмов против влияния России, - сказал он немецкой медиа-группе RND. - Мы не должны быть наивными: Москва стремится создать в ЕС постоянную нестабильность и использовать ее в своих интересах».

Подсчет голосов на европейских выборах 2019 года в Страсбурге, Франция.
Подсчет голосов на европейских выборах 2019 года в Страсбурге, Франция. Фото: Brigitte Hase / Euroopa Liit / Euroopa Parlament

После выборов анализ, проведенный Европейской комиссией и дипломатической службой Европейского союза также подтвердил, что перед голосованием российские группировки организовали масштабную кампанию по распространению ложной информации, сообщил Politico. С помощью цифровой кампании группировки стремились подорвать демократическую легитимность ЕС и использовать актуальные темы для распространения недовольства среди общественности, как было указано в отчете.

«Собранные доказательства показали постоянную и непрерывную деятельность российских источников по дезинформации, целью которой было снижение явки на выборы и влияние на предпочтения избирателей, - говорилось в анализе. - Они охватывали широкий круг тем, начиная от подрыва демократической легитимности союза до использования разногласий в общественных дискуссиях по таким вопросам, как миграция и суверенитет».

Мощная популистская и зеленая волна

Хотя, как обычно, на европейских выборах в итоге первое место заняла консервативная Европейская народная партия (EPP), а второе - социалисты и социал-демократы (S&D), обе партии потеряли значительное количество мест в Страсбурге по сравнению с выборами пять лет назад, не сумев вместе сформировать большинство.

«Я не чувствую сегодня действительно мощной победы, - признал председатель EPP Манфред Вебер после первых результатов и дал понять, что социалисты находятся в аналогичном положении. - Мы столкнулись с сокращением центра».

Лидер либералов Маргрет Вестагер вечером в день выборов в Европейский парламент в мае 2019 года.
Лидер либералов Маргрет Вестагер вечером в день выборов в Европейский парламент в мае 2019 года. Фото: Emilie Gomez / Euroopa Liit / Euroopa Parlament

Однако потери центристов дали либералам и зеленым, которые значительно улучшили свои результаты по сравнению с предыдущими выборами, гораздо лучшую позицию для влияния на важные для них вопросы, например, касающиеся налогов или климатической политики. «Монополия власти сломлена», - заявила Маргрет Вестагер после выборов.

Хотя фракция либералов получила значительное усиление благодаря партии Эммануэля Макрона, результаты выборов во Франции сигнализируют о более широкой тенденции в Европе: на местных выборах победу одержали ультраправые Марин Ле Пен.

Ультраправые Маттео Сальвини также доминировали в Италии, а в Германии AfD набрала более десятой части голосов.

Хотя ультраправые улучшили свои позиции, они все же оказались в ловушке предсказанного раскола, в то время как зеленые совершили еще более значительный прорыв, подстегнутые общей озабоченностью изменением климата и масштабным протестным движением, вызванным этой проблемой. Например, во Франции зеленые заняли третье место, опередив традиционные право- и левоцентристские силы, в то время как в Германии зеленые достигли второго результата на выборах, превзойдя даже социал-демократов, которые были меньшим партнером в правительстве.

«Мы очень рады этому, но это также возлагает на нас большую ответственность, люди не голосовали за нас просто из протеста - они сделали это из-за политики, - сказал Терри Рейнтке, представитель Партии зеленых в Германии, изданию The Guardian. - Очевидно, что климатический кризис будет приоритетом, особенно учитывая, что время для действий очень ограничено. Но анализ, что поддержка пришла только по этой причине, неполный. Люди голосовали за нас также потому, что мы очень надежная партия в вопросах демократии, принципов правового государства и прав человека».

Что касается личности будущего председателя Еврокомиссии, которая долгое время вызывала напряженность, то после выборов EPP попыталась выглядеть уверенно. «Мы выиграли выборы, и Манфред Вебер, кандидат от Европейской народной партии, станет председателем Европейской комиссии», - заявил Жозеф Долб, тогдашний лидер EPP.

Однако либералы были настроены воинственно. «Очевидно, что, по нашему мнению, кандидат от EPP сегодня полностью дисквалифицирован, - сказал французский либерал Паскаль Канфин радиостанции France Inter. - Мы бросим весь наш вес в борьбу за кандидата из Франции, которым мог бы быть Мишель Барнье, или за кандидата, который в любом случае будет ближе к новому центру тяжести парламента, намного менее правого, чем раньше».

Спустя несколько дней после выборов, собравшиеся на саммите лидеры стран ЕС начали споры с исходной точки, где Меркель выразила поддержку Веберу.

В то же время Макрон заявил, что изменение политического баланса в Европарламенте после выборов разрушило процесс выдвижения кандидатов.

«Важно, чтобы люди на самых чувствительных должностях разделяли взгляды нашего проекта и были максимально харизматичны, изобретательны и компетентны», - сказал президент Франции. Он предложил в качестве подходящих кандидатов лидера социал-демократов Франса Тиммерманса, переговорщика по брекзиту Мишеля Барнье и либерального комиссара по конкуренции Маргрет Вестагер.

Лидер социалистов Франс Тиммерманс в ночь выборов в Брюсселе.
Лидер социалистов Франс Тиммерманс в ночь выборов в Брюсселе. Фото: Phiippe Buissin / Euroopa Liit / Euroopa Parlament

После обеда лидеров либералов и социалистов из Франции, Испании, Бельгии, Португалии и Нидерландов, состоявшегося на саммите, один испанский источник подтвердил AFP, что формируется альянс прогрессивных сил.

Однако решение на встрече в конце мая так и не было принято, и все разошлись с пониманием, что правоцентристские главы государств и правительств поддерживают Вебера, а социал-либералы - Тиммерманса. Тупик сохранялся и на встрече в середине июня.

Лед начал трогаться, когда Меркель и Макрон договорились, что Тиммерманс станет председателем комиссии, а Вебер в качестве утешительного приза получит пост председателя Европейского парламента. Однако многие другие лидеры ЕС все еще были недовольны, что привело к острым заявлениям и спорам, временно прервавшим саммит в конце июня и первые дни июля.

После трех дней споров имя Урсулы фон дер Ляйен, бывшего министра обороны Германии, было вытащено как кролик из шляпы.

Кандидатура Тиммерманса была снята, поскольку против нее непоколебимо выступали страны Вишеградской группы, - Венгрия, Польша, Чехия и Словакия - а также Италия: все они были возмущены его миграционной политикой. Некоторые страны, такие как Ирландия, Латвия и Хорватия, были недовольны, поскольку считали, что сделка между Германией и Францией была заключена за их спинами.

Однако в конце концов все страны смогли поддержать фон дер Ляйен, и несмотря на угрозы отклонить кандидата на пост председателя комиссии, вышедшего за рамки круга Spitzenkandidat, Европейский парламент в середине июля утвердил ее на этом посту с небольшим перевесом голосов.

Хотя Вебер выразил поддержку фон дер Ляйен, он не скрывал своего разочарования и адресовал упреки могущественным силам, которые не хотели принимать результаты выборов. «Были закулисные переговоры и поздние заседания, где ось Макрон - Орбан одержала победу, и система Spitzenkandidat была демонтирована, - сказал Вебер таблоиду Bild. - Это не та Европа, которую я хочу, и я продолжу борьбу за демократизацию ЕС».

Наверх