КОЛОНКА ЖУРНАЛИСТА ⟩ Макрон заявил о возможности отправки натовских войск в Украину: слова смелого лидера или альфа-самца? (5)

Павел Соболев
, журналист
Copy
Эмманюэль Макрон.
Эмманюэль Макрон. Фото: Jacques Witt/SIPA/Scanpix

Эмманюэль Макрон на недавней встрече лидеров стран ЕС и НАТО высказался о необходимости обсуждения всех мер, которые могут помочь Украине в борьбе с агрессором, включая даже отправку войск западных стран в Украину. Многие европейские лидеры открестились от подобных планов, однако журналист Павел Соболев считает, что за высказываниями президента Франции можно увидеть не только пристрастие к эффектным жестам, но и вполне практичные и разумные цели.

И перед началом полномасштабного российского вторжения в Украину, и в первые недели после него французский президент Эмманюэль Макрон стал своего рода символом растерянности западного мира перед развязавшим агрессивную войну российским диктатором.

Но если поездки Макрона в начале 2022 года в Москву, где его усаживали за карикатурно гигантский стол на значительном отдалении от Путина, еще можно было оправдать как попытку отговорить Путина от реализации его кровавых планов, то последовавшие после 24 февраля частые сеансы телефонной связи между Путиным и Макроном выставляли в мировой прессе Макрона в весьма нелицеприятном свете. Путин к тому моменту закономерно стал выглядеть военным преступником, и телефонная демократия Макрона - особенно на фоне решительных высказываний Вашингтона и Лондона - смотрелась довольно жалкой и безнадежной потугой «замирить» ставшего бомбить и терзать соседнюю страну кремлевского тирана.

Эмманюэль Макрон и Владимир Путин после своей встречи в Москве 8 февраля 2022 года.
Эмманюэль Макрон и Владимир Путин после своей встречи в Москве 8 февраля 2022 года. Фото: Sergei Guneyev

Конечно, и тогда у Макрона находились адвокаты, говорившие, что в свете развернутого Кремлем ядерного шантажа на французского президента легла ответственность континентального масштаба, поскольку после Брекзита Франция стала государством с самым крупным в ЕС ядерным арсеналом. Тем не менее, Макрон давал множество поводов для упреков в излишней мягкости, например, когда он заявлял, что Россия должна получить возможность выйти из войны неуниженной. Макрону ставили на вид, что в годы второй мировой войны никто из лидеров стран антигитлеровской коалиции не пытался договариваться с Гитлером, и называли его поведение лишь мотивирующим Путина к продолжению агрессии.

Невероятное превращение

С начала фазы полномасштабной войны в Украине прошло два года; как это не удивительно, но сейчас, в конце февраля не 2022, а 2024 года именно Эмманюэль Макрон выставляет себя среди западных лидеров сторонником самых решительных мер по военной поддержке Украины, продолжающей сражаться с агрессором. На созванной по инициативе Макрона в Париже встрече глав стран ЕС и НАТО из уст французского президента только что прозвучала идея, которую даже в совсем гипотетическом ключе до сих пор не высказывал никто из его коллег из стран-союзников Украины: Макрон сказал, что среди обсуждаемых мер по помощи Киеву может оказаться и отправка воинских подразделений стран НАТО в Украину.

После этого заявления Макрона лидеры сразу нескольких европейских государств поспешили выступить с заверениями, что они ни в коем случае не рассматривают такую возможность. После этого и со стороны Парижа пошли уточняющие комментарии в том духе, что речь шла об экспедиционных подразделениях (чтобы это ни значило) и что никто не называл сроков и объемов, а говорилось лишь о том, что союзники Украины должны обсуждать абсолютно все возможности, которые могут помочь не дать России выиграть эту войну.

Смелость или хвастовство

В тех ситуациях, когда за очень дерзкими заявлениями не следует их столь же решительного подтверждения, часто случается так, что они приносят противоположный предполагавшемуся эффект. Если кто-то анонсирует свои очень смелые планы, а потом их начинает комментировать очень осторожно и уклончиво, эти планы кажутся произнесенными в запале, что побуждает заподозрить хвастуна в отсутствии у него подлинной отваги.

В русле этой логики можно было бы предположить, что итогом парижского саммита стало приведение России скорее в воодушевление, чем в смятение. Тем не менее было бы слишком наивно увидеть в очень смелых словах Макрона только лишь импульсивное следование соблазну показаться самым крутым парнем в компании других крутых парней.

Владимир Зеленский и Эммануэль Макрон в Киеве, 16 июня 2022 года.
Владимир Зеленский и Эммануэль Макрон в Киеве, 16 июня 2022 года. Фото: LUDOVIC MARIN / AFP

Разумеется, превращение Макрона из «замирителя диктатора» в одного из самых пылких среди мировых лидеров сторонников Украины не случилось в одночасье; на протяжении этих двух лет его отношения с Владимиром Зеленским становились все ближе, а обещания поддерживать Украину вплоть до ее победы в войне из его уст звучали все тверже. Тем не менее, именно сейчас, в конце февраля 2024 года, Макрон сделал самый широкий шаг на этом «эволюционном пути», и наверное, для этого был выбран не случайный момент.

Лучшее время для сильного хода

В последние недели многими экспертами и политиками говорится о том, что Россия снова прибирает инициативу в войне в свои руки и что эта тенденция может становиться все устойчивее, если в самые ближайшие месяцы не будут найдены возможности резко нарастить снабжение Украины боеприпасами.

В этой связи, наверное, куда важнее для Украины не слова Макрона о возможной отправке натовских войск, а одобрение нового гигантского пакета европейской помощи и снятие Францией возражений на поставку Киеву снарядов, произведенных не в Европе (иными словами, на закупку европейскими странами снарядов для Украины в третьем мире). Однако не следует недооценивать важность и посылаемых сейчас Европой (от ее имени говорит Макрон) именно политических сигналов.

В Конгрессе США застряло принятие новых мер помощи Украине, еще больше страхов вызывает возможное снижение уровня американской поддержки Киева в чуть более отдаленной перспективе, а именно - в случае возможного возвращения Дональда Трампа в Белый дом. Недавние заявления Трампа, что не тратящиеся в достаточных количествах на оборону страны НАТО заслуживают, чтобы на них нападали, заставляют беспокоиться Европу не только о том, как она в одиночку будет поддерживать Украину. Впору думать и о своей собственной безопасности, которую может резко ослабить отказ США играть ведущую роль в Североатлантическом альянсе (финансовую, военную, политическую).

Владимир Путин недавно заявил, что переизбрание Джо Байдена было бы предпочтительным вариантом для России, поскольку Трамп якобы является менее предсказуемым политиком. С учетом ставшей второй натурой Кремля привычки врать, можно не сомневаться, что в действительности именно с Трампом связаны надежды Москвы на перелом в войне в российскую пользу. Именно сейчас, когда Вашингтон взял паузу в выполнении локомотивной функции в поддержке Украины, и когда есть риск растягивания этой паузы до 2028 года, для Европы очень важно громко заявить о своем самостоятельном могуществе и Вашингтону, и Кремлю.

Польза от дерзких слов уже заметна

Эмманюэлю Макрону показалось, что для отправления таких сигналов как раз из него получится очень подходящий главный спикер. Его сенсационные слова уже дали свой результат: Дмитрий Песков вынужден был отреагировать таким образом, что отправка сил НАТО в Украину будет означать начало конфликта между НАТО и Россией, но такая угроза опровергла ранее повторявшуюся Кремлем мантру, что такой конфликт уже начался, потому что если бы речь шла о войне России с Украиной, то, мол, Россия бы давно уже эту войну выиграла.

Не то чтобы население России так уж остро реагирует на непоследовательность в риторике высшей власти, но слишком сильные противоречия, несомненно, мешают пропаганде такой картины мира, на которой Россия уже сейчас отбивается от всего коллективного Запада.

Также в российской пропаганде все чаще и отчетливее звучат нарративы, что Украина - не настолько большая ценность для Запада, чтобы европейцы сами начали за нее воевать, и что примерно такое же отношение у «Старой Европы» есть и к странам Балтии, и к Польше. Сюрпризные заявления Макрона можно расценивать и как замер настроений внутри ЕС и НАТО, но также и как четкий сигнал Москве от старожилов - и крупнейших игроков - европейского дома, что соответствующие представления России обманчивы и что при защите своих ценностей Европа - даже без поддержки США - больше не собирается прочерчивать какие-то красные линии. Возможно стало, в общем, все.

Конкуренция с Германией

Макрон, несомненно, использует крайне выгодный момент, чтобы отпозиционировать сейчас именно Францию государством, принимающим на себя в этой защите самую большую ответственность. Дело в том, что переживший похожую на макроновскую «эволюцию» Олаф Шольц сейчас опять на некоторое время стал символизировать собою робость.

Эмманюэль Макрон и Олаф Шольц.
Эмманюэль Макрон и Олаф Шольц. Фото: Handout

Франции обычно трудно бывает показать себя более приверженной поддержке Украины страной, чем Германия, потому что Германия объективно помогает больше, но сейчас как раз у Парижа на руках оказались все козыри. Германия ставит вопрос о поставках Киеву систем Taurus в зависимость от поставок Вашингтоном систем ATACMS, и это кажется признаком страха Берлина остаться без американского протектората, в то время как Париж словно подчеркивает: Европа справится и сама, только следуйте за Францией!

И это остается не только словами, потому что миллиардные пакеты помощи Украине и экстренные меры по поиску новых источников боеприпасов практически подтверждают главный мессидж Макрона: мы сделаем все, чтобы Россия проиграла войну. Страны НАТО и ЕС могут открещиваться от отправки своих солдат в Украину, но если они вкладываются в новые пакеты помощи и ищут снаряды для Украины, получается, они подписываются под этим мессиджем.

Нарциссизм не чужд, но не в нем суть

Конечно, нельзя отрицать, что Эммануэлю Макрону явно и чисто по-человечески нравится находится в центре всеобщего внимания, причем в роли, в которой он может рассчитывать на восхищенные взгляды. Эта потребность, наверное, присутствует в органике этого человека: днем он предлагает способы победы добра (Запада и Украины) над злом (Путиным и Россией), вечером идет ужинать с катарским эмиром и футболистом Килианом Мбаппе, чтобы уговорить последнего остаться в ПСЖ, и в обоих случаях явно наслаждается своей миссией.

Однако не стоит сводить действия французского президента последних дней лишь к его нарциссизму или ориентации на «альфа-самцовость». Лучше обратить внимание на то, что, в конце концов, самые смелые заявления Макрона последних дней были выдержаны в таких формулировках и тонах, которые, как бы это пафосно не звучало, дают глобальную надежду - Украине, Европе, миру.

И тут, пожалуй, можно поменять элементы причинно-следственной цепочки местами. То есть, смотреть на ситуацию не так, что кто-то что-то говорит ради того, чтобы понравиться, а иначе: кто-то сказал что-то очень позитивное, и стоит порадоваться, что у этого кого-то был весьма высокий индекс личного благообразия. Это хороший залог к тому, чтобы сказанные человеком слова воспринимались бы «массами» с большим доверием и приязнью.

Комментарии (5)
Copy
Наверх