Политики об интеграции: переехавшие из России в Эстонию очень довольны ею

rus.postimees.ee
Copy
Красная площадь в Москве
Красная площадь в Москве Фото: Konstantin Sednev

Во вторник, 5 марта, были представлены материалы очередного мониторинга интеграции эстонского общества. Rus.Postimees подробно освещал содержание этого мониторинга. Мы также попросили политиков из разных партий прочесть отчет об исследовании и поделиться своими впечатлениями. 

На этот раз в фокусе внимания социологов были такие новые темы, как переход на эстонский язык обучения, отношение к России и войне против Украины, готовность в случае военной агрессии защищать Эстонию с оружием в руках. Мониторинг показал весьма любопытные результаты.

Марис Лаури, член Рийгикогу, бывший министр юстиции (Партия Реформ)

Свежее исследование интеграции охватывает много вопросов. Оно подтвердило тенденции, которые были заметны и раньше. В частности, что относиться к русскоязычным людям как к единой или однородной группе нельзя. 

Политические взгляды, общественная активность, отношение к эстоноязычному образованию, нападение России на Украину, эстонское государство и его защита - по этим вопросам взгляды русских сильно различаются.

Бывший министр юстиции Марис Лаури (Партия реформ).
Бывший министр юстиции Марис Лаури (Партия реформ). Фото: Mihkel Maripuu

Возможно, русскоязычные жители Эстонии демонстрируют больше осторожности и воздерживаются от открытых высказываний, но и эта тенденция меняется. Исследование подтвердило, что члены эстонского общества независимо от национальности считают важным переход на эстоноязычное образование.

Ожидалось, что противников реформы образования больше среди русскоязычных жителей Эстонии - их около 25%, но есть противники и среди эстонцев (3%).

Исследование также показало, что проблемы реформы люди видят одинаково: нехватка учителей и вспомогательного персонала, языковые навыки учителей и учеников, отношение родителей, разница в культурах. Мы видим, что и среди эстонцев есть те, кто мучается сомнениями по поводу предлагающихся решений, так что тут дело не только в русскоязычных. 

Ожидания относительно результатов реформы различаются, но очевидно, что эстонцы видят больше положительного в интеграции общества и взаимопонимании. Люди других национальностей несколько более пессимистичны в этом отношении, но все же они не в большинстве.

Есть ряд вполне определенных опасений: не пострадает ли качество образования, как будут сохранены родной язык и культура детей. Но даже в этих вопросах страхи не являются доминирующими, а касаются определенных групп жителей.

Начало полномасштабной военной агрессии России два года назад оказало очень сильное влияние на постоянно проживающих в Эстонии. Все понимают, что прежний уровень безопасности заметно снизился, а также ухудшилось отношение к русскому языку и России.

Исследование подтверждает, что среди людей других национальностей военное нападение России на Украину вызвало большие противоречия и конфликты. Возникли конфликты с родственниками (у 20% неэстонцев), с коллегами и соучениками (13%) и в кругу общения (17%).

У эстонцев эта напряженность значительно ниже. Эти цифры свидетельствуют и о том, что у нас есть смешанные семьи, коллективы, а во избежание конфликтов мы просто не говорим на противоречивые темы. При этом следует отметить, что если принимается решение об общении, то в основном есть консенсус.

Вероятно, самый важный вывод этого исследования заключается в том, что и среди эстонцев, и среди людей других национальностей есть группы с очень разными взглядами. Есть те, кто лучше интегрирован в эстонское общество, и те, кто хуже, и знание эстонского языка или наличие гражданства не имеют ключевого значения.

Марис Лаури, Партия реформ

Гораздо важнее социально-экономические факторы, круг общения и образование. Среди эстонцев есть и те, кто смотрит на интеграцию с сомнением и враждебностью, но их общность в этом вопросе с русскоязычными скептиками и противникам связана скорее с плохим социально-экономическим положением.

Одна группа среди людей других национальностей вызывает беспокойство. Она не самая большая, но она активная и привлекает много внимания, особенно в социальных сетях. Из-за этого создается впечатление, что они представляют большинство.

Эти люди часто имеют эстонское гражданство, хорошо говорят на эстонском языке, но враждебно настроены по отношению к эстонскому государству, эстонцам или общественному сотрудничеству в целом.

Они больше всего борются против образования на эстонском языке, хотя очень хорошо понимают его преимущества. Но они критикуют разные политические решения, эстонское государство. Чрезмерное усиление позиций этой группы создает ложное представление о реальности и может повлиять на позиции тех, кто заинтересован в большей интеграции в эстонское общество или кто не определился.

Исследование подтверждает то, что уже наблюдалось: медленно, но неуклонно политические предпочтения русскоязычных становятся все более схожими с предпочтениями эстонцев, растет и их политическая и общественная активность.

Член Рийгикогу Вадим Белобровцев (Центристская партия)

В этот раз результаты мониторинга указывают на то, что наряду с положительными процессами, способствующими сближению общин эстонцев и неэстонцев есть и вызывающие беспокойство и досаду проблемы. Они указывают на то, что в некоторых вопросах мы в последние годы или топчемся на месте, или даже сделали шаг назад.

Еще пятнадцать, а то и десять лет назад специалисты в области интеграции много говорили о том, что интеграция - это дорога с двусторонним движением. Имеется в виду, что для создания в стране сплоченного, интегрированного общества определенные усилия должны прилагать обе группы населения - и коренное большинство, и представители национальных или языковых меньшинств, то есть в основном, русскоговорящие.

Вадим Белобровцев.
Вадим Белобровцев. Фото: Andres Haabu

Увы, но во многом результаты мониторинга показывают, что представители первой группы все еще считают, что процесс интеграции их никак не касается, и это исключительно дело неэстонцев - интегрироваться в эстонское общество. Причем зачастую под интеграцией вообще понимают едва ли не полную ассимиляцию – вплоть до отказа от родного языка, культуры и этнических корней.

Об этом говорила социолог Марью Лауристин, представлявшая свежий мониторинг. В своем выступлении она совершенно справедливо призвала отказаться от подхода в стиле «неэстонцы должны интегрироваться» и «мы интегрируем неэстонцев» вместо «мы все интегрируемся в единое общество».

Но результаты мониторинга во многом показывают, что односторонний подход, к сожалению, очень распространен. Нередко на страницах наших средств массовой информации авторы различных мнений порой искренне недоумевают, почему «эти неэстонцы» никак не интегрируются.

Из положительных моментов можно отметить, что готовность к общению между представителями коренного большинства и национальных меньшинств вроде бы растет, хотя среди неэстонцев куда активнее.

Приятно, что эта готовность больше присуща более молодым жителям страны, однако следует помнить, что так было почти всегда. Трудно сказать, в какой момент и что именно происходит с этими молодыми людьми, но с возрастом их готовность к межнациональному общению начинает заметно сокращаться.

Также неплохо, что, согласно логике мониторинга, около 50% неэстонцев можно считать достаточно интегрированными в единое общество Эстонии. Растет владение эстонским языком среди неэстонцев, но это вполне естественный процесс.

По-человечески приятно, что обе группы поддерживают оказание помощи украинским военным беженцам.

Вадим Белобровцев

Ощутимое большинство населения, независимо от гражданства, родного языка или национальности, прочно связывает свою жизнь с Эстонией и считает себя ее частью.

Увы, но мониторинг раскрывает и немало проблемных тенденций. Эстонцы и неэстонцы по-прежнему очень по-разному относятся к реформе образования, то есть к полному переводу системы образования на эстонский язык обучения. Никаких проблем с ним не видят 70% эстонцев и только 26% неэстонцев, против реформы выступает 25% неэстонцев и только 3% эстонцев.

Эстонцы уверены, что переход на эстонский язык обучения изменит восприятие Эстонии и ее истории. Таких 89%, среди неэстонцев уверенность в этом куда меньше - 47%, а несогласных с этим - соответственно 4% и 30%. Неэстонцы гораздо меньше эстонцев доверяют армии, НАТО, парламенту, правительству и политическим партиям. Тоже повод задуматься.

Возможность, что премьер-министром страны может стать неэстонец, вызывает  негативную реакцию почти у половины опрошенных эстонцев, и за последние годы этот показатель вырос. Только 30% эстонцев говорят, что национальность здесь не имеет значения. Положительно к этой идее относятся только 8% эстонцев. До Великобритании нам явно далеко.

По-прежнему эстонцы и неэстонцы мало общаются друг с другом за пределами учебных заведений или работы. 41% эстонцев не хотел бы работать в коллективе, где большинство составляют русскоязычные, и только 27% относятся к этому положительно.

При этом остальные неэстонцы, включая украинских беженцев, вызывают у эстонцев более положительную реакцию. 29% эстонцев не хотят иметь русскоязычных соседей, 27% ничего не имеют против.

Для сравнения: 68% неэстонцев положительно относятся к работе в коллективе, где большинство составляют эстонцы, против только 25%. 71% был бы рад соседу-эстонцу. В этих компонентах прослеживается четкая разница в отношении эстоноязычных и русскоязычных жителей друг к другу.

Любопытное наблюдение из мониторинга: очень многие проживающие здесь граждане России крайне положительно относятся к Эстонии и отождествляют себя с ней, а также хотят получить эстонское гражданство. Удивительно, насколько это диссонирует с поведением четырех правых партий, стремящихся отобрать у граждан России право голоса на муниципальных выборах.

Интересно, если этим партиям под руководством реформистов удастся добиться своего, насколько в следующем мониторинге изменится весьма положительное сейчас отношение граждан России к Эстонии, ее гражданству и эстонцам в целом?

Марти Аавик, бывший главный редактор Postimees (Партия правых)

Мониторинг интеграции дает больше оснований радоваться, чем расстраиваться. Просто попробуйте сравнить наши обстоятельства с тем, что могло бы быть в худшем случае, или с тем, как дела обстоят в других частях мира. Эстония очень удобная и безопасная страна.

Я часто слышу рассказы людей, приехавших жить в Эстонию взрослыми, в том числе из России: у них есть возможность сравнивать Эстонию с реальностью своей бывшей родины. Я слышал очень много интересного и хорошего об Эстонии, при этом все эти вещи я не считал чем-то особенным, поскольку живу здесь постоянно.

Бывший главный редактор Postimees Марти Аавик. 
Бывший главный редактор Postimees Марти Аавик. Фото: Sille Annuk

Мы хотим, чтобы как можно больше людей успешно управляли своей жизнью и жизнью своей семьи. Конечно, очень приятно видеть в результатах интеграционного исследования свидетельства о том, что таких успешных людей стало больше.

То, что этнический фактор при выборе политических предпочтений снижается - очень хороший признак. Центристской партии в течение нескольких десятилетий удавалось держать русскоязычных избирателей в страхе с помощью пары-тройки проблемных вопросов.

Но на жизнь всех жителей Эстонии влияет куда более широкий круг политических вопросов, чем один или два. В следующий раз, когда вы застрянете в пробке в Таллинне или заметите разницу между городом в Ида-Вирумаа и остальной Эстонией, подумайте о роли, которую играет коррумпированность местных политиков и их сопротивление каждому разумному нововведению. Подумайте, кого вы выберете в следующий раз. Может быть, стоит руководствоваться мировоззрением и какими-то практическими вещами?

Мы слышим, что одного только знания языка недостаточно для успешной интеграции. Однако улучшение языковых навыков - это нужная вещь. Чтобы овладение языком не затягивалось, а быстро продвигалось, нужна политическая воля. Мы уже десятилетиями слушаем от центристов, почему прямо сейчас ничего сделать нельзя. По сути, они оказали медвежью услугу своим избирателям и их детям. Вы можете многое сделать, если захотите. 

Некоторые политики обсуждают, как сделать так называемую компьютерную часть регистрации брака немного удобнее. Но насколько часто вы женитесь? А вот изучение языка - это действительно повседневный труд. Я бы спросил, как скоро государство и муниципалитеты смогут сделать что-то, чтобы искусственный интеллект и прочие технологии помогли бы как можно большему количеству людей быстрее выучить язык.

Требовательность все же нужна. Часто говорят, что выучить язык трудно. Это правда, ведь любое обучение - это выход из зоны комфорта. Удобно делать то, что ты уже знаешь, но это не про учебу. Это нормально, что людям не хочется делать то, что им не требуется постоянно.

Эстония - очень либеральная и приятная для жизни страна, где выдвижение жестких требований к людям кажется даже чем-то странным. В том, что касается языковых требований, нам стоило бы поучиться у других стран Евросоюза, где к этому вопросу относятся не так спокойно, как в Эстонии. Это нужно, чтобы как можно больше жителей Эстонии могли добиться всего, что позволяют их способности.

Наверх