КОЛОНКА ЖУРНАЛИСТА Крах идеальных репутаций: Васильев разделит скандальную судьбу Веэрпалу? (4)

Павел Соболев
, журналист
Copy
Константин Васильев, Андрус Веэрпалу.
Константин Васильев, Андрус Веэрпалу. Фото: Коллаж Rus.Postimees

Скандал на чемпионате мира по лыжным видам спорта в Рамзау 2019 года, в рамках которого Андрус Веэрпалу попался как тренер применявшего допинг спортсмена, начисто уничтожил у даже самых верных его поклонников веру в то, что свои собственные титулы он выигрывал без помощи запрещенных препаратов. Журналист Павел Соболев пишет, что, в отличие от Андруса Веэрпалу, футболист Константин Васильев никого не обманывал, но и он не может в растрате некогда высочайшей в эстонском обществе репутации винить кого-то сильнее, чем себя самого.

После сделанных легендарным эстонским футболистом Константином Васильевым в рамках подкаста издания Õhtuleht высказываний на тему войны в Украине во второй раз в эстонском обществе стали очень громко звучать призывы лишить игрока капитанской повязки в сборной Эстонии, а то и вовсе вывести из состава национальной команды.

Впервые такая ситуация возникла в начале прошлого года, после скандала вокруг фотографии с Валерием Карпиным, но, как хорошо известно, тот скандал со временем был погашен и за многолетним лидером сборной Эстонии все-таки сохранился уже привычный для него в команде особый статус. Теперь же, по всей вероятности, суровые меры в его отношении обязательно последуют; по крайней мере, во время пребывания на поле в последнем матче в составе «Флоры» повязки капитана на рукаве формы Васильева уже не было.

Пожалуй, второй раз в новейшей истории эстонского спорта возникает ситуация, когда человек из спортивного мира зарабатывает себе в обществе невероятные популярность и авторитет, но в итоге - повергая общество в состояние шока - их лишается. Первый такой случай, разумеется, связан с Андрусом Веэрпалу, теперь та же судьба постигает Константина Васильева. При всех различиях их случаев (Веэрпалу получил допинговое обвинение, в то время как действия Васильева, вызвавшие острое неприятие в обществе, не имели отношения к его карьере профессионального спортсмена), есть у этих двух историй и просто-таки бросающиеся в глаза общие места.

Потеря репутации в два этапа

История разочарования эстонского общества в Андрусе Веэрпалу была тоже двухступенчатой. В 2011 году ему было предъявлено обвинение в использовании допинга, которое он отрицал, наиболее преданные ему поклонники заявляли о своем полном доверии к нему, в то же самое время менее эмоциональные люди наверняка вспоминали, что в мировой лыжной элите способность Веэрпалу выходить на пик формы к самым важным соревнованиям долгие годы порождала подозрения.

Андрус Веэрпалу на Олимпиаде в Турине, где он выиграл золото в гонке на 15 км.
Андрус Веэрпалу на Олимпиаде в Турине, где он выиграл золото в гонке на 15 км. Фото: Raigo Pajula

Эти подозрения, однако, пока спортсмена никто не ловил на мошенничестве, можно было списывать на зависть конкурентов. Но когда в итоге обвинения в адрес Веэрпалу были сняты, дисквалификация отменена и все регалии за ним сохранились, от этой истории остался крайне неприятный осадок, из-за которого оправдание не приносило подлинного удовлетворения. Слишком уж было заметным, что адвокаты Веэрпалу доказали не собственно чистоту спортсмена, а нарушение процедур при сборе против него улик, то есть это было мастерство юристов по нахождению правовых лазеек. Тем не менее, у любимца эстонского народа не отняли его титулы, и эстонский народ все-таки сохранил возможность оставить своего кумира на созданном для него уже моральном пьедестале.

Очень похожим образом разрешился и для Константина Васильева кризис начала 2023 года, порожденный его присутствием на фото, запечатлевшем компанию нынешних и бывших игроков сборной Эстонии, весело проводящих время в обществе главного тренера сборной РФ Валерия Карпина. Принесение извинений за это фото позволило Васильеву сохранить его положение в эстонском футбольном хозяйстве, но осадочек остался и тут: в СМИ высказывались версии, что извинения от трех связанных со сборной Эстонии лиц на фото последовали под давлением ЭФС, на который в свою очередь оказали давление спонсоры, но еще больше вопросов оставила слишком абстрактная форма выраженного футболистами сожаления.

Футболисты сказали, что приносят извинения тем, кому это фото могло принести боль, но ни словом не дали понять, что сознают, откуда эта боль могла взяться. Сделать это было тогда достаточно легко: просто написать, что они безоговорочно желают Украине, столкнувшейся с российской агрессией, полной военной победы над страной-агрессором. Футболисты же выступили куда сдержаннее, но конфликтная ситуация все-таки была урегулирована.

Добивать себя своими же руками

Наверное, и про Веэрпалу, и про Васильева на этих этапах их жизненного пути можно было сказать, что после этих моментов их репутация в эстонском обществе перестала быть безупречной, но все равно оставалась довольно высокой. Это поразительно, но оба эти человека словно не смирились с таким положением дел и уже самостоятельно сделали все для того, чтобы не оставить от репутации камня на камне.

Веэрпалу, как мы знаем, снова погорел на допинге, уже как тренер своего сына, и на этот раз был пойманным с поличным. От «народной любви» моментально не осталось и следа, и не только потому, что народ вдруг сразу поверил, что Веэрпалу нарушал правила честного спорта и как спортсмен, в том числе и выигрывая олимпийские медали. В самую первую очередь любовь сменилась если не на ненависть, то на брезгливость по той причине, что национальный герой втравил в крайне мутные манипуляции собственного ребенка.

Также эта деятельность ошеломляла и своей бессмысленностью. Если про Андруса Веэрпалу теперь думают, что применение допинга позволяло ему становиться чемпионом Олимпийских игр и мира, то его сыну кровяной допинг мог в лучшем случае помочь переместиться с 60-х мест на титульных соревнованиях на 50-е.

Константин Васильев с капитанской повязкой во время матча сборной Эстонии.
Константин Васильев с капитанской повязкой во время матча сборной Эстонии. Фото: Sander Ilvest

Однако еще более непостижимым выглядит решение Константина Васильева наговорить в интервью журналисту Õhtuleht таких вещей, которые просто не могли не обнулить весь тот репутационный капитал, который был заработан им и выдающейся спортивной карьерой, и очень располагающей манерой поведения в публичном пространстве. Если проще, те вещи, которые могли оставаться только догадками насчет его определенных взглядов после скандальной фотографии, он с каким-то саморазрушительным удовольствием взялся подтвердить.

В чем состояла претензия к Васильеву и другим эстонским игрокам, которые сфотографировались в ресторане с Карпиным? В том, что в то время как армия российского диктатора бомбит и терзает Украину, эстонские футболисты с удовольствием ужинают с человеком, который сам, конечно, никого не бомбит и терзает, но при этом и мысли не держит отказаться от «государевой должности» в стране-агрессоре, потому что получает на ней миллионную зарплату, которую ему, конечно, ни в одной другой стране больше не предложат.

Окей, возможно, эта настолько вроде бы понятная вещь для кого-то может и не лежать на поверхности, а оттого этому кому-то может и не приходить в голову, что Карпин клюет из той же кормушки, из которой кормится и российская армия убийц. Вероятно, именно возможность такого логического допущения как-то и позволила сохранить год назад и ЭФС, и сотрапезникам Карпина лицо, но в этот раз Константин Васильев шанса себе не оставил, объяснив журналистам, что война это плохо, выиграть ее может кто угодно, и тогда, возможно, наступит мир, но сам он ни на чьей стороне, конечно, не находится.

Скандальное фото с Валерием Карпиным и игроками (бывшими и действующими) сборной Эстонии.
Скандальное фото с Валерием Карпиным и игроками (бывшими и действующими) сборной Эстонии. Фото: Instagram/Andrei Stepanov

Конечно, человек имеет право и на такую точку зрения. Ко всему прочему, если Андрус Веэрпалу был пойман на мошенничестве, то Константин Васильев никого не обманывал, потому что человека нельзя упрекать в нечестности только потому, что он не оправдал чьих-то ожиданий. Васильев не требовал для себя вербального титула «Гражданина года» и невербального признания эталоном идеальной интеграции, и хотя можно предположить, что ему нравилось быть таким примером (в конце концов нужно же было его согласие на съемки фильма-портрета о нем), он явно не брал на себя обязательств по вечной приверженности каким-то убеждениям.

Однако при всем при этом невозможно найти ни одного разумного объяснения, зачем ему могло понадобиться в беседе с журналистом, с которым ему совсем не обязательно было разговаривать, произносить то, что, в отличие от скандала с фото, замять уже никогда не удастся и что моментально не просто снизило, а и минимизировало его возможности в постигровой жизни в его родной стране.

До января 2023 года перед ним были открыты все двери в Эстонии, и не только в футбольной сфере, потому что любой работодатель счел бы наличие в своем штате такого человека блестящей инвестицией в собственное реноме. После января 2023 года спектр этих возможностей существенно сузился, а в апреле 2024 года знаменитый эстонский футболист словно решил растоптать и оставшиеся. Тот же футбол - это нежизнеспособная без спонсорской поддержки сфера, а Константину Васильеву зачем-то понадобилось превратить свой имидж из высшего «знака качества» в нечто ему обратное.

Побочный эффект

Казалось бы, трудно представить, что самый яркий игрок в истории эстонского футбола (при всем уважении к уровню Марта Поома и Рагнара Клавана, счастливее всего болельщиков делает не спасение собственных ворот, а голы в чужие, и Васильев тут почти волшебник и по части важных, и по части красивых попаданий) не удостоится прощального матча за сборную страны, но именно сейчас еще труднее вообразить, как такая игра была бы организована, потому что ну невозможно же чествовать игрока, которого самое активное болельщицкое крыло придет на стадион освистывать.

И еще труднее представить, какие слова могли бы теперь быть произнесены Константином Васильевым, чтобы они были приняты за чистую монету, а не выглядели бы очередным «кризисным реагированием»: пожалуй, что угодно теперь натолкнулось бы на стену недоверия. Одна из самых печальных граней этой истории состоит в том, что она укрепит массу людей в их вере в не самые умные стереотипы. И если в случае стереотипа, что даже самый умный футболист - все равно глупый, это имеет довольно безобидные последствия, то набор популярности другого - что даже самый интегрированный русский не способен до конца оторвать себя от «русского мира» - является куда более вредным побочным эффектом.

Наверх