В ФОКУСЕ Традиционная разведка пережила свое время

Меэлис Ойдсалу
Copy
Меня зовут Кангур, Феликс Кангур. Прийт Выйгемаст в художественном фильме «О2» о деятельности эстонской военной разведки в начале Второй мировой войны.
Меня зовут Кангур, Феликс Кангур. Прийт Выйгемаст в художественном фильме «О2» о деятельности эстонской военной разведки в начале Второй мировой войны. Фото: Karl Anders Vaikla
  • СМИ больше не ограничиваются освещением разведывательных мероприятий, но и сами разведывают
  • Институт Тьюринга призывает спецслужбы отказаться от клише времен Холодной войны
  • Обычный человек может стать «разведагентом» по открытым источникам, инструкции есть в Интернете

Журналисты, связанные с разведкой, подвергаются более высокому, чем в среднем, риску нездоровой зависимости от источника, поскольку асимметрия информации в подавляющем большинстве случаев играет на пользу источника в сфере безопасности. Однако развитие возможностей общественной разведки в эпоху данных привело к тому, что правоохранительные органы и спецслужбы время от времени оказывались плетущимися в хвосте за журналистскими расследованиями. Чтобы идти в ногу с происходящими в жизни переменами, спецслужбам необходимо начать переосмысливать себя заново, делится мыслями британских ученых-разведчиков редактор Меэлис Ойдсалу.

Темы разведки и безопасности в СМИ более престижны, чем большинство других, и поэтому любой хоть сколько-то разговорчивый источник в учреждениях безопасности или силовых структурах для журналиста на вес золота. Из практических соображений редакции не склонны менять людей, занимающихся вопросами безопасности. Это приводит к риску того, что между журналистом и силовым ведомством сложатся клиентские отношения.

В эпоху данных зависимость новостных редакций от источников из разведывательных учреждений значительно снижается. Об этом свидетельствуют источники в информационном пространстве, касающиеся российской агрессии, происходящей в Украине. Основной аналитический вклад как для политиков, так и для редакционных статей поступает от аналитических центров и военных аналитиков.

Редакции медиа-домов теперь также умеют самостоятельно заниматься разведкой, используя данные из публичных источников и в этом иногда оказываются быстрее, чем правоохранительные или спецслужбы, которые обходятся налогоплательщику дорого

Среди спецслужб во время российско-украинской войны основным источником для донесения разведывательной информации до общественности в Эстонии была военная разведка Сил обороны, представитель которой время от времени посещает регулярные брифинги в Министерстве обороны для того, чтобы поделиться оценками и информацией. Департамент внешней разведки Эстонии явно оказалась в тени военной разведки. Даже в последних двух ежегодниках внешней разведки не было опубликовано никакой новой или неожиданной информации о том, что происходит в Украине или в России.

Отчасти это вызвано тем, что редакции медиа-домов теперь также умеют самостоятельно заниматься разведкой, используя данные из публичных источников и в этом иногда оказываются быстрее, чем правоохранительные или спецслужбы, которые обходятся налогоплательщику дорого.

В эпоху данных заниматься разведкой, используя методы времен «холодной войны», – это все равно, что пытаться играть в футбол в море.
В эпоху данных заниматься разведкой, используя методы времен «холодной войны», – это все равно, что пытаться играть в футбол в море. Фото: Паскаль Россиньоль/Reuters/Scanpix

Разведчиком может стать каждый

В июле 2014 года британский журналист-фрилансер и блогер Элиот Хиггинс основал на сегодняшний день самую известную в мире частно-инициативную разведывательную организацию из открытых источников (OSINT на сленге разведки) под названием Bellingcat, которая занимается расследованиями гражданской журналистики на сетевой основе. К сети может присоединиться любой желающий, на сайте организации есть инструкции, как проводить разведку по открытым источникам.

Умело используя возможности эпохи данных и Интернета, в Bellingcat выявили отравителей Алексея Навального и семьи Скрипалей, внесли решающий вклад в установление личностей, ответственных за сбитие пассажирского самолета авиакомпании Malaysia Airlines, летевшего рейсом MH1, выявили ряд нарушений прав человека и деятельность преступных сетей, а также сделали ряд других важных открытий. Средства массовой информации больше не ограничиваются освещением данных разведки, они «шпионят» сами.

Ежегодники Департамента внешней разведки Эстонии стали долгожданными, но в то же до недоумения скудными на новости результатами разведывательной работы.
Ежегодники Департамента внешней разведки Эстонии стали долгожданными, но в то же до недоумения скудными на новости результатами разведывательной работы. Фото: Ээро Вабамяги

В интервью Eesti Päevaleht от 12 февраля бывший военный разведчик и нынешний глава внешней разведки Каупо Розин намекает журналистке Кярт Анвельт, что разведка также помогает журналистским расследованиям. Это маловероятно по отношению к крупным достижениям Bellingcat, в случае с которыми был представлен весь путь получения доступа к информации и все источники изначально были публичными. Информация, необходимая для раскрытия упомянутых нашумевших случаев, просто ждала в информационном пространстве своего часа. Даже взламывать ничего не пришлось.

Это не обязательно претензия к службам разведки, ведь для расследования и сбития MH17, и вышеупомянутых отравлений были возбуждены уголовные дела, а, условно говоря, правоохранительным и следственным органам гражданского мира просто удалось проделать работу лучше. Однако здесь есть пища для размышления. Почему государственные структуры не добираются до информации первыми – вопрос, который в развивающемся информационном пространстве должны продолжать задавать себе как западные правоохранительные органы, так и разведывательные учреждения. Особенно этот вопрос касается разведывательных учреждений, деятельность которых исключительно затратна из-за необходимости конспирации и секретности.

Британцы: Разведка застряла в бункере?

Престижный британский Институт Алана Тьюринга, который с 2017 года сотрудничает с британской внутренней разведывательной службой МИ5 (хотя о сотрудничестве не сообщалось до 2022 года), недавно опубликовал критический по отношению к разведке отчет, согласно которому нынешняя модель изолированных и засекреченных спецслужб устарела. Доклад делает особенным то обстоятельство, что он был опубликован неправительственной исследовательской организацией, которая долгое время сотрудничала с «британской КаПо» и видела, как выглядит «внутренняя кухня» в традиционной разведывательной службе.

Доклад Института Тьюринга делает особенным то обстоятельство, что он был опубликован неправительственной исследовательской организацией, которая долгое время сотрудничала с «британской КаПо» и видела, как выглядит «внутренняя кухня» в традиционной разведывательной службе

Авторы анализа – доктор Люси Мейсон и эксперт, скрывающийся под именем «Джейсон М», – описывают нынешнюю британскую разведку как мир, «намеренно закрытый в бункерах», который не способствует быстрому обмену информацией, инновациям или конкуренции между идеями. По мнению авторов, мы достигли эпохи перенасыщения данными, когда данные стали настолько доступными, что разведка, опирающаяся на общедоступные источники, имеет естественное преимущество перед традиционной разведкой как с точки зрения скорости, так и ценности получаемой информации. Частный сектор настолько эффективнее использует данные государственного сектора, что произошла приватизация разведывательных функций – информацию, ранее полученную от спецслужб, можно также купить в частном секторе.

Эстонская внешняя разведка подчеркивала, особенно после ссоры с Министерством обороны и Силами обороны в связи с разведкой, произошедшей в 2021 году, что спектр ее деятельности шире, чем военная оборона, и что основная задача внешней разведки состоит в том, чтобы предоставлять правительству широкую картину рисков. Однако это потребовало бы преимущественного развития получения разведывательных данных из открытых источников. В их публичных оценках угрозы нет того, что указывало бы на широту деятельности Департамента внешней разведки Эстонии. Большую часть последнего ежегодника составляют темы, связанные с рисками контрразведки, что, согласно закону, скорее относится к зоне ответственности Департамента полиции безопасности.

3 мысли о Манифесте разведки Института Алана Тьюринга

По мнению исследователей из Института Алана Тьюринга, доступность данных выросла настолько, что разведка на основании открытых источников значительно опережает традиционную разведку.
По мнению исследователей из Института Алана Тьюринга, доступность данных выросла настолько, что разведка на основании открытых источников значительно опережает традиционную разведку. Фото: Ээро Вабамяги

Исследователи из Института Алана Тьюринга, который с 2017 года сотрудничает с британской внутренней разведкой МИ5, рекомендуют разведывательным службам отказаться от клише времен Холодной войны и заново изобрести себя. Опубликованный ими манифест призывает разведку заново изобрести себя по следующим причинам.

1. Комбинирование данных – это новое золото. Данные теперь широко и легко доступны. Частный сектор более искусно использует данные, чем государственные учреждения. В результате вышеизложенного разведка на основании открытых источников (OSINT) более эффективна, чем традиционная разведка.

2. В эпоху данных цикл разведки должен сократиться в десятки раз. Конкурентоспособность разведки теперь зависит от быстрого анализа данных, по сравнению с которым традиционный цикл разведки оказывается слишком медленным. Скорость разведывательного цикла можно экспоненциально увеличить за счет анализа данных, машинного обучения, искусственного интеллекта и создания нетрадиционных и нетрадиционных (не обязательно секретных) сетей сбора разведывательной информации.

3. Широкая безопасность не может быть обеспечена централизованно и отдельными экспертами, прошедшими проверку безопасности. Новое поколение силовых структур должно быть открытым и готовым к сотрудничеству, чтобы сотрудники службы безопасности действовали децентрализованно как часть других организаций, а в деятельность силовых структур были вовлечены университеты и частный сектор.

Эстонии помогает наш небольшой размер

Вы не услышите от руководителей эстонской разведки разговоров о развитии разведки даже в очень обобщенной форме. Однако разведывательный потенциал эстонского частного сектора быстро развивается. Медиа-дом Delfi присоединился к международной сети редакций, занимающихся разведкой на основании публичных источников, и с этой задачей неплохо справляется, расширяя возможности, а при необходимости подталкивает в спину подчас инертную правоохранительную систему.

Силовые ведомства XXI века должны быть готовы смелее обращаться за помощью к частному сектору, ведь частный сектор более искусен в обработке данных, чем государство. Генеральный директор Полиции безопасности Марго Паллосон и бизнесмен Вяйно Калдоя беседуют на приеме у президента.
Силовые ведомства XXI века должны быть готовы смелее обращаться за помощью к частному сектору, ведь частный сектор более искусен в обработке данных, чем государство. Генеральный директор Полиции безопасности Марго Паллосон и бизнесмен Вяйно Калдоя беседуют на приеме у президента. Фото: Михкель Марипуу

В защите Украины разведка сыграла решающую роль не только благодаря видимой помощи разведки США (похоже, что они единственные, кто на данный момент имеет доступ к инструментам связи ближайшего окружения Кремля), но и благодаря новаторскому использованию так называемой модели общественной разведки. Все жители Украины, оснащенные смартфоном или другим видеоустройством, имели возможность запечатлеть передвижения противника и передать доказательства украинской разведке через соответствующую общедоступную среду связи. После тяжелого старта украинцы нашли способ отличать плевелы от зерен среди собранной таким образом информации.

В последние годы государственная канцелярия, ответственная за координацию разведки, разрабатывает систему ситуационной осведомленности Sitikas (эст. – жучок) – она также собирает информацию, кроме прочего, и из несекретных источников.

В Эстонии не обязательно все делать так, как сейчас делается в Украине, но продолжающаяся революция в области информационных технологий (искусственный интеллект и мир данных) определенно может быть использована для усиления разведки, особенно с ограниченными ресурсами маленькой страны. До сих пор ни от клиентов разведки, ни от разведывательных служб не поступило ни одного сигнала о том, чтобы приступили к реорганизации эстонской разведки после начала полномасштабной агрессии России в Украине.

Когда я говорил с чиновником эстонской разведки по поводу доклада Института Тьюринга, он ответил, что отличие Эстонии от Великобритании в том, что Эстония маленькая, и у нас меньше как потенциальных, так и реальных проблем с застреванием информации «в бункерах», чем в большой стране. Кроме того, в последние годы государственная канцелярия, ответственная за координацию разведки, разрабатывает систему ситуационной осведомленности Sitikas (эст. – жучок) – она также собирает информацию, кроме прочего, и из несекретных источников.

Однако вопрос заключается не только в быстром обмене информацией из секретных источников и объединении ее с публичными источниками, а – как говорится в докладе Института Тьюринга – в том, нужно ли вообще использовать секретные источники и дорогостоящие методы сбора или человеческий анализ, когда было бы достаточно более тщательного или непрерывного поиска в Интернете или разработки технологических решений на основе искусственного интеллекта.

Ученый Алан Тьюринг (1912–1954), появившийся на денежных знаках Великобритании в 2019 году, подвергся на государственном уровне репрессиям из-за своей гомосексуальности. Тьюринг считается отцом искусственного интеллекта и теоретической информатики. Сегодня под руководством института его имени занимаются, кроме прочего, реформой британской разведки.
Ученый Алан Тьюринг (1912–1954), появившийся на денежных знаках Великобритании в 2019 году, подвергся на государственном уровне репрессиям из-за своей гомосексуальности. Тьюринг считается отцом искусственного интеллекта и теоретической информатики. Сегодня под руководством института его имени занимаются, кроме прочего, реформой британской разведки. Фото: Эндрю Йейтс/Reuters/Scanpix

В архиве Департамента внешней разведки Эстонии в настоящее время трудится один историк, задачей которого является составление книги о наиболее ярких событиях прошлого эстонской внешней разведки. Это достойная инициатива, хотя произведение планируется не для свободной продажи, а для распространения в качестве эксклюзивного подарка. Конечно, лучшим подарком для людей, искренне заинтересованных в хорошей репутации внешней разведки, станут ежегодники, которые будут более интригующими, чем до сих пор, и своего рода сигналом обществу о том, что в учреждении безопасности намерены идти в ногу со временем.

Помимо картирования недавней истории и работы над улучшением имиджа, я хотел бы услышать, как планируется обеспечивать, чтобы осуществляемые эстонским государством инвестиции в размере полмиллиарда евро в разведку и раннее предупреждение в течение следующих десяти лет использовали последние возможности, предлагаемые эпохой данных. Может быть, чиновникам на Рахумяэ-теэ следует подумать о значимых инновациях в разведке в дополнение к проектам по продвижению имиджа и нанять наряду с историком разведки менеджера по развитию, ответственного за будущее разведки?

Наверх