Вице-мэр Таллинна Алексей Яшин: переход на эстоноязычное образование начнем с пряника, о кнуте пока никто не думает (15)

Сергей Метлев
, главный редактор изданий Postimees на русском языке
Copy

Приступил к исполнению своих обязанностей новый состав Таллиннской городской управы, где за вопросы образования отвечает член партии «Ээсти 200», бывший советник министра экономики и информационных технологий Алексей Яшин. В разделе коалиционного соглашения, посвященном образованию, помимо перехода на эстоноязычное образование есть и много других амбициозных задач. О том, как новая таллиннская власть собирается их выполнять, Алексей Яшин порассуждал в беседе с ведущим студии Postimees.

Выдержки из беседы:

- Перед этим эфиром я поинтересовался, как знающие тебя люди могли бы тебя охарактеризовать. И о тебе говорили как о полном эмпатии, мягком, добром человеке. А сфера, за которую тебе нужно будет отвечать, довольно проблематична. Переход на эстонский язык обучения, многие люди боятся потерять работу, учителя требуют повышения зарплат… Довольно-таки высокий уровень накала. Те качества, что я назвал, помогут тебе справиться с этой работой?

- Я думаю, что те люди, с которыми ты пообщался, были моими хорошими знакомыми или даже друзьями. Потому что в отношениях личного уровня я действительно такой. Кроме того, на разных должностях, которые я раньше занимал, например, работая учителем или занимаясь украинскими беженцами, от этих качеств была большая польза. И я уверен, что эти качества пригодятся мне и как вице-мэру Таллинна, занимающемуся переходом на эстоноязычное образование.

Здесь надо выделить два аспекта. Во-первых, нужно проявлять учтивость, проявить эмпатию по отношению к тем учителям, семьям, детям, которые сейчас сталкиваются с серьезными проблемами. Государство и город должны поддерживать этот переход всячески, как только возможно. Государство финансирует различные меры суммой в 80 млн евро, предыдущая городская власть добавила к этому еще 8 млн евро, предназначенные на различные формы поддержки. И план новой коалиции - продолжать эту поддержку.

То есть план в том, чтобы начать именно с пряника, поддержать и зарплатным фондом, и дополнительными выплатами к зарплате, о которых мы договоримся в нашей коалиции в скором времени. То есть чувство эмпатии - это как раз то, с чего стоит в этом нашем нелегком деле начать.

Но, к сожалению, ты не назвал слово «корректный», но я еще и очень корректный человек, и считаю, что законы надо выполнять. Мы представляем здесь не только Таллинн, но и всю Эстонскую Республику, и город Таллинн должен выполнять государственные законы. И если предписано законами, что с конкретной даты некоторые люди могут лишиться работы, то, скорее всего, это случится.

Руководители школ и учителя сейчас очень стараются выучить эстонский язык, и город им в этом помогает. И будет дальше помогать.

- С 1 августа будет изменено требование к квалификации учителей, это значит, что владение эстонским языком на уровне С1 является неизбежным, если человек хочет преподавать в школе в Таллинне, как и вообще в Эстонии. Это значит, что уже 2 августа многие учителя станут безработными в Таллинне? Или не совсем так?

- Не совсем. Во-первых, есть еще и учителя иностранных языков, для которых требование будет ограничиваться уровнем B2. При этом понятно, что для людей, прибывающих из-за границы и начинающих преподавать немецкий или английский язык, B2 является достаточно высоким требованием, так что можно было в этом смысле понять законотворцев, которые приняли еще полтора года назад этот самый закон.

Но в то же время те учителя иностранных языков, которые еще не будут преподавать на эстонском, а их будет львиная доля, и кто останется в школах, должны будут иметь B2. И если говорить об еще одной узкой группе, это учителя детских садов и начальной школы, то, к счастью, в ней сейчас не так много людей, которым нужно успеть сдать на С1.

Но, конечно, если у нас сейчас двадцать муниципальных школ в Таллинне, которые сейчас отчасти или полностью ведут обучение на русском языке, а еще есть 27 детских садов с обучением на русском, и еще 19 - с обучением на русском и на эстонском, то ясно, что проблемы будут.

Я еще не успел за два первых дня своей работы взглянуть на ситуацию подробно, чтобы понять, где будет тяжелее всего. Но если навскидку, то исходя из публичных данных, с которыми я знакомился, есть от пяти до десяти учреждений, где не окажется нужных учителей. Но тут придется тушить пожары, придется отвечать за то, как сферой образования в Эстонии управляли последние двадцать лет. Мне придется отвечать, моим коллегам по коалиции, ну и, конечно, министру образования.

- Со следующего учебного года, получается, переход будет осуществлен в первых и четвертых классах. С каждым новым учебным годом, вплоть до 2030 года, будет добавляться как бы по два класса. То есть те учителя, которые не соответствуют требованиям, которые по разным причинам не смогут получить С1, они должны будут продвигаться все ближе и ближе к стенке, и, выходит, следующие шесть лет смогут сохраняться в качестве учителей?

- Не совсем так. С некоторыми учителями по некоторым предметам такое передвижение возможно…

- Вы позволите это сделать какой-то школе, если она будет просто смещать в другие классы не владеющих эстонским языком учителей?

- Возможно все, что законно. Пусть директора школ и власти Таллинна просто действуют в рамках закона, я думаю, что это адекватный подход, и полагаю, что так и будет. Другое дело, что есть возможности поднять языковую квалификацию учителей, или найти других педагогов, которые уже соответствуют языковым требованиям, а также соответствуют своей профессиональной квалификации, и это, конечно, надо поддерживать и поощрять.

- Таким образом, вы в новой городской власти уверены, что переход будет происходить по закону. Но видите ли вы что-то, что могло бы нарушить этот план? Может ли произойти что-то, что заставит городские власти ходатайствовать об отсрочке?

- Мы договорились в коалиции, что никаких отсрочек больше не будет. Период этих отсрочек прошел, Таллинн одну отсрочку для одного конкретного учреждения попросил, это было связано с детьми с особыми потребностями. Я нахожу эту просьбу адекватной. Мы не будем отзывать это ходатайство назад, так что Министерство образования должно его рассмотреть и дать свой ответ. В зависимости от ответа мы будем думать, как дальше действовать.

Но ни о каких других отсрочках мы больше просить не будем. Если в сентябре будут кризисы и пожары, то мы всеми ресурсами, которые у нас будут, поможем.

- Что вы будете делать, если некоторые директора русскоязычных школ окажут сопротивление, начнут чинить препятствия для перехода разными внутренними административными методами?

- Я начну с общей картины. Во время коалиционных переговоров звучало много слов о том, что будет крупная чистка городских структур от политизированности. Но сегодня утром я выступал перед руководителями сектора образования, перед директорами школ, и я сказал им, что каких-то радикальных мер в секторе образования не будет. Все будет происходить вежливо и спокойно.

Все будет так, как подобает сектору образования. Никто резких движений не готовит.

Известно, что государство планирует в ближайшее время аттестацию директоров школ, и Таллинн обязательно пойдет по тому же направлению.

- Что значит эта аттестация?

- Это значит, что будет система комиссий, члены которых не будут связаны с политикой, а будут работать при Департаменте образования. Они составят тест, на основании которого будет определена квалификация директоров. Эта процедура будет проводиться раз в пять лет, и каждые пять лет школьный руководитель будет должен пройти эту аттестацию.

Этот тест покажет, насколько руководитель школы соответствует тем обязанностям, которые он должен выполнять. И если вот эта комиссия, в которой нет политиков, говорит, что какой-то руководитель школы не справляется, причем, возможно, специально не справляется, то тогда это становится причиной, чтобы прервать трудовой договор. Но каких-то скорых политических решений в сфере образования не предвидится.

- В коалиционном соглашении зафиксировано, что городские структуры нужно деполитизировать, в то же время в шести школах Таллинна директора принадлежат к Центристской партии. Они баллотировались в ее списке. Одна из них, Ирина Антонюк, например, директор Хааберстиской русской гимназии, недавно приняла участие в такой интересной афере, в рамках которой из горсобрания хотели выкинуть бывшего центриста, оспорив его регистрацию в Таллинне. Антоняк эти жалобы и подавала. Распространится ли очистка городских структур от партийцев и на школы?

- И в других партиях состоят школьные директора. Которые баллотируются, которые очень активны в политической повестке, высказывают свои позиции. Если говорить про этот конкретный случай, то я деталей пока не знаю, но я не думаю, что там есть какое-то нарушение закона или действие против интересов Эстонской Республики или Таллинна. Такого описания ситуации недостаточно для того, чтобы начать обсуждать соответствие директора своей должности.

За партийную принадлежность никого трогать не будут, это личные взгляды людей. Это их мировоззрение, они могут принадлежать к партиям, никаких проблем с этим нет. И когда мы говорим об аттестации как об основе для возможного прекращения трудового договора, то там речь только о профессиональных качествах. Но, конечно, что касается высказываний в публичном пространстве, то есть какие-то красные линии, заход за которые игнорировать нельзя.

- Еще немного о переходе. Если говорить об отсутствии достаточного количества кадров, то мы говорим не только о школах, но и о детских садах. Каков конкретный план Таллинна по привлечению новых педагогов в образование, которые сейчас в этой сфере не работают?

- Очень верно подмечено, что есть педагоги, которые сейчас не работают в сфере образования. Они отучились пять лет, получили квалификацию, и достаточно быстро ушли из сектора образования. Допустим, работа показалась им неконкурентоспособной.

И в отношении этого есть пункт в коалиционном договоре, который касается поднятия зарплат, в том числе и в тех школах и детсадах, которые сейчас переходят на эстоноязычное образование. В ближайшее время мы составим вместе с Департаментом образования и с руководителями таллиннских учебных учреждений план того, как бы мы будем эту дополнительную плату нацеливать.

И это один из шагов к тому, чтобы повышать конкурентоспособность вакансий педагогов, чтобы люди на них возвращались, или оставались на них. Или были бы мотивированы к тому, чтобы выучить эстонский язык. Мы очень хотим, чтобы те учителя, что у нас есть, выучили бы эстонский и остались работать.

Это что касается того, что можно сделать сразу. Если говорить о долгосрочных планах, то самая большая проблема касается нагрузки учителей. Самая большая проблема не в том, какую зарплату люди получают, а в том, что нужно за нее сделать, сколько нужно перерабатывать. Это пугает, особенно молодых людей, которые хотят хороших условий труда.

Эту проблему можно решить реорганизацией школьной сети, в результате чего появится больше учебных мест, больше возможностей нанимать новых учителей. В Таллинне сейчас должно работать больше учителей, чем работает, но сейчас просто для этого нет места. Реорганизация сети поможет разгрузить тех учителей, кто сейчас трудятся.

Смотрите в записи полную версию беседы!

Наверх