Видео Парковка, пособия, нахлебники: мэр Таллинна Осиновский ответил в прямом эфире на неудобные вопросы читателей (4)

rus.postimees.ee
Copy

Новый мэр Таллинна Евгений Осиновский (Cоциал-демократическая партия) ответил в прямом эфире на вопросы читателей, которые озвучила журналист Rus.Postimees Анастасия Тидо.

В течение недели читатели Rus.Postimees могли оставить свои вопросы новому мэру столицы в специальной форме на портале и на страничке издания в Facebook.

- Когда вы сегодня утром добирались до работы, то, наверное, обратили внимание на то, что состояние дорог и тротуаров совершенно ужасное. Что у нас случилось с обслуживанием улиц?

- Мне нужно было добраться к 9.00 к президенту, и действительно, нужно признать, что даже та улица, которая ведет к президенту, была не убрана. Понятно, что никто не доволен тем уровнем уборки улиц, который был сегодня утром. С другой стороны, насколько мне известно, все службы, начиная с ночи, уже работали. Конечно, в конце апреля никто такого снегопада не ожидал. Главная проблема была в том, что многие уже поменяли шины на своих автомобилях и из-за этого ситуация опаснее, чем обычно. Прогнозы были, с часу ночи службы стали работать, к обеду ситуация уже намного лучше. Надеемся, что к вечеру и тротуары будут до конца убраны.

Политики не занимаются расчищением снега, как всем известно, новая коалиция намерена здесь улучшить качества уборки дорог, дополнительных решений пока нет, идет анализ. Надеемся, что этой весной такого снегопада у нас больше не будет.

- Почему кандидатом на пост мэра от соцдемов во время выборов в 2021 году был Раймонд Кальюлайд, а сейчас внезапно мэром стали вы?

- Что касается кандидатуры социал-демократов, ее определило таллиннское правление. Единогласно. Если говорить конкретно обо мне, действительно, это было непростое решение. Я должен был покинуть позицию председателя фракции в Рийгикогу, чтобы прийти на должность мэра города. Коллеги посчитали, и я не буду с ними спорить, что в этой ситуации - коалиция непростая, из четырех партий - требуется политический опыт, чтобы управлять коалиционным правительством. Мне такое предложение поступило и я решил этот вызов принять.

- Я правильно понимаю, что в данном случае ваш опыт переговорщика сыграл роль?

- Не только переговорщика. Действительно, коалиционные переговоры были непростыми, но одно дело создать коалицию, а другое дело ею управлять на протяжении полутора лет: четыре партии, и у нас в горсобрании минимальный перевес. Конечно, здесь нужен опыт не только в управлении городом, который у социал-демократов есть, поскольку мы уже более двух лет в мэрии работаем.

Мы точно знаем, каким образом происходят разные процессы на уровне города. С другой стороны, это политический опыт управления командой. Понимая, что партии разные, у всех свои легитимные интересы в политическом смысле, будут выборы, это всегда непростое время для коалиции. В этой ситуации нужно найти общий язык, чтобы принять те решения, которые требуются для развития города.

- Тут человек в вопросе интересовался вашим образованием, можете его уточнить?

- Мое первое образование на уровне университета - это «философия» в Тартуском университете, второе - магистерская степень по философии в Великобритании, университет Уорик, и третье образование - это вторая магистерская степень по политологии в Лондонской школе экономики и политических наук.

Евгений Осиновский и Анастасия Тидо.
Евгений Осиновский и Анастасия Тидо. Фото: Мартин Пелая

- Следующий вопрос у нас более практического свойства, Дмитрий из Таллинна интересуется, собираетесь ли вы забрать у пенсионеров двести евро на день рождения и двести евро на одинокого старика?

- Нет. Сегодняшние льготы, в том числе и универсальные пособия, останутся на том же уровне. Вопрос понятен, действительно, в коалиции есть политические партии, которые считаю иначе. Но есть четкая договоренность, что все сегодняшние пособия продолжатся.

Это касается и платы за детский сад, это касается и бесплатного общественного транспорта. Это четко прописано в коалиционном договоре, то есть здесь изменений не будет.

- У нас есть целый набор вопросов от квартирного товарищества по улице Сыле, и один из этих вопросов такой. Михаил Кылварт обещал сократить бюрократию, в первую очередь - сократить количество членов городского собрания. Объясните, пожалуйста, кратко, почему мэр не может этого сделать.

- Да, действительно, подобных решений мэр не принимает, опять-таки, в соответствии с общим принципом нашей местной демократии. Такого рода решения принимают сами горсобрания. Горсобрание может принять такое решение касательно количества членов горсобрания следующего созыва. Честно говоря, таких предложений или обсуждений со стороны предыдущего мэра я ни разу не слышал, так что, по крайней мере, на уровне мэрии и предыдущей коалиции они не поднимались.

Но в более принципиальных вопросах наше общее понимание таково, что эти решения принимает именно горсобрание. А не мэр и не мэрия.

- Еще вопрос от того же квартирного товарищества. Какие ваши планы касательно снижения зарплат чиновников мэрии и сокращения штата в районных управах? А еще Любовь из Таллинна спрашивает, будут ли сокращения бездельников в местных самоуправлениях…

- Если бездельники действительно есть, тогда, я думаю, этот вопрос действительно стоит проанализировать. А если говорить серьезно, то понижения зарплат не будет. Во-первых, это в принципе невозможно. Во-вторых, если мы посмотрим на конкурентоспособность заработной платы таллиннских чиновников, то чиновники - это ведь не только те люди, которые работают в районных управах или разных департаментах. Это и люди, предоставляющие услуги, и это могут быть и социальные работники, и, допустим, работники зоопарка.

И, в общем, наш уровень зарплат, если сравнить его со средним уровнем по Таллинну… Он невысок. И в некоторых сферах стоит, напротив, как раз пытаться поднимать зарплаты, чтобы удержать хороших специалистов.

Что касается штата, то здесь, конечно же, изменения будут. Более эффективное управление городом - это один из приоритетов новой коалиции. Мы знаем, что у нас, конечно же, есть в структуре управления не самые целесообразные рабочие места. Это не касается конкретного человека - бездельник он или нет. Просто есть некоторые функции, которые в разных учреждениях существуют, их стоит консолидировать или упразднить.

Евгений Осиновский.
Евгений Осиновский. Фото: Мартин Педая

Но мы не будем это делать с первого дня и топором. Будет проведен анализ касательно всех учреждений. Он уже начат. Что уже ясно, насчет чего есть общее понимание, это то, что между департаментами у нас есть много маленьких учреждений, где работают три-четыре человека, и по разным районам эти учреждения предоставляют очень похожую услугу по функции. И здесь есть возможность эти учреждения консолидировать. И для того, чтобы повысить качество самой услуги, и для того, чтобы сократить штат.

Возьмем, например, городские спортивные базы. Это разные учреждения, которые предоставляют одну и ту же услугу, и сейчас нет ни одной причины, по которой они должны являться разными учреждениями. Могло бы быть только одно крупное целевое учреждение, грубо говоря, «Таллиннские спортивные базы», что позволило бы сократить штат и повысить эффективность.

- Вы заговорили о повышении эффективности, и я как раз задам вопрос от Игоря из Таллинна, который спрашивает, что еще вы намерены изменить в лучшую сторону, из того, о чем вы еще не сказали...

- Мы в каждой сфере хотели бы изменить в лучшую сторону те вещи, которые у нас оговорены в коалиционном договоре. Помимо управления городом и консолидации учреждений, это вопрос целостной политики недвижимости. У нас город владеет недвижимостью не только в самом городе, но и за пределами столицы, где есть имущество, про которое не совсем понятно, для исполнения каких функций оно городу нужно. То есть тут есть возможности для более эффективного управления.

Мы можем, с одной стороны, избавиться от недвижимости, которая нам не нужна, с другой, более экономно управлять всем этим портфелем, как это делается на государственном уровне. Также есть вопрос целевых учреждений, то есть муниципальных предприятий и акционерных обществ. Там тоже есть возможность для консолидации.

Это позволяет эффективнее управлять, экономить средства, а также понижать риск коррупции. Посмотрим на ту же стоматологическую клинику, где ситуация достаточно плачевна. Если бы это учреждение было бы частью какой-то большой больницы, то понятно, что там был бы совсем другой уровень управления и контроля.

Евгений Осиновский и Анастасия Тидо.
Евгений Осиновский и Анастасия Тидо. Фото: Мартин Педая

Таким образом, муниципальные предприятия - это отдельный блок, им тоже занимаются, и к июню будет конкретный план. Так что все, что касается городского управления, то тут есть миллионы евро, которые мы намерены сэкономить, чтобы направить их на нужды социальной сферы, или сферы образования.

Помимо этого, образование является огромным приоритетом. И это не только переход на эстонский язык обучения, являющийся, конечно же, массивной реформой для столицы с 1 сентября этого года. Но мы говорим в целом о более современной сети образовательных учреждений. Мы знаем, что, увы, за последнее десятилетие выдавалось и выдается право на застройку там, где на самом деле нет мест в детских садах и в основных школах. В первую очередь, это Пыхья-Таллинн и центр города, но не только…

- Вы хотите сказать, что дети там будут, а детских садов и школ - нет?

- Дети там уже есть, а детских садов нет. Возьмем, например, микрорайон Пикалийва в Хааберсти, где нет ни одной муниципальной школы и нет мест в детских садах. В будущем эти решения будут приниматься параллельно, то есть если строится новый район, то там должны быть и места в детских садах и школах.

- Инесса из Таллинна спрашивает, можно ли сделать так, чтобы в горуправе был человек или отдел, куда можно обращаться, если человек считает, что при общении с другими чиновниками города он или не получил помощи, или с ним обошлись несправедливо?

- Я думаю, что создавать такой отдельный институт нецелесообразно. У города был свой омбудсмен при горсобрании до 2022 года. Я был председателем горсобрания, и мы упразднили эту должность, потому что она эффективно не работала. Это выглядело таким образом, что к этому человеку можно было обратиться с жалобой, на что этот человек обращался в тот же департамент и получал те же самые ответы.

- А как тогда решать эту проблему, если какой-то чиновник неэффективен?

- Это зависит от вопроса, если речь, например, о предоставлении каких-то социальных услуг, которые предусматриваются законом, то нужно жаловаться директору департамента и вице-мэру. Если это касается каких-то основных прав, то можно обращаться к канцлеру права, который очень активно работает и сотрудничает с Таллинном. Причем сотрудничает порой и в негативном смысле, обращая наше внимание на какие-то неправомерные решения, которые город принимал.

Я думаю, что если человек недоволен решением бюрократического уровня, то надо обращаться на политический уровень. Или же обращаться в органы по защите прав, в первую очередь - это канцлер права.

- Геннадий, водитель автобуса из Таллинна, интересуется, когда наведут порядок на полосах общественного транспорта. По этим полосам едут все, кто хочет, из-за этого автобусы выбиваются из графика. Будет ли какое-то решение этой проблемы? Я так понимаю, что Геннадий обращался уже и в полицию, и к своему руководству, но решения не было.

- Это известная проблема. У полиции нет ресурсов, чтобы ею заниматься, мы намерены обсудить этот вопрос с муниципальной полицией. Ясно, что решение должно быть найдено, потому что вся и логика, и цель этих полос пропадает, если они забиты машинами. Но быстрых решений я тут сегодня обещать не буду. Скажу лишь, что мы знаем об этой проблеме и обязательно будем ею заниматься.

Второй важный тут момент касается самой сети этих линий. Во многом эта проблема возникает в таких случаях, когда где-то идут какие-то массивные работы. Перекрыты перекрестки, остается только одна эта полоса, и люди ее используют. Не по той причине, что им хочется мешать автобусам, а потому, что просто не видят хорошей альтернативы.

Увы, этим летом намного проще не станет. Мы знаем, что трамвайная линия будет строиться все лето. И многие дороги будут закрыты. Но в будущем, что очень важно, при всех следующих конкурсах на строительство и реконструкции улиц будет четко прописываться требование обеспечения приоритетности общественного транспорта.

Если сейчас у нас в договорах прописывается возможность для строителя закрыть трамвайные линии на полгода, то на самом деле такого быть не должно. Если нужно ответвление сделать, то для этого есть 24 часа в сутках, после чего трамвай должен продолжить работу.

Помимо вопроса общественного транспорта, более строгие правила для будущих конкурсов будут и в части закрытия особенно больших перекрестков. Нужно добиться того, чтобы такого хаоса, как наблюдался, например, в прошлом году, в будущем не было.

- Очень много вопрос поступило по поводу ситуации с парковочными местами в спальных районах. Есть ли какой-то план решения этой проблемы?

- Выделю два момента. Первый момент - конечно, более глобальный, дело в том, что Эстония и Таллинн очень быстро автомобилизируются. В последние тридцать лет эта тенденция только ухудшается.

Если мы сравним себя с Германией, с Ирландией, со многими другим странами и городами, в которых уровень доходов людей намного выше и личных автомобилей вроде должно было бы быть больше, то там на самом деле эта тенденция изменилась. Люди все больше и больше используют иные методы передвижения. В Таллинне мы такого не видим пока, так что фундаментальный факт состоит в том, что все машины в городе поместиться не могут.

Для этого просто нет места. Они не могут поместиться в спальных районах, но они не помещаются и на центральных улицах. Поэтому более долгосрочный план - это создать такую сеть велосипедных дорожек и общественного транспорта, чтобы люди меньше использовали личные автомобили.

- А если в семье дети…

- Ну понятно, что автомобили останутся и что для этого решение тоже нужно найти. У нас очень четко прописано соглашение касательно, скажем так, пилотирования проекта создания парковочных домов в спальных районах, где нет мест для машин на улице. Это означает, что, вероятно, в будущем не будет возможным подъехать прямо к дверям ко всем домам, но, по крайней мере, будет возможность парковаться где-то поблизости от дома.

Но для того, чтобы это решение стало системным и мы бы смогли говорить обо всех спальных районах, то это займет больше времени, за ближайшие полтора года провести революцию я обещать, разумеется, не могу. Но мы хотим проработать концепцию, чтобы она в принципе у нас была. И тогда следующая горуправа уже сможет принять следующие решения.

- Что будет с пробками в центре? Вот типичный вопрос: например, в Каламая идет бесконтрольная выдача разрешений на строительство, выехать из района уже невозможно, а когда застроят Вольту, Ноблесснер и квартал Каларанна, то будет транспортный коллапс…

- Да, будет. И здесь, увы, тоже никаких быстрых решений быть не может. Единственно реальное решение - это опять-таки уменьшение доли поездок на личном автомобиле, и для этого у нас в проекте новая трамвайная линия в Пельгуранна, которая сможет частично эту проблему решить.

Евгений Осиновский.
Евгений Осиновский. Фото: Мартин Педая

Есть в более долгосрочных планах еще одна дополнительная трамвайная линия, которая могла бы пойти по улице Каларанна, хотя в первые приоритеты она не вместилась. Но все это - общественный транспорт и иные методы передвижения. В конце концов, из того же Каламая до Балтийского вокзала - 5-10 минут пешком, а оттуда уже все возможности использовать общественный транспорт существуют.

Но понятно, что все эти неудобства в этом районе будут, и те люди, которые покупают сейчас недвижимость там, должны осознавать, что проще эта ситуация не станет. Потому что там просто нету места для того, чтобы построить дополнительные дороги для автомобилей.

- Что будет с бесплатным общественным транспортом, не останется ли он бесплатным только до выборов?

- Общественный транспорт будет бесплатным. Социал-демократы считают, что общественный транспорт должен быть бесплатным и после выборов. Но, конечно же, в демократическом обществе у выборов есть свои последствия. И я не знаю, с какими лозунгами и программными заявлениями выйдут остальные партии на следующие выборы.

Но не секрет, что в эстонской политике есть партии, которые считают, что общественный транспорт мог бы быть платным. Поэтому все будет в руках избирателей в октябре 2025 года. Но до этого времени нынешняя коалиция в этом вопросе никаких изменений не введет. И общественный транспорт будет оставаться бесплатным.

- Очень многих людей интересует, почему прокладывание этого трамвайного пути в порт идет так долго. Читатель Дмитрий утверждает, что этот путь можно было проложить за неделю, потому что в Китае это вообще делают за день. Так почему так долго?

- Частично я уже ответил на этот вопрос, и если мы говорим о перекрытии магистралей или ответвлений общественного транспорта, то в будущем контракты должны заключаться иначе, и если нужно построить десять метров пути в каком-то важном месте, то надо работать 24 часа в сутки, в три смены, и все к утру будет готово. И трамваи продолжат работу.

Касательно сроков, то мы видим, что не на всех объектах работы идут постоянно. Это опять-таки вопрос правил конкурсов. Для строителей удобно, чтобы этот срок строительства был максимально длинным, тогда у строителя есть гибкость на тот случай, если вдруг не будет работников или техники. Есть возможность без всяких штрафов свою работу вести. Ну а город хочет максимально быстро получить результат, но если сроки строительства будут короче, это будет почти наверняка означать более высокую цену за объект.

Нужно находить оптимум, и совершенно ясно, что уж в случае этого конкретного объекта мы этого оптимума не нашли. Поскольку мы видели, что несколько месяцев работы не велись вообще. Трамваи не ходили несколько месяцев в прошлом году, в этом году движение трамваев будет надолго закрыто, и это уж точно не рациональное планирование этой работы.

- Наверняка вы уже слышали о проблеме с плохими и тяжелыми запахами в Пыхья-Таллинне. В фейсбуке есть даже несколько групп. Люди покупают довольно дорогие квартиры, потом их дома просто тошнит, поскольку с Пальяссааре идут вот эти химические запахи. Они обращаются в разные инстанции, и им отвечают, что все в пределах нормы. Как решить эту проблему, учитывая, что эти объекты в порту уже имеются?

- Проблема понятна, она является ответственностью государственного Департамента здоровья. Я обращался к ним по некоторым вопросам, касательно не только запахов, но и шума, это тоже их регуляция. На сегодняшний день мне кажется, что и у них нет нужного ресурса, или нужной системы управления, позволяющей заниматься этими вопросами. Не буду скрывать, у меня нет сейчас ответа на этот вопрос, но проблема известна, и я возьму этот вопрос с собой. Попробуем проанализировать, можно ли здесь что-то в сотрудничестве с государством сделать.

- Я скажу от себя, что занималась этим вопросом по просьбе жителей Таллинна, я поднимала статьи своих коллег, и об этом пишут уже больше десяти лет. Ничего не меняется, работающее предприятие уже есть, и как будто просто проще всего ответить, что все в пределах нормы. Так что эта задача будет висеть до тех пор, пока кто-то не начнет решать ее кардинально?

- Ну да, но ведь нужно понимать, что вопрос деликатен и для другой стороны. Если когда-то предпринимателю было дано разрешение на ведение бизнес-деятельности, то теперь для того, чтобы внести ограничения в его права или заставить предпринимателя делать какие-то дополнительные инвестиции, нужна какая-то законодательная база. И если сегодня законы говорят, что все в пределах нормы, то просто волевым решением изменить тут что-то невозможно. Но этой темой обязательно нужно будет заняться.

- Будет ли город заниматься ветхими зданиями в центре, фасады которых находятся в плачевном состоянии?

- Зависит от здания. Если это частная собственность, то город может делать свои предписания, но увы, и здесь законодательная база такова, что санкции здесь не очень эффективны. А если это муниципальные здания, то город должен их сам ремонтировать.

Но я не думаю, что здесь речь идет о них, по крайней мере, я не думаю, что муниципальные здания находятся в таком состоянии. Мы знаем, что в Старом городе есть некоторые владельцы, которые не реагируют годами на предписания, пока что у муниципалитета нет таких юридических прав, чтобы как-то повлиять на ситуацию. Я знаю, что выдвигались предложения по конфискации и продаже имущества, но таких возможностей Конституция не предвидит.

- А что будет с крупными строительными проектами, которые давно заморожены и не доведены до конца?

- Надеюсь, что их доведут до конца. Город не может заставить частного собственника делать инвестиции. Если это муниципальная земля и собственник взял на себя ответственность по срокам, то за невыполнение обязательств мы можем оштрафовать. Город не можем никого принудить построить дом.

- Если у социал-демократов в планах продвижение профсоюзов?

- Что касается сотрудничества с профсоюзами, то мы активно сотрудничаем с ними, и считаем, что профсоюзы являются частью северной культуры рынка труда. Также на уровне города профсоюзы активны в нескольких сферах. Например, почти все водители автобусов являются частью профсоюза. Мы позитивно относимся к профсоюзам и готовы с ними сотрудничать.

- Будут ли повышаться зарплаты социальных работников?

- Да, будут, но здесь я должен признать, что на протяжении последних нескольких лет в Таллинне зарплаты социальных работников являются одним из приоритетов. Они росли, это видно из бюджета, и мы сделаем все возможное, чтобы так и продолжилось.

- Почему вице-мэром по вопросам социального обеспечения и здравоохранения стал молодой политик Карл-Сандер Касе, у которого нет профильного образования и соответствующего опыта? Почему вообще молодым политикам дают такие серьезные сферы ответственности? Как распределялись портфели вице-мэров и почему?

- Если говорить о портфелях вице-мэров, то это полностью соглашение между коалиционными партнерами, для каждой партии тот или иной портфель был более приоритетным. Если говорить конкретно о господине Касе, то это активный и интеллигентный молодой человек, который за первые несколько недель уже смог влиться в процесс.

Он уже успел посетить все больницы Таллинна, в этой сфере предвидятся некоторые организационные реформы. У меня нет сомнений, что господин Касе со всем справится. Все мы когда-то были молодыми, в том числе и я. Уверен, что он быстро наберется опыта и ему всегда на помощь готовы прийти и его более опытные коллеги в мэрии, и Департамент социальной помощи и здравоохранения.

- Как вы относитесь к переходу образования на эстонский язык и что будет с детьми с особыми потребностями?

- Реформа начнет действовать 1 сентября этого года, в некоторых нюансах я бы сделал по-другому. Для города это является масштабными изменениями, я рад, что за эту сферу отвечает Алексей Яшин, который не только сам сам работал учителем, но и понимает образовательную и интеграционную логику в этом вопросе.

Я уверен, что в сотрудничестве с ним мы сумеем найти нужны решения, чтобы была возможность и выполнить закон, и дать детям возможность получить качественное образование на эстонском языке, поскольку на сегодняшний день вопрос с учителями все еще остается неоднозначным. Уже 6 мая Департамент образования и науки совместно с вице-мэром представят план, как нам достичь оптимального результата к 1 сентября.

Не буду скрывать, проблемы есть. Первое, это педагогический аспект, то есть если учителя перед классом нет, то его и нет. Второе, это полное понимание детей и их родителей, зачем эта реформа вообще нужна. Если мы посмотрим на опыт гимназической реформы, то в большинстве случаев было видно, что даже учителя не понимают, зачем мы начали с именно с учеников старших классов, но закон выполнялся, хотя результаты теперь и показывают, что это не было самым эффективным решением. Важно, чтобы все и дети, и учителя, и родители участвовали в этом процессе. И в-третьих, это термин «единой школы».

Я не хочу, чтобы через десять лет у нас были эстоноязычные школы для русских детей и эстоноязычные школы для эстоноязычных детей, поэтому мы должны двигаться в том направлении, чтобы все дети могли учиться вместе. И я вижу, что русскоязычные школьники к этому готовы, здесь скорее опасения идут со стороны эстоноязычных детей, поэтому нам нужно создать план, как мы сможем прийти к модели «единой школы».

- Сможет ли город взять на себя в большей степени сферу кружков по интересам и тренировок, так как компенсация, которую получают родители, остается очень маленькой?

- Да, мы уже повысили компенсацию на десять процентов два года назад и у нас есть договоренность о выделении дополнительных средств. Конкретные решения будут приняты в рамках бюджетных переговоров в сентябре месяце. Я надеюсь, что ситуация улучшится с 1 января 2025 года, все зависит от состояния городских финансов. На сегодняшний день я не могу ничего гарантировать.

- Закрытие «Столицы». Неужели экономия денег для вас важнее заботы о людях?

- 2 млн евро в год - это все-таки серьезная сумма. Это нецелесообразно, потому что зачастую там дублируется информация, которую можно найти в других частных СМИ и национальных теле- и радиовещаниях. Я понимаю, что приятно читать бесплатную газету, но кто-то же за эту газету платит, за эту газету платят налогоплательщики-жители Таллинна.

- Не стыдно ли мэру получать зарплату в 9000 евро плюс компенсации, когда прожиточный минимум на человека в Эстонии - 200 евро?

- Я осознаю, что зарплаты в мэрии высокие, и это создает особую ответственность перед нашими жителями. Моя цель - доказать каждому налогоплательщику, что их деньги используются эффективно и прозрачно. Мы стремимся обеспечить город качественными услугами. Я работаю ежедневно с утра до ночи, чтобы это доказать.

- Какую ответственность вы несете за свои слова?

- В политике все просто, если человек обманывает и не выполняет свои обещания, то ему никто никогда верить не будет. Никто не будет хотеть с ним сотрудничать, а в октябре 2025 года у жителей будет возможность дать свою оценку на местных выборах.

- Почему бы не закрыть дыру в бюджете путем декриминализации марихуаны и сбором налога с ее оборота? Будет ли в Таллинне «Квартал красных фонарей»?

- Квартала точно не будет, а легализация марихуаны - это вопрос государственного уровня. Министерство социальных дел против этого предложения. В этом вопросе во многом играет роль конфликт поколений, так как молодое поколение более либерально, а пожилое видит в этом только вред.

Если посмотреть на опыт других стран, то весь мир движется в направлении легализации. Но я не думаю, что в Эстонии в ближайшие лет десять что-то кардинально поменяется в этом вопросе.

- Как у вас хватает времени и на собственный бизнес, и на политику? Что для вас на первом месте?

- Политика, так как собственного бизнеса у меня почти нет. Мы с супругой владеем двумя микро-предприятиями, но ими управляет она.

- Вы умеете держать слово?

- Да.

- Назовите, какие претензии у вас как у мэра есть к руководителям городских хозяйственных подразделений или управ, которых вы 15 апреля сняли с работы? Речь идет о районах Мустамяэ и Пыхья-Таллинн.

- Произошла смена коалиции, это касается и районных управ, и мэрии. Здесь вопрос не стоит в том, что старейшина какого-то района плохо выполнял свои обязанности, произошло изменение политического состава, поэтому новые люди заняли новые должности. Точно так же, как и при смене правительства назначаются новые министры.

- Будет ли создана Таллиннская больница? Если да, то когда?

- В коалиционном соглашении прописано, что проектирование новой больницы продолжится. Будет проведен новый конкурс и найден новый проектировщик, так как работа, которую проделало прошлое правительство, оказалась некачественной. Мы надеемся, что к концу 2027 года будет готов проект и строительство начнется в 2028 году. К этому нужно будет тщательно подготовиться, составить финансовый план, где взять 600 млн евро.

Наш первый шаг - объединить все больницы в единое целевое учреждение, чтобы Таллиннская больница уже существовала как организация, и параллельно продолжать строительство самого здания новой больницы.

- Не считаете ли вы, что расторжение договоров с приходами РПЦ является репрессией в отношении церкви?

- Мы не намерены прерывать договоры с приходами, мы ждем решения государства. На данный момент это решение еще не принято, дискуссии и поиск компромиссов продолжаются. Если нужны будут какие-то административные изменения, то мы к этому готовы, но мы исходим из того принципа, что церкви останутся открытыми.

Наверх