ВИДЕО Маленький музей в глухой деревне – блажь сумасшедших энтузиастов?

Даниэль Гилман
, журналист
Copy

В богом забытой деревне Кяру в Ярвамаа, среди эстонских лесов, озер и болот в один прекрасный день, к изумлению местных жителей, появился… Нет, не сельмаг, не заправка и даже не пивная. Свой музей, причем довольно специфической направленности. Музей колясок Кяру.

Кому нужен маленький музей в глухой деревне? Что это – блажь сумасшедших энтузиастов или трезвый бизнес-расчет?

Может ли в принципе небольшой провинциальный музей приносить хорошую прибыль?

Гость передачи «На кухне» – Сергей Трофимов, руководитель по развитию Музея колясок Кяру.

Глухомань-то глухомань, но на самом деле местечко Кяру известно в истории уже не первое столетие, рассказывает Трофимов: когда-то здесь располагалась немецкое поместье Керро.

Само название поселка, в котором расположен музей (Käru), переводится с эстонского как «коляска, тачка, тележка». Собственно, это и навело на мысль о создании необычного музея.

«Я нашел свой рай»

Все начиналось довольно прозаически: супруги Трофимовы подыскивали в эстонской глубинке сельский дом, куда могли бы переехать из Таллинна вместе с детьми. Никакого четко продуманного и заранее заготовленного бизнес-плана у них не существовало.

По словам Сергея Трофимова, изначально музей был рассчитан на местную общину: «Мы стремились больше общаться с соседями, у нас росли дети, нам хотелось, чтобы они как-то влились в местное сообщество».

«Много лет назад мой однокурсник побывал впервые в Таиланде и написал оттуда: «Я нашел свой рай». Я всегда рассказываю эту историю, говоря про то, как мы нашли поселок Кяру», - делится подробностями гость передачи «На кухне».

«Я нашел свой рай. Совершенно случайно. И мне там хорошо», - не скрывает Трофимов.

В своем нынешнем формате музей в Кяру существует около десяти лет.

«Наша постоянная выставка состоит из примерно 300 детских колясок. Всего в сумме у нас около двух тысяч экспонатов», - продолжает Сергей Трофимов.

«Это и детские куклы, и разные фотографии. Все они так или иначе связаны с темами детства, воспитания детей», - дополняет картину руководитель по развитию Музея колясок Кяру.

Сам Музей колясок располагается на сегодня в нескольких зданиях – часть площадей энтузиасты арендуют у местных властей, часть принадлежит непосредственно им.

«Одно из зданий мы восстановили в течение прошлого года. Сегодня в нем находится кафе, в котором мы кормим группы, приезжающие издалека. Также там есть четыре квартиры, обставленные в разных стилях – двадцатых, тридцатых, семидесятых и восьмидесятых годов прошлого века», - рассказывает Трофимов.

«Возможно, в будущем мы откроем в этом доме гостиницу. Или есть еще одна большая идея – сделать там резиденцию для художников, где могли бы жить люди, близкие нам по духу», - говорит он.

Больше туристических групп

В теплое время года двери музея в Кяру открыты по выходным, осенью и зимой он в основном обслуживает по договоренности туристические группы.

«Последний год мы больше ориентируемся именно на группы, с ними работать и проще, и удобней», - поясняет свою стратегию Сергей Трофимов.

Ассортимент услуг музея постоянно расширяется – в немалой степени благодаря грантам, в том числе поддержке со стороны Фонда развития предпринимательства (EAS).

«Мы хотим, чтобы в будущем кафе могло работать не только для групп, но и для всех желающих. По всей Эстонии в сельской местности существуют кафе, которые работают в определенные дни. Люди узнают об этом из соцсетей, приходят, общаются», - рассказывает Трофимов.

Посещение музея платное, однако сумма не слишком обременительна: от 7 до 10 евро на человека в зависимости от типа билета.

«Мы также принимаем участие в больших мероприятиях, которые проходят по всей Эстонии, таких как «Ночь музеев», когда билет стоит один евро, или Дни открытых хуторов, когда нас посещают сотни людей, и это бесплатно», - говорит он.

Нужна полноценная команда

По словам Сергея Трофимова, небольшой музей в Кяру сегодня посещают в основном туристы из Эстонии.

Для выхода же на международный уровень необходима собственный штат квалифицированных специалистов, поясняет он. 

«Если говорить о долгосрочных планах, то одна из наших больших целей – это формирование полноценной команды, поскольку мы выходим на такие рубежи, когда обходиться только лишь добровольцами, которым мы очень благодарны, уже не получается. Мы уже перерастаем свой прежний формат музея местной общины», - констатирует Сергей Трофимов.

«С международной аудиторией мы только начинаем работать. Это долгий процесс. Единых лекал и алгоритмов нет – у всех музеев это по-разному. Кому-то, бывает, везет: о них, к примеру, написал какой-то особенный журнал, и потом к ним годами ездит какая-то специфическая публика», - рассказывает Трофимов.

«Наш главный клиент до сих пор – это люди из Эстонии. В прошлом году у нас был интересный опыт: мы стали больше уделять внимания в СМИ и соцсетях русскоязычным туристам», -

«Благодаря тому, что у нас появилось свое кафе, в прошлом году мы обслуживали приезжих не только летом. Второй, неожиданный наплыв клиентов случился в сентябре - к нам поехали русскоговорящие группы с Северо-Востока, из Таллинна и других мест», - говорит он.

Инициативу в данном случае проявляют не только турфирмы, но и отдельные гиды, которые активно ищут новые направления путешествий и стремятся заинтересовать ими клиентов в разных регионах Эстонии.

Как рассказывает Сергей Трофимов, для групп у них продумана в Кяру отдельная однодневная программа: после посещения Музея колясок туристы отправляются на местную торговую площадь.

«Потом люди идут дальше и попадают в одну из старейших на материковой части Эстонии деревянных церквей. Дальше магазин, где делают вручную и продают различные вещи из тканей с местным орнаментом», - делится подробностями руководитель по развитию музея.

Музееведение – это увлекательно

Сегодня Сергей Трофимов, отец троих детей и образцовый семьянин, получает четвертое (!) по счету высшее образование: изучает музееведение в Эстонской академии искусств.

«Я в принципе отношусь к процессу получения высшего образования как к хобби», - поясняет Трофимов.

Но действительно ли это интересно? Разве сам по себе термин «музейное дело» не отдает нафталином, пылью и скукой? Или все-таки новую специальность приходится получать в связи с необходимостью дальнейшего развития музея в Кяру?

На самом деле музееведение – это увлекательно, считает Сергей Трофимов. Ну и, кроме того, конечно же, помогает развитию бизнеса.

Специальность «музеолог» рассчитана, скорее, на достаточно крупные музеи и четкое разделение обязанностей, когда в штате есть кураторы, консерваторы, художники – много разных отделов, работу которых нужно координировать, рассказывает он.

По словам Трофимова, чтобы считаться по-настоящему профессиональным и солидным заведением, любому музею нужно соответствовать различным требованиям и соблюдать многочисленные правила.

К примеру, кому-то надо заниматься академической работой, нужно запускать учебные программы, в команде должен быть историк, и так далее. От этого зависит, в том числе, и то, сумеет ли музей заручиться грантами и госдотациями.

«В планах нынешнего года – организовать при музее курсы гидов для старшеклассников. И мы надеемся среди них найти людей, которых мы в перспективе сможем взять в свою команду», - рассказывает Трофимов.

Пару слов о прибыли

Что нужно, чтобы маленький музей в провинции начал приносить стабильную прибыль?

Сначала нужно завершить программу инвестиций, иначе все деньги постоянно будут уходить на расширение и строительство музея, констатирует Сергей Трофимов.

Однако как раз это-то и непросто, поясняет он: «Сейчас мы постоянно увеличиваем объем услуг, восстанавливаем здания, покупаем новые экземпляры для коллекции».

В то же время статистика говорит о том, что число посещений Музея колясок в Кяру с каждым годом растет.

По словам Сергея Трофимова, если в 2022 году музей посетили порядка 5000 человек, то в 2023 году – уже примерно 8000 человек.

А значит, есть надежда, что однажды вложенные в развитие музея немалые средства начнут приносить свои вполне ощутимые плоды.

Наверх