КОЛОНКА СОБОЛЕВА Приблизит ли присутствие западных войск в Украине военное поражение России? (10)

Павел Соболев
, журналист
Copy
Премьер-министр Эстонии Кая Каллас и президент Франции Эмманюэль Макрон.
Премьер-министр Эстонии Кая Каллас и президент Франции Эмманюэль Макрон. Фото: YOAN VALAT

Среди государств НАТО и ЕС все чаще возникают дискуссии по вопросу о возможности отправки при определенных условиях войск западных стран в Украину. Вчера в международной прессе появилась информация, что и эстонское правительство активно обсуждает такую перспективу. Журналист Павел Соболев находит совершенно логичным, что Эстония в этих дискуссиях склонна выбрать «линию Макрона», а не лагерь осторожничающих в страхе перед эскалацией стран.

Появившееся в понедельник в издании Breaking Defense со ссылкой на советника президента Эстонии по вопросам национальной безопасности утверждение, что эстонское правительство всерьез обсуждает возможность отправки эстонских войск в западную Украину, вроде бы звучит достаточно громко для того, чтобы произвести на местном уровне сенсацию. И, к примеру, побудить оппозицию потребовать от премьер-министра комментариев. Однако при недолгом размышлении напрашивается вывод, что было бы достаточно странным, если бы такие обсуждения внутри эстонского правительства не велись.

Общеизвестно, что в масштабах Европы наиболее активно призывает сейчас союзников к взвешиванию возможностей отправки западных войск в Украину французский президент Эмманюэль Макрон, также общеизвестно, что Эстония принадлежит к той группе государств в составе НАТО и Евросоюза, кто выступает за максимально решительную помощь Украине в отражении агрессии. Поэтому выглядит совершенно логичным, что в условиях, когда инициативы Макрона довольно резко делят западные государства на их сторонников и противников, наша страна выбирает тот лагерь, который полностью соответствует ее внешнеполитическому курсу.

Речь не о боевых подразделениях

Из публикации в Breaking Defense и близко не следует того, что эстонское правительство обсуждает, а не отправить ли ему воевать эстонских солдат в Украину. Нет, речь идет об участии в «тыловых работах», которое могло бы освободить от них украинских военных для борьбы на фронте, кроме того, подчеркивается, что Эстония могла бы пойти на это в составе полноценной миссии НАТО, чтобы продемонстрировать более широкую объединенную силу и решимость.

Иными словами, Эстония не берет на себя слишком много неподъемной для небольшой страны ответственности, а лишь пытается усилить определенные настроения в НАТО, которые бы повысили влияние той группы стран, которая поддерживает идеи Макрона. Отчасти речь идет об обеспечении скорее символического присутствия натовских войск на украинской территории, однако в условиях начавшегося российского наступления в Харьковской области способного прирасти и очень важным практическим значением, в качестве фактора сдерживания.

Это немного похоже на то, как усиляется восточный фланг НАТО: присутствие сил старожилов альянса в восточных странах блока растет, но все-таки не до такой степени, чтобы успех российского вторжения в эти восточные страны выглядел совсем невозможным. Тем не менее, для инвазионных планов России этим присутствием создается огромный психологический барьер: одно дело - идти «отвоевывать» территории бывшего СССР или даже «варшавского блока», другое - знать, что при таком вторжении неизбежно придется убивать в больших количествах американских, британских или французских солдат, что никак не может остаться безнаказанным.

Точно таким же отрезвляющим образом на российский режим могло бы подействовать и присутствие войск стран НАТО в Украине, пусть и занятых по большей части инфраструктурными, а не военными задачами. Присутствие конкретно эстонских военнослужащих, разумеется, не оказало бы сколь-нибудь существенного влияния на ситуацию, а вот с французскими было бы уже совсем по-другому, так что совершенно понятен расчет нашей страны на то, чтобы пока что дипломатически и политически вкладываться в работу по расширению такой потенциальной коалиции. Причем в первую очередь - за счет государств, перед которыми Россия не может не испытывать робость.

Не эскалация, а смягчение

Работу в этом направлении можно считать направленной не на эскалирование конфликта, а на его смягчение, хотя и невозможно себе представить, чтобы даже как следует прописавшиеся «инженерные» подразделения НАТО на западе Украины смогли бы заставить Россию отказаться от агрессивного наступления на украинском востоке. Однако в то же время это было бы реальной предпосылкой к тому, чтобы российские удары по удаленным от фронтовой линии регионам Украины предельно минимизировались.

В то же время этой меры было бы явно недостаточно для того, чтобы снизить потери в рядах украинских войск, находящихся на передовой на разных участках фронта; расквартированные во Львове войска стран НАТО, повторюсь, не остановят российский огонь в районе Волчанска. Для последней задачи воля западных союзников Украины должна выйти на куда более высокий уровень, что отличает инициативы Эмманюэля Макрона.

С начала полномасштабной войны много говорилось о том, что российская власть в значительной части воюет в Украине «пушечным мясом», но про начавшееся в Харьковской области российское наступление все чаще замечается, что перевес в артиллерийских снарядах и фактор планирующих бомб помогают сейчас агрессору преуспевать в уничтожении украинских войск без вступления с ними в прямой контакт. При этом не только Макрон, но и куда более осторожные лидеры Запада вроде бы согласились с тем, что победа России в войне с Украиной открыла бы России путь к новым агрессиям на европейском континенте.

Досадный цинизм

Это точно тот сценарий, который Запад не хотел бы допустить, но при этом, как это ни печально, препятствует он ему пока в таких пределах осторожности, удерживание в которых сопряжено с огромными потерями в рядах украинской армии. Это выглядит немного циничной практикой: декларировать, что именно украинцы сейчас сражаются за будущее Европы, но при этом ограничивать их в мерах при ведении этой борьбы, что влечет для Украины увеличение списков погибших и искалеченных.

Для того, чтобы переломить эту тенденцию, у западных союзников есть и такие возможности, которые не требуют от них рисковать своими военными: еще эффективнее отправки натовских войск в Украину могло бы быть консолидированное решение о снятии всех ограничений на использование Киевом западного оружия для ударов по военным целям на территории России. Однако этот шаг представляется многим западным лидером как повышение риска эскалации уже ядерной угрозы.

Странный парадокс

И вот тут наблюдается неразрешимый парадокс: ряду западных государств кажется, что падающие на военные объекты в России западные снаряды, ракеты, бомбы могут побудить российского диктатора нажать на «ядерную кнопку», в то же время эти же западные государства рассчитывают, что Украина выиграет эту войну без ударов западными вооружениями по российской территории. Тем не менее, и такое поражение в войне неизбежно означало бы катастрофу для путинского режима, а это значит, что, по логике самого же Запада, рука Путина неизбежно потянется к ядерному чемоданчику и тогда.

Таким образом, получается, что западная политика поддержки Украины все равно сводится лишь к оттягиванию того момента, про который западные лидеры стараются упорно не думать. Украине помогают не проиграть, но толком не помогают выиграть, украинская армия и украинское мирное население продолжают на этом фоне расплачиваться жизнями и здоровьем, а расчет «коллективного Запада» при этом состоит практически в том, что Путин все-таки смертен, и однажды по естественным причинам ему на смену придет если не демократический, то договороспособный лидер.

Этот расчет и циничен, и наивен, и, как это не удивительно, очевиднее всего из западных лидеров сейчас такому расчету не желает следовать Эмманюэль Макрон. И он в своей резкой смене взглядов на урегулирование военного кризиса не зашел так далеко, чтобы не просто посмотреть поверх некоторых бессмысленных красных линий, но и вытереть о них ноги, но, по крайней мере, именно его инициативы сейчас по-настоящему направлены на то, что бы завершить эту войну как можно быстрее и единственно возможным для земной цивилизации образом. То, что Эстония льнет сейчас именно к Макрону, а не, допустим, к Шольцу, выставляет нашу страну в выгодном свете.

Наверх