Пожилой водитель, насмерть сбивший малыша, остался безнаказанным из-за деменции (11)

Кристофер Сеэма
Copy
3 мая прошлого года возле завода в Salvest на улице Арукюла-теэ произошло серьезное дорожно-транспортное происшествие, в котором 83-летний мужчина за рулем автомобиля Volvo сбил на пешеходном переходе 26-летнюю маму и ее восьмимесячного сына. Маленький мальчик скончался в больнице.
3 мая прошлого года возле завода в Salvest на улице Арукюла-теэ произошло серьезное дорожно-транспортное происшествие, в котором 83-летний мужчина за рулем автомобиля Volvo сбил на пешеходном переходе 26-летнюю маму и ее восьмимесячного сына. Маленький мальчик скончался в больнице. Фото: Margus Ansu

В прошлом году 3 мая возле завода в Salvest на улице Арукюла-теэ произошло серьезное дорожно-транспортное происшествие, в котором 83-летний мужчина за рулем автомобиля Volvo сбил на пешеходном переходе 26-летнюю маму и ее восьмимесячного сына. Ребенок скончался от полученных травм через несколько дней в больнице, а мать получила очень серьезные травмы, от которых до сих пор восстанавливается.

Полиция возбудила уголовное дело в отношении пожилого водителя, совершившего аварию, но сейчас оно закрыто, и прокуратура не предъявила водителю никаких обвинений. Причина – из-за болезни он не обладал деликтоспособностью (способностью самостоятельно нести ответственность за вред, причиненный противоправным деянием – прим. ред.) в момент столкновения, пояснила прокурор прокуратуры Южного округа Кайри Калдоя.

– Что расследовалось в ходе этого производства по уголовному делу?

– Было возбуждено уголовное дело, ведь если в результате дорожно-транспортного происшествия кто-то погиб или был причинен серьезный вред здоровью, то это является основанием для возбуждения уголовного дела. Очевидцы ДТП были допрошены, просмотрены записи с камер, а когда сложилась более-менее ясная картина произошедшего, водитель «Вольво» был вызван на допрос и ему было предъявлено подозрение. Также была проведена дорожно-техническая экспертиза, где было установлено, с какой скоростью двигался автомобиль в момент ДТП.

Кайри Калдоя, прокурор Лыунаской окружной прокуратуры.
Кайри Калдоя, прокурор Лыунаской окружной прокуратуры. Фото: Кристьян Теэдема

– Что выяснилось в ходе производства по уголовному делу?

– По данным дорожно-техническая экспертизы, в момент столкновения скорость автомобиля составляла более восьмидесяти километров в час. Это была зона, в которой максимальная разрешенная скорость была пятьдесят километров в час, то есть это серьезное нарушение Закона о дорожном движении.

Уже в ходе расследования полиция заподозрила, что виновник аварии был психически нездоров. Его речь и поведение указывали на то, что у него могут быть проблемы с психикой. Подозреваемый пришел на допрос осенью прошлого года, и сразу стало понятно, что знаний полицейских здесь недостаточно. В отношении водителя была проведена судебно-психиатрическая психологическая экспертиза. С ним общались и проводили исследования психиатр и клинический психолог.

Экспертиза установила, что виновник ДТП на момент дорожно-транспортного происшествия был психически нездоров. Он не осознавал недопустимости своих действий и не мог контролировать свое поведение в необходимой степени. В экспертизе также написано, что он не в состоянии принимать участие в следственных действиях и отбывать наказание.

– Какой диагноз врачи поставили причине этой серьезной аварии?

– Точный диагноз – деменция.

Деменция

Деменция – это постепенное снижение функций мозга (мышление, память, рассуждение, планирование). Деменция – это не болезнь, а набор симптомов. При развитии деменции человек не может выполнять повседневные задачи, а также сам страдает от этого. Его поведение и черты характера также могут измениться.

Симптомы деменции:

  • ухудшение памяти (трудно запоминать людей, места, даты, недавние события, неоднократно задаются одни и те же вопросы)
  • трудности с пониманием более сложной информации
  • ограниченная способность принимать решения
  • отсутствует понимание последствий своих действий
  • снижение способности мыслить (например, неспособность продумать, в каком порядке надевать одежду)
  • неспособность или непоследовательность при выполнении задач и следовании инструкциям (например, оплата счетов, приготовление пищи, покупки, прием лекарств)
  • отсутствие эмоций, отсутствие интереса к окружающему и прежним интересам
  • раздражительность и чрезмерная реакция
  • блуждание далеко от дома, риск заблудиться
  • убежденность в том, что кто-то забирает их деньги или вещи или что члены семьи не те, кем они себя называют

*В Клиникуме Тартуского университета отказалась комментировать эту историю.

Источник: Клиника Тартуского университета.

– К какому решению пришла прокуратура?

– Поскольку эксперты заявили, что болезнь водителя проявляется в виде дефицита внимания и замедления скорости его реакции, позиция прокуратуры такова, что из-за этого заболевания он не мог действовать достаточно безопасно, принимая участие в дорожном движении, и это привело к совершению преступления.

Но по закону мы не можем назвать это преступлением, поскольку он не обладал деликтоспособностью по причине болезни. Согласно теории уголовного права мы можем назначить наказание только тогда, когда человек умышленно совершает деяние и понимает, что это деяние приведет к тяжелым последствиям.

На основании представленных свидетельств мы увидели, что это преступление в соответствии с законом не было преступлением. По этой причине производство по уголовному делу сейчас завершено, и прокуратура не будет предъявлять водителю обвинения, хотя все обстоятельства выяснены. Мы знали, кто был за рулем и каковы последствия, но поскольку подозреваемый не мог контролировать свое поведение и понимать свои действия, согласно оценке прокуратуры, ему нельзя предъявить обвинение по этому делу.

– Указывает ли история болезни этого человека на то, что он может быть психически нездоров?

– У него была действующая медицинская справка и водительские права. Медицинскую справку он получил от своего семейного врача за неделю до дорожно-транспортного происшествия. Полиция попросила семейного врача еще раз проверить состояние пожилого человека, поскольку в связи с аварией с нарушением правил движения он снова попал в поле зрения полиции.

Полиция также обратилась в Департамент здоровья с просьбой проверить, была ли справка о состоянии здоровья выдана законно. Оказалось, что семейный врач не ошибся, выдав справку о состоянии здоровья в соответствии с требованиями. Когда в ходе производства по уголовному делу был получен результат экспертизы, что этому человеку нельзя управлять автомобилем, семейный врач аннулировал медицинскую справку, а Департамент транспорта приостановил его право на управление автомобилем.

Зависит от оценки

Надзор за семейными врачами осуществляет Департамент здоровья. Хотя медицинский контроль регулируется специальным постановлением, то, на основании каких конкретных обследований врач принимает решение об отсутствии перечисленных в постановлении состояний здоровья, отдельно не регламентируется, ответила Кирси Пруудель, советник Департамента здоровья по связям со СМИ.

«Важно то, что многие состояния здоровья, исключающие право на управление автомобилем, не препятствуют получению медицинской справки.То, способен ли человек управлять транспортным средством или нет, зависит от оценки того, кто проводит медицинский осмотр. Если какое-то состояние можно контролировать, например, с помощью лекарств, то состояние здоровья, исключающие право на управление автомобилем, может не оказаться проблемой», – сказала Пруудель.

– Прокуратура не предъявила обвинение виновнику ДТП, поскольку у него не было деликтоспособности. При каких еще обстоятельствах обвинение не предъявляется?

– Вопрос в том, кого и за какие действия мы хотим наказывать в правовом государстве. Логика нашего уголовного права построена на том, что наказывается злой умысел, т. е. когда кто-то хочет сделать зло. Если наличие злого умысла не установлено, мы не наказываем.

Чтобы предъявить обвинение, сначала должно быть совершено что-то такое, что по закону квалифицируется как преступление, предусмотренное в Уголовном кодексе, и этому должны быть доказательства. Если этого нет, то никаких обвинений быть предъявлено не может. Если говорить более узко о виновности, и о таких случаях, когда обвинение не предъявляется по причине отсутствии вины, то обстоятельства, исключающие виновность, преимущественно связаны с состоянием здоровья человека. Лицо, не достигшее 14-летнего возраста, также не может быть признано виновным с точки зрения уголовного права.

Экспертиза установила, что виновник ДТП на момент дорожно-транспортного происшествия было психически нездоров. Он не осознавал недопустимости своих действий и не мог контролировать свое поведение в необходимой степени, сообщила прокурор Лыунаской окружной прокуратуры Кайри Калдоя.

В случае состояния здоровья важно, чтобы человек мог контролировать свое поведение и понимать, что то, что он делает в данный момент, является преступлением. Если человек не понимает, что то, что он делает в данный момент, является преступлением, то он не может понести наказание. Важно различать, хотим ли мы справедливого наказания или мести. Если мы хотим справедливого наказания, то по закону больной человек не может быть наказан. Эта грань, где стремление к справедливости переходит в жажду к мести, в некоторых случаях очень тонка.

Я понимаю, что общество может воспринимать закрытие производства по уголовным делам в отношении больных как безнаказанность, но это, конечно, не так. Мы можем наказывать, когда есть преступление – есть статья, предусмотренная в законе, человек хотел совершить преступление и он деликтоспособен. Но если есть что-то другое, что подтолкнуло человека к совершению этого действия, то это не может быть преступлением, и в этом случае он не может быть наказан.

По данным дорожно-техническая экспертизы, в момент столкновения скорость автомобиля Volvo, которым управлял 83-летний мужчина, составляла более восьмидесяти километров в час. Это была зона, в которой максимальная разрешенная скорость была пятьдесят километров в час.
По данным дорожно-техническая экспертизы, в момент столкновения скорость автомобиля Volvo, которым управлял 83-летний мужчина, составляла более восьмидесяти километров в час. Это была зона, в которой максимальная разрешенная скорость была пятьдесят километров в час. Фото: Эйли Арула

– Некоторых людей нельзя наказывать по закону, но мы должны как-то защищаться от них. Как?

– Если эксперт говорит, что человек опасен для себя или окружающих, то у нас есть возможность изолировать его от общества. В данном конкретном случае эксперт пришел к заключению, что этот человек он ни для кого не представляет опасности, но ему ни в коем случае нельзя управлять автомобилем.

Но мы все знаем, что водительские права не водят машину, водят люди. В каком-то смысле за этим должны наблюдать и его близкие, и все мы, хотя никто другой не может нести ответственность за действия этого человека. Его близкие пообещали, что сделают все возможное, чтобы он снова не сел за руль автомобиля. Он больше не может легально водить машину. Государство лишило его права управлять автомобилем.

– У человека, ставший причиной смерти малыша, сохранялись водительские права после смертельной аварии. Тот же водитель стал причиной еще нескольких опасных ситуаций во время движения по Тарту после трагического происшествия. Герда Юшин, водитель, ставшая виновником аварии, в которой погибли двое молодых людей два с половиной года назад, лишилась водительских прав только после приговора суда. На ваш взгляд, стоит ли как-то изменить законы, например, чтобы водительские права можно было лишить уже во время производства?

– Я знаю, что есть страны, где водители автоматически лишаются прав нарушение правил дорожного движения. Чтобы получить водительские права обратно, человек должен сам что-то сделать. Например, если право на управление транспортным средством было приостановлено из-за проблем со здоровьем, он должен пройти новые медицинские осмотры и доказать, что его здоровье улучшилось.

В Эстонии лишение права на управления транспортным средством по-прежнему рассматривается как дополнительное наказание согласно действующему закону. Наказание может быть назначено только в том случае, если суд или полиция вынесли решение о том, что человек совершил что-то противоправное. Никто не может быть наказан до этого.

– В настоящее время система такова, что, если у полиции возникает подозрение, что у водителя есть опасное для участия в движении состояние здоровья, она передает эту информацию семейному врачу, который аннулирует справку о состоянии здоровья, а также сообщает об этом Департаменту транспорта. Департамент транспорта может ограничить право на управление транспортным средством. Каковы уязвимости этой системы?

– Во всей системе существует множество опасных точек, в которых информация может застревать. У полиции есть возможность отстранить от участия в движении человека, у которого они видят проблемы со здоровьем, которые могут быть опасны как для него самого, так и для окружающих. Но сведения этом могут не дойти до семейного врача. Даже если полиция сама отвезет водителя с проблемами со здоровьем непосредственно к врачу, полиция не может аннулировать действие медицинской справки. Это может сделать только семейный врач.

– Те специалисты, которые провели очень тщательную судебно-психиатрическую экспертизу в связи со случаем на Арукюла-теэ, и которые дали заключение, что этому человеку больше нельзя садиться за руль автомобиля, не имеют права приостановить действие его медицинской справки. Здесь я вижу противоречие, что мы возлагаем эту ответственность на семейного врача, а специалист очевидно более компетентный в оценке психического здоровья человека, чем семейный врач, не может ничего сделать. Нужно ли вообще столько звеньев в цепочке этой системы?

– Мы могли бы двигаться в том направлении, что, если полиция определит, что человек опасен на дороге, его водительские права будут приостановлены. Если он захочет вернуть их, он должен представить свидетельство того, что он больше не опасен. Эта тема требует более широкого общественного обсуждения с участием врачей, юристов и полиции.

Планируемая поправка к закону

Если до сих пор было очень сложно превратить в пешеходов таких водителей, которые либо находятся в состоянии алкогольного опьянения, либо в опасном для участия в дорожном движении состоянии здоровья, то планируемая поправка в закон позволит автоматически приостанавливать действие медицинских справок таких водителей, сообщало ERR в воскресенье.

В ведомствах также признают, что система регулирования выдачи медицинских справок, в связи с чем в Министерстве климата готовится новый проект.

«Идея состоит в том, чтобы можно было приостановить действие медицинской справки у тех граждан, которые были пойманы за рулем в состоянии алкогольного опьянения или были отстранены от движения по состоянию здоровья, опасному для участия в дорожного движения. Чтобы восстановить справку о состоянии здоровья, им необходимо еще раз пройти медицинский осмотр», – сказал Маргус Тяхепыльд, руководитель службы транспорта и дорожного движения Министерства климата.

Новый законопроект поступит в комиссию по дорожному движению в июне. Когда новый порядок вступит в силу, зависит от завершения новых разработок информационной системы здравоохранения, но их нельзя заказать до принятия закона.

– Восьмимесячный ребенок погиб в результате аварии на дороге Арукюла, а его мать все еще восстанавливается после столкновения. Чему можно научиться из этого случая, чтобы подобное не повторилось в будущем?

– Больше обращайте внимания на окружающих людей и осмеливайтесь говорить им неприятные на первый взгляд вещи. Каждому сложно сказать своему близкому человеку, что тебе не следует водить машину. Точно так же, как проводилась кампания, призывавшая не позволять пьяному другу водить машину, я думаю, что также важно не позволять своему близкому человеку водить машину, если он больше не может с этим справляться. Этот вид ложного стыда за то, чтобы сказать что-то честно, может привести к очень серьезным последствиям.

Наши дорожные условия стали сумасшедшими, и мы должны делать все возможное, чтобы обеспечивать безопасность на дороге. Если посмотреть, кто отвечает за безопасность движения на дорогах Эстонии, то окажется, что никого ответственного за все сразу нет. Какая-то ответственность лежит на полиции, на Транспортном департаменте и на правительственной дорожной комиссии. Я веду к тому, что это общая ответственность и, в конечном счете, ответственность каждого за то, чтобы мы были в безопасности на дорогах.

Комментарий

Тайво Рози, руководитель группы службы производства Тартуского отделения полиции.
Тайво Рози, руководитель группы службы производства Тартуского отделения полиции. Фото: Лыунаская префектура

Тайво Рози

Руководитель группы службы производства Тартуского отделения полиции

Эта история, начавшаяся чуть больше года назад перед заводом Salvest и закончившаяся конфискацией автомобиля полицией, является прекрасным примером несовершенства всей системы.

Как сотрудникам правоохранительных органов, так и как гражданам, нам хотелось бы надеяться, что такие люди не смогут проходить медицинское обследование, которое является основой для получения права на вождение в Эстонии. Однако по тем или иным причинам все же произошло дорожно-транспортное происшествие. По крайней мере, после такой аварии должен быть найден механизм, при помощи которого сеть поддержки пожилого водителя или медицинская система смогут вмешиваться и самостоятельно устранять опасность.

Полиции не предоставлено законное право автоматически конфисковывать транспортные средства у людей. Конфискация транспортного средства является одной из последних мер, которые можно предпринять и которую необходимо критически рассматривать.

Поскольку со стороны родственников виновника аварии в связи с автомобилем «Вольво», ставшим причиной аварии, не последовало никакой реакции, в результате чего было бы исключено участие опасного водителя в дорожном движении, в Тартуском отделении полиции не было другого выхода, кроме как забрать автомобиль под свою ответственность во избежание новой опасной ситуации.

К сожалению, информирование полицией семейного врача, получение от него адекватной оценки и отстранение опасных водителей от участия в движении на основании этих данных – процесс нелогичный и непростой. Вся последовательность действий предполагает сотрудничество как минимум трех участвующих сторон, но у них нет общего понимания разделения ролей и сопутствующих обязанностей.

Успешные прецеденты пока скорее связаны с взаимопониманием и взаимной отзывчивостью между полицией, медицинскими работниками и служащими Департамента транспорта, но стоят, так сказать, на глиняных ногах в юридическом смысле.

Я считаю, что служба надзора за дорожным движением Департамента полиции и погранохраны не может взять на себя ведущую роль во всем процессе. Все-таки окончательное отстранение от участия в движении водителей с опасным для движения состоянием здоровья должно оставаться обязанностью сектора здравоохранения и Департамента транспорта, ответственного за выдачу водительских прав.

Осуществление надзора за дорожным движением является законной обязанностью полиции, и мы были бы очень рады временно убрать с дороги всех водителей, которых можно заподозрить в том, что они представляют опасность, но дальнейшие медицинские осмотры и окончательные решения не могут оставаться на усмотрение правоохранительных органов.

Решение подобных социальных вопросов не может и не должно быть заботой и задачей только государственных учреждений, поэтому воздействие на пожилого водителя через близких родственников, безусловно, является одним из возможных инструментов.

Полиция активно этим занимается, но такая практика может не дать желаемого результата. К сожалению, в Эстонии много людей, у которых нет поддержки и руководства со стороны близких людей. Даже если последнее существует, мы часто видим, что члены семьи не решаются на радикальные изменения из-за страха перед конфликтами.

По мнению полиции, наилучшей является ситуация, когда все участники осознают серьезность проблемы и находят единогласное решение. В то же время, с точки зрения обеспечения безопасности дорожного движения, мы не можем полагаться на всеобщее понимание, и нам все же нужны функционирующий механизм и инструменты для решительного вмешательства.

Комментарии (11)
Copy
Наверх