В ресторане не обслуживают на русском, чиновник не общается по-русски – это дискриминация? Отвечает уполномоченный (27)

rus.postimees.ee
Copy
Уполномоченный по гендерному равноправию и равному обращению Кристиан Веске (на переднем плане) в Рийгикогу.
Уполномоченный по гендерному равноправию и равному обращению Кристиан Веске (на переднем плане) в Рийгикогу. Фото: Konstantin Sednev

Уполномоченный по равным правам Кристиан Веске рассказал, можно ли с точки зрения закона считать ограничение использования русского языка в Эстонии дискриминацией. Rus.Postimees задал ему вопросы, часто встречающиеся в социальных сетях. 

Уполномоченный по равным правам является независимым и беспристрастным должностным лицом, который консультирует и помогает всем, кто чувствует, что его дискриминировали. К нему может обратиться каждый житель Эстонии.

- Сервисная или торговая компания закрывает русскоязычный сайт и убирает русский язык из приложения. В дальнейшем заказывать товары и услуги можно будет только на эстонском и английском языках. Это языковая или этническая дискриминация?

- Если компания не ограничивает продажу товаров или предоставление услуг (не отказывается продавать товары или оказывать услуги) этническим русским, она имеет право управлять своими приложениями и сайтами так, как пожелает. Компания должна сама оценить, какое влияние это окажет на ее клиентов.

- Госучреждение или местное самоуправление прекращает поддерживать русскоязычную версию сайта и русскоязычный канал в социальных сетях. Это языковая или этническая дискриминация?

- В целом прекращение предоставления такой услуги не определяется как дискриминация в контексте Закона о равном обращении и больше связано с ответственным поведением государства или местного самоуправления.

Информация, предоставляемая многими государственными учреждениями, доступна не только на эстонском, но также на английском и русском языках.

Это целесообразно, поскольку размещаемая в интернете информация может быть важна и точки зрения государственного управления или, к примеру, в условиях кризисов.

Если распространение подобной информации прекратится в одночасье, это может поставить человека, говорящего по-русски, в неожиданно сложную ситуацию.

- В магазине или ресторане не хотят или не могут обслуживать клиентов на русском языке. Это языковая или этническая дискриминация?

- От магазина или ресторана нельзя требовать обслуживания клиентов на каких-либо языках, помимо национального.

Разумеется, недопустимо отказывать человеку в обслуживании или не продавать ему что-либо, а также обращаться с ним уничижительно или худшим образом в сравнении с другими клиентами на том основании, что он говорит на ином языке, нежели эстонский (в том числе на русском).

- Транспортный хаб больше не транслирует публичные объявления на русском языке по громкоговорителю или не размещает их на табло. Это языковая или этническая дискриминация?

- В контексте Закона о равном обращении это не квалифицируется как дискриминация. И здесь следует соблюдать принцип целесообразности.

Государство отправляет гражданам SMS-сообщения, письма по электронной почте или на бумажном носителе, но только на эстонском языке. Это языковая или этническая дискриминация?

Дискриминация, как правило, не определяется в контексте Закона о равном обращении. Было бы ответственно и целесообразно передавать сообщения, имеющие критическое значение, таким образом, чтобы они быстро доходили до целевой группы, и делать это на самых распространенных языках. Насколько нам известно, тот же принцип применяется и в реальном общении.

 - Чиновник не говорит с жителем Эстонии по-русски. Это языковая или этническая дискриминация?

- Гражданин Эстонской Республики, имеющий как минимум среднее образование и полностью дееспособный, владеющий эстонским языком в объеме, установленном законом (статья 14 Закона о государственной службе), может быть принят на работу в качестве гражданского служащего. 4-я статья закона, в которой содержатся требования к образованию, опыту работы и знанию иностранных языков должностных лиц, гласит, что заместитель высшего руководителя, глава структурного подразделения Госканцелярии и министерства должен быть способен говорить и понимать английский, французский, немецкий или русский язык на уровне C1, а также уметь писать на них на уровне B2, определенном в рамочном документе европейского языкового образования, который подготовил Совет Европы, или же понимать два иностранных языка и говорить на них, включая английский, французский, немецкий или русский, на уровне B2, а также уметь писать на них на уровне B1.

Прямого требования к владению русским языком для чиновников не существует. Однако исходя из целесообразности и в пределах возможностей чиновнику, безусловно, разумно общаться с человеком на языке, который знают оба.

Уполномоченный: «Ситуацию нужно оценивать в каждом конкретном случае»

По данным переписи населения 2021 года в Эстонии проживают представители 213 различных национальностей, из них 69,1% определяют себя как эстонцы и 23,7% как русские.

Согласно результатам исследования «Мониторинг интеграции Эстонии», неэстонцы чаще становятся жертвами неравного обращения на работе, нежели эстонцы.

Компетенция уполномоченного по гендерному равноправию и равному обращению ограничена Законом о гендерном равенстве и Законом о равном обращении.

Идет ли в какой-либо ситуации речь о дискриминации – оценку этому можно дать с учетом каждого конкретного случая.

Закон о равном обращении запрещает дискриминацию лиц по национальному признаку (этнической принадлежности), расе или цвету кожи, в том числе в отношении доступности товаров и услуг, предлагаемых населению, включая жилье (Закон о равенстве, § 2, подраздел 1, пункт 7).

Вопросы владения языком находятся в компетенции уполномоченного только в части трудовых отношений (пункт 3 статьи 2 Закона о равенстве).

К примеру, работодатель при найме сотрудников в качестве предварительного условия не может требовать от кандидата, чтобы тот владел эстонским языком на уровне C2. Уровень C2 может получить только носитель эстонского языка.

Подобное требование будет рассматриваться как дискриминационное, поскольку оно означает, что человек, родной язык которого не является эстонским (например, человек с родным русским), вообще не сможет претендовать на должность из-за своего этнического происхождения.

В ряде случаев также может иметь место косвенная дискриминация по национальному признаку, однако это можно оценить, лишь выяснив обстоятельства конкретной жалобы.

Важно добавить, что государственный язык Эстонии – эстонский. Использование других языков должно основываться на целесообразности и возможностях.

Источник: Бюро уполномоченного по гендерному равноправию и равному обращению

Наверх