ДЕЛО О МЕРТВОМ МЛАДЕНЦЕ МИД и прокуратура связались с марокканской тюрьмой по поводу жестокого обращения с подозреваемой

Кетлин Крузе
Copy
Сууре-Ляхтру.
Сууре-Ляхтру. Фото: Sander Ilvest

На сегодняшний день прокуратура и Министерство иностранных дел не могут сказать, как долго эстонка, подозревающаяся в убийстве новорожденного, должна оставаться в Марокко. «Задержанная и ее семья обратились к нам с заявлениями о жестоком обращении, и мы общались по этому поводу с тюрьмой и марокканскими властями», - подтвердили в Министерстве иностранных дел, указывая на тяжелые условия в марокканской тюрьме.

Женщина, которая предположительно бросила своего новорожденного ребенка в Сууре-Ляхтре этой зимой, уже второй месяц находится в тюрьме в Марокко. Ее родственники и адвокат Роберт Сарв рассказали, что она несколько раз звонила из тюрьмы и жаловалась, что в изоляторе ее пытают. «Они избивают меня, и я боюсь, что убьют. Здесь со мной обращаются как с преступницей, но я никого не убивала», - сказала обвиняемая одном из телефонных разговоров.

Адвокат, представляющий ее интересы, в растерянности. «Есть разговор в Facebook Messenger, в котором она обещала следователю, что приедет в Эстонию 12 марта, но за три дня до этого ее задержали в Марокко, - сказал Сарв. - Эстония прекрасно знала, что у нашего государства нет никаких отношений и опыта с Марокко, и что эта 30-летняя женщина попадет в тюрьму с арабскими обычаями».

Журналисты обратились в Министерство иностранных дел, чтобы узнать, встречались ли сотрудники консульства Эстонии с задержанной в марокканской тюрьме и что известно о соблюдении ее прав. Она утверждает, что за два месяца ее не допрашивали ни эстонская полиция, ни прокуратура. Это делала только марокканская полиция, несмотря на то, что она неоднократно выражала желание как можно скорее вернуться в Эстонию.

Эстония выясняет обстоятельства

Руководитель отдела коммуникаций Министерства иностранных дел Михкель Тамм подтвердил редакции, что задержанная и ее семья обращались в МИД с заявлениями о жестоком обращении. «Мы связались по этому поводу с тюрьмой и марокканскими властями», - подтверждает он.

Тамм отметил, что у Эстонии не было опыта сотрудничества с Марокко в области экстрадиции и что следственные процессы в странах сильно отличаются: «Со своей стороны мы сообщили марокканским властям, что надеемся на сотрудничество и на скорейшее завершение внутренней процедуры в Марокко, чтобы обвиняемую можно было экстрадировать в Эстонию».

На прошлой неделе журналисты также запросили комментарий прокуратуры. В понедельник, 20 мая, днем советник по связям с общественностью прокуратуры Лисанна Мяннилаан подтвердила, что подозреваемая до сих пор не была допрошена: «Она должна вернуться в Эстонию, чтобы ее могли допросить эстонские следователи. Поэтому следственные органы Эстонии заинтересованы в том, чтобы обвиняемая как можно скорее вернулась в Эстонию. Так как она сейчас в Марокко, ей нужно пройти процедуру экстрадиции. Марокканские чиновники должны действовать по своим законам, и возвращение зависит от марокканских законов и делопроизводства. Эстония уже передала все необходимые документы, и они прибыли в Марокко в начале апреля».

Обоснован ли был арест?

За последние десять лет в вестнике Riigi Teataja было опубликовано шесть обвинительных приговоров по статье 116 Пенитенциарного кодекса, касающихся убийства матерью своего рождающегося или новорожденного ребенка. Большинство осужденных были приговорены к условному заключению, две из них были приговорены к шести месяцам тюремного заключения. Указанные лица содержались под стражей всего несколько дней.

Оправданно ли оставлять гражданина Эстонии в тюрьме в Марокко на неопределенное время?

Мяннилаан ответила, что каждое уголовное дело уникально, поэтому неправильно считать, что аресты по этой статье не нужны или невозможны: «В случае данного дела и уездный, и окружной суды согласились с позицией обвинения, что эстонка скрылась за границей после совершения предполагаемого преступления, чтобы избежать уголовного наказания. Поэтому обе инстанции пришли к выводу, что арест является надлежащей мерой и что Эстонская Республика должна добиваться экстрадиции подозреваемой из Королевства Марокко».

«Пярнуский уездный суд выдал постановление на арест подозреваемой, но поскольку она находилась за границей, прокуратура составила европейское постановление на арест, чтобы предоставить иностранным правоохранительным органам основание для ее задержания. После задержания эстонки в Марокко мы начали процесс экстрадиции: подготовили необходимые документы и организовали их перевод. Документы были отправлены в Королевство Марокко дипломатической почтой», - продолжила Мяннилаан.

Она также подчеркнула, что у Эстонии нет предыдущего опыта экстрадиции с Марокко, и поэтому они не знают, сколько времени займет этот процесс: «У каждой страны есть свой процесс экстрадиции. У Марокко также есть свои процедуры и условия, которые должны быть выполнены, прежде чем задержанный может быть передан другой стране. На практике экстрадиционный процесс обычно требует времени».

Поскольку уголовное производство продолжается, советник по связям с общественностью прокуратуры не смогла предоставить подробный обзор следственных действий.

Наверх