ЕВРОДЕБАТЫ–24 Лаатс, Юферева-Скуратовски и Райк обсудили вызовы рынка труда, пенсии и свободы ЕС (7)

Елена Поверина
, ведущая видеорубрики
Copy

Rus.PM продолжает серию предвыборных евродебатов в прямом эфире. Центристы, социал-демократы и реформисты обсудили в студии зарплаты, зеленые перспективы и свободы ЕС.

В дискуссии приняли участие социал-демократ, экс-мэр Нарвы Катри Райк, лидер парламентской фракции центристов Лаури Лаатс и кандидат от Партии реформ Мария Юферева-Скуратовски

Приводим краткую расшифровку начала и конца дискуссии о вызовах экономики и свободах ЕС. 

– Окажут ли проблемы в экономике влияние на результаты выборов? И как решать эти проблемы?

Лаури Лаатс: – Начну с того, что сегодня – очень печальный день! Плохи дела не только в экономике. Принимающиеся парламентом решения тоже плохие.

– Сегодня мы не обсуждаем внутреннюю политику! Говорим о делах в ЕС…

Лаури Лаатс: – Тем не менее, не могу не отметить, что сегодня Рийгикогу принял закон о налогообложении пенсий. Решение поддержали в числе прочих реформисты и социал-демократы. Это ни к чему хорошему не приведет.

А проблемами экономики давно пора заниматься не только Эстонии, но и всей Европе. Проблем накопилось очень много: это проблемы с конкурентоспособностью, протекционизмом внутри ЕС, да и экономические отношения между странами нуждаются в улучшении.

Например, эстонским компаниям невозможно пробиться в международных тендерах, при покупке недвижимости за рубежом – большие препятствия, нет общих баз данных ЕС. Кроме того, США и Китай намного опережают Европу в развитии экономики.

Катри Райк: – Разумеется, надо укреплять общий рынок ЕС. У больших стран не должно быть больше возможностей в сравнении с маленькими. Это когда Германия залезает в свои глубокие карманы для поддержки собственных фирм.

Что касается пенсионеров, то надо признать, что эстонские пенсии – одни из самых низких в ЕС.

Лаури Лаатс: – А теперь их еще обложат налогами!

Катри Райк: – К счастью, я не член парламента и даже не знаю, что там происходило. Принципиально социал-демократы всё же за повышение пенсий.

Юферева-Скуратовски: – Уточню, что сумма до 776 евро облагаться налогом не будет (с превышающей данный порог суммы пенсионерам нужно будет уплатить налогприм.ред.). Если пенсии будут повышаться… (то увеличится и облагаемая налогом разницаприм.ред.).

– Что можно изменить на уровне ЕС, чтобы эстонские пенсии росли?

Катри Райк: – Чем быстрее будет развиваться экономика, тем быстрее будут расти пенсии!

Лаури Лаатс: – Тем более несправедливо забирать сейчас у пенсионеров последние деньги!

Юферева-Скуратовски: – Если говорить о протекционизме больших стран, не подпускающих к себе малые страны, то такая проблема есть. А разговоры о повышении конкурентоспособности Европы не должны зависать на уровне декларирования проблемы. Важно реально обеспечить конкурентоспособность!

Катри Райк: – Приведу все же несколько положительных примеров. Не будем рисовать картину только черными красками! Как известно, под Нарвой строится большой завод магнитов. Надеемся, что 14% всех магнитов будет производиться у нас уже в 2026–27 годах. Это уменьшит нашу зависимость от Китая. Второй хороший пример – Ragn-Sells, планирующий производить из золы стройматериалы.

– При этом количество создаваемых новых рабочих мест, увы, никак не перекроет потери от закрытия сланцевого сектора: цифры планируемых и сокращаемых рабочих мест несопоставимы…

Катри Райк: – Это правда! Но это лучше, чем ничего. Финансирование из Европейского фонда справедливого перехода не прекратится в 2029 году. В развитие региона нужно будет вливать дополнительные средства.

Юферева-Скуратовски: – Добавлю, что условия получения европейских пособий стали проще для малых и средних фирм.

Катри Райк: – Возможно, это покажется странным, но самым стабильным сектором экономики Ида-Вирумаа сейчас стал туризм – люди приезжают к нам посмотреть на Россию.

Лаури Лаатс: – Давайте говорить о позициях Евросоюза на мировом рынке! Амбициозные политические планы ЕС по быстрому переходу на зеленую экономику означают необходимость гигантских инвестиций – 800 млрд евро к 2030 году и 2,5 триллиона евро к 2025 году. При этом всем известно, что ядро зеленой промышленности сейчас находится в Китае: минералы, материалы, электрические батареи, аккумуляторы для электромобилей. А именно – 70% в Китае и только 7% – в Европе. Таким образом, если развивать зеленую политику ЕС в прежнем ключе, очень скоро все европейские инвестиции окажутся в Китае. Промышленность нужно возвращать в Европу!

Катри Райк: – Но как? Инновации, образование, высшее образование, профессиональное образование! Это то, чем надо заниматься.

Лаури Лаатс: – Приведенный вам пример с заводом магнитов – это очень хороший пример. Магниты – это, что используется в производстве аккумуляторов. И как только мы вернем производство в Европу, можно будет и дальше продвигать зеленую политику, не забывая о сланце. Это наши рабочие места! Необходимо модифицировать производство, и у нас есть специалисты, чтобы это сделать.

Мария Юферева-Скуратовски: – Именно зеленый переход может обеспечить устойчивое развитие экономики. Эстония идет нормальными темпами, даже несколько опережая среднеевропейские темпы. Дешевая электроэнергия способна дать толчок развитию производства и экономики.

Конечно, война в Украине привела к тому, что в некоторых странах увеличилась добыча угля, поскольку они были вынуждены отказаться от дешевой российской нефти и газа.

Никто не собирается закрывать сланцевую промышленность до тех пор, пока потребности в электроэнергии не будут покрыты из других источников. Резервные мощности будут сохранены до тех пор, пока нам это необходимо.

Лаури Лаатс: – А что будет с людьми, занятыми в сланцевом секторе?

Мария Юферева-Скуратовски: – Сейчас мы идет к тому, чтобы обеспечить себя воспроизводимой энергией. Плюс к этому Эстония обсуждает планы по внедрению атомной энергетики. Долгосрочный план есть! Не нужно цепляться за прошлое. Фонд справедливого перехода в том числе обеспечит людей переобучением и новыми рабочими местами.

Катри Райк: – Сейчас в Евросоюзе действительно очень много говорится о зеленом переходе. Очевидно, что вектор изменился! Кроме того, оборона и безопасность вышли на первое место. Однако решения по климату уже приняты и их никто не будет менять.

Посмотрим правде в глаза. Сколько процентов от нашего фоссильного топлива сейчас используется в производстве электроэнергии? Отвечаю: 47% – это сланцевая энергия. При этом удельный вес ветро- и солнечной энергии продолжает расти. К этому добавляется биогаз. Разумеется, сланец надо использовать, в первую очередь – в сланцевой химии, развивая инновации и науку. Этому и способствует Фонд справедливого перехода.

Мария Юферева-Скуратовски: – Из сланца можно производить многое: от моющих средств до взрывчатых веществ. И никто не отказывается от сланца в таком виде.

Катри Райк: – Самая большая электростанция в Аувере сейчас закрыта до осени, поскольку производство электроэнергии на ней обходится слишком дорого. Она откроется только осенью, когда увеличится потребление энергии.

Конечно, любой запуск электростанции – это непростой и недешевый процесс. Однако мир изменился, и мы меняемся вместе с ним.

Мария Юферева-Скуратовски: – Развитие зеленой энергетики такими темпами продиктовано необходимостью обеспечить нашу энергетическую безопасность. Запасов сланца осталось на 100 лет. Нужно уже сейчас думать о будущем.

Лаури Лаатс: – У нас в Эстонии есть налог на СО2. Тонна выбросов стоит 100 евро. Это делает производство энергии из сланца слишком дорогим. В Америке и Китае нет таких налогов. В США не скрывают, что зеленые планы ЕС дорого обойдутся жителям и экономике Европы. Американцы не собираются облагать налогами СО2. В Китае то же самое. Считаю, что выход – в модернизации сланцевого производства.

Катри Райк: – В это нужно инвестировать! Будущим студентам советую обратить внимание на инженерные специальности, в том числе связанные с химией. Это наше будущее!

Что касается товаров из США и Китая, то считаю, что Европе следует облагать эти товары более высокими налогами. Мы должны сохранить общий рынок ЕС.

Отвечу также на упрек Лаури о том, думаем ли мы о жителях Эстонии. Думаем! Минимальная зарплата в Эстонии теперь привязана к медианной в ЕС. Соцдемы поддержали эту евродирективу. Мы должны больше уделять внимания нашим профсоюзам. Необходимо, чтобы коллективными договорами было защищено больше наших работников.

– Что происходит со свободами в ЕС ? 

Видео начинается с 31-й минуты

Катри Райк: – Свободы находятся под угрозой из-за войны. Всех нас волнует, что же будет дальше. Не следует забывать, что ЕС был создан через шесть лет после окончания Второй мировой войны, чтобы предотвратить повторение войны: он задумывался именно как экономический союз. Сейчас – та же цель: война должна закончиться победой Украины. Это позволит всем нам вернуться к нормальной жизни и не забывать о свободах. Главная из них – свобода всех людей (свобода движения лиц, товаров, услуг, капитала), свобода мысли, слова, вероисповедания, защита личных данных и т.д. За все эти свободы твердо стоят социал-демократы.

– Нам есть за что бояться?

Юферева-Скуратовски: – Нам есть за что бороться!

Лаури Лаатс: – Нам есть чего бояться!

Катри Райк: – Подчеркну на всякий случай: православную церковь Эстонии никто не закрывает – она останется открытой!

Лаури Лаатс: – Свобода вероисповедания установлена и Конституцией Эстонии, и в базовыми документами ЕС. Но в том, что сейчас творится вокруг церкви, реально нет никакой свободы!

Юферева-Скуратовски: – Свободе вероисповедания ничто не угрожает! Данный вопрос нужно рассматривать в контексте заявлений патриарха Кирилла, объявившего войну против Украины «священной». Отмечу также, что церковь уже подготовила документы по изменению своего устава, из которого будет убрано упоминание Московского Патриархата. Документы переданы в МВД. Теперь церковь ждет ответ из министерства. Она прекрасно понимает всю ситуацию и готова к определенным компромиссам.

Лаури Лаатс: – Социал-демократы зря полезли в это дело. Вы запугиваете людей! Вы хоть понимаете, что речь идет о 150 000 прихожан? Не трогали бы церковь, никаких бы вопросов сейчас вообще не возникло.

Катри Райк: – Причина – в другом, но у нас нет времени углубляться в эту тему. Повторяю, что церковь по-прежнему останется открытой для всех православных людей. Центристы только нагоняют страх и подливают масла в огонь!

Подробнее в повторе!

Тема евродебатов: не зарплаты, а заплаты? Что со свободами ЕС?
Тема евродебатов: не зарплаты, а заплаты? Что со свободами ЕС? Фото: Sander Ilvest
  • Как решать проблемы в экономике? 
  • Нужны ли Европе новые налоги?
  • Что реально изменить в ЕС по части зарплат? 
  • Грядут ли перемены в зеленой политике ЕС?
  • Как утеплить дома, не нарушив евродирективу?
  • Свободы ЕС: должны ли меняться принципы?
  • Нужно ли Евросоюзу усиление власти Брюсселя?
  • Необходимо ли расширяться?
Наверх