Вернувшаяся из Украины активистка Евгения Чирикова: Путин вынуждает несогласных с тиранией брать в руки оружие

Дмитрий Мороз
, журналист
Copy

Во Львовской области Украины на днях состоялся второй форум российской оппозиции. Принявшая в нем участие активистка Евгения Чирикова, которую на родине объявили в розыск и заочно арестовали по обвинению в терроризме, уверена, что российским оппозиционерам сейчас надо думать только об одном: как поддержать ВСУ и российских добровольцев в рядах украинских сил. Об этом и многом другом живущая сейчас в Эстонии Чирикова рассуждала в беседе с ведущим передачи Rus.Postimees «Украинская студия».

Состоявшийся во Львове форум российской оппозиции вызвал много полярных откликов как в российском, так и в украинском обществе: от полного неприятия до искренней поддержки. Форум получился действительно неоднозначным, учитывая место и время его проведения.

И дело даже не только в том, что на «родине бандеровцев» российских оппозиционеров никто не расстрелял, а вовсе наоборот: аж сам советник офиса президента Михаил Подоляк помог организовать это мероприятие и увидел потенциал для подобных акций в будущем, в контексте своего рода прообраза будущей российской революции.

Выдержки из беседы:

- Евгения, мэр Львова Андрей Садовой в своих соцсетях оставил странное сообщение о том, что он был не в курсе проведения форума российской оппозиции. Это было действительно так?

- Понимаете, украинская сторона из соображений безопасности решила организовать это мероприятие в условиях максимальной секретности. Для меня как активиста это было удивительно. Но я выполняла требование украинских спецслужб, потому что организация такого мероприятия для них - это очень тяжелое задание. И вот я думаю, что именно из соображений безопасности мэр Львова не был поставлен в известность.

Третий год воюет страна, а тут вдруг россияне на его территории. Конечно, сейчас он уже успокоился и понял, что россияне приехали не просто так, а по приглашению Украины.

Кроме того, сейчас очень важный момент: Украина выдвигает свою формулу мира, скоро в Швейцарии пройдет саммит мира, и нам, россиянам, надо поддержать эту формулу. Почему? Потому что путинский режим голосами пропагандистов начал говорить об украинской формуле мира как о несостоятельной, потому что Россию на форум не пригласили.

А мы говорим: Россия есть, и Россия - это не вы, а те люди, которые воюют с путинским режимом, в том числе и с оружием в руках. И на этом форуме в основном были вопросы поддержки российских добровольцев из РДК, Сибирского батальона, и других.

На первом форуме, который прошел в Киеве, было много военных. А сейчас мероприятия были намного шире, было много волонтеров, которые помогают украинским беженцам, были правозащитники.

- В резолюции форума было много слов поддержки Украине, но практически ничего не сказано о контрибуциях. Вы думаете, еще рано об этом говорить?

- Вы знаете, мне кажется, это само собой разумеется. Это даже не обсуждается. Мне кажется, это надо включить. Потому что путинская Россия совершила такие преступления против человечности. Не знаю, как это правильно назвать в терминологии, но то, что компенсация должна быть, это несомненно.

Россия, если она стремится в свободный мир, должна вести себя точно так же, как и Германия, которая выплачивала репарации. Так же и Россия должна это сделать.

Оргкомитет второго форума российской оппозиции в Украине.
Оргкомитет второго форума российской оппозиции в Украине. Фото: Личный архив Евгении Чириковой

- Интересный список участников был у вас. Марат Гельман, например, это фигура, которая неоднозначно воспринимается в Украине.

- Вы знаете, я, честно говоря, не очень за ним слежу. Я часто слышу о разных людях, что они неоднозначны. Вы знаете, даже если ты ангел, шелест твоих крыльев будет кого-то раздражать. Кому-то и я не нравлюсь.

Но вы знаете, сейчас Украина в критическом состоянии, и где-то год назад ко мне подошла одна украинская правозащитница и сказала: «Женя, сколько можно бороться с путинской тиранией за счет украинских жизней? У нас мужики кончаются, когда вы помогать-то нам будете?». Я помню этот крик, эту боль, и то, что сейчас стал понятен процесс, как можно вступить в ряды ВСУ, это очень важно.

Сейчас, к сожалению, даже среди антивоенных россиян присутствует страх поддержки ВСУ. А я таким людям говорю: ребята, а как еще бороться с тиранией? Путин вынуждает нас брать в руки оружие.

- Легко ли российскому патриоту попасть в этот легион?

- Их три. Можно выбрать, потому что все подразделения разные. Можно выбрать то, которое вам по душе. Я с ними делала интервью, и у меня сложилось впечатление, что внутри это мирные люди, которые вынуждены были взять в руки оружие.

Один из бойцов сказал, что его в путинской армии не считали за человека. К людям отношение как к мясу. Кто не хочет идти на штурм, того в тюрьму не отправляют, а командир достает пистолет, простреливает ногу и говорит: пойдешь так. Это невозможно в украинской армии.

- Да, но тем не менее я не вижу большого потока российских мужчин, желающих присоединиться к этим подразделениям.

- Мне кажется, тут еще проблема в том, что мы не можем сломить позицию: да, мы за мир, мы за Украину, но ни одного цента ВСУ. Вот для беженцев мы готовы организовывать помощь. И так, кстати, многие хорошие, либеральные россияне рассуждают, но ведь это же ошибка.

Друзья, пока мы не поможем украинской армии, вот эти толпы беженцев, эти толпы несчастных людей будут продолжаться и продолжаться.

Вы знаете, в Украине я сейчас вижу очень много молодых мужчин без ног. Представитель Сибирского батальона вернулся без глаза. Его подлечили, и он снова вернулся в свой батальон. И вот когда люди узнают такие истории, они на себя это примеряют.

- Почему тогда российские мужчины, находящиеся на территории путинской России, видя своих безногих и безруких знакомых, все равно идут в армию?

- Знаете, тут есть обнадеживающая информация. Один из адвокатов мне рассказал, что в России порядка 50 000 уголовных дел по дезертирствам. Но, конечно, путинская пропаганда - это оружие, оно работает, разъедает мозг.

Людям просто в голову не приходит, что у них есть какие-то права. Люди годами жили в нищете и бесправии, и у них появился хоть какой-то шанс принести в семью деньги.

Плюс санкции не работают, военные заводы работают в три смены. В России может не быть школ, детских садов, нормальных дорог, люди могут жить без туалета, но при этом деньги на войну находятся. Как в Советском Союзе: делали ядерную бомбу, но жили друг у друга на головах.

- Мы говорили о деньгах, и, я так понял, что появление Михаила Ходорковского на вашем форуме - это своего рода сигнал?

- Не знаю, были люди с совершенно разными политическими взглядами. Гарри Каспаров, например, человек тоже очень ресурсный. Мне кажется, что сейчас только коллективными усилиями возможно этого монстра запинать.

У нас с украинцами один враг, и надо находить, где наши позиции сходятся. И чтобы быть продуктивными, я бы отходила от вопросов «в чем мы разные». Без победы Украины у нас, россиян, не будет шансов вернуться домой. А, может быть, даже, если Украина не выстоит, то мы здесь, в Эстонии, Латвии, Литве или Польше, окажемся в такой же ситуации, как харьковчане.

- Почему ваши коллеги по оппозиции вас не слышат?

- Хороший вопрос. Может быть, я пока не нашла правильных слов, чтобы до них достучаться, может, слишком давлю на них. Но, вы знаете, когда побываешь в прифронтовых городах, то по-другому относишься к Украине.

В Украине километры и километры кладбищ, где лежат молодые парни, сверстники моей дочери. И когда видишь все это, трудно сдерживать эмоции, аргументированно говорить с людьми, которых судьба миловала и они не оказались близко к войне. Но эти попытки я не оставлю, и считаю, что у людей должна быть возможность изменить свое мнение. Не хочется превращаться в пламенного революционера, который просто отпугивает людей.

- Советник офиса президента Михаил Подоляк сказал, что отношение к россиянам неоднозначное, и вы понимаете почему. Находясь во Львовской области, вы на себе ощутили какое-то особое отношение?

- Подоляк был первым, кто начал с нами встречаться и предложил сотрудничество, а в этот раз он открывал наш форум. Он сказал, что у нас есть шанс, и это было очень круто.

Но в обычной среде, в магазинах, аптеках я всегда начинала говорить по-украински, и мой москальский акцент хорошо слышен, и нигде, никогда я не испытывала каких-то проблем. В том числе и во Львове. Невзирая на третий год войны, люди очень приветливые, это удивительное свойство украинцев. У меня не сложилось впечатление, что есть какое-то озлобление в людях, и я не чувствую пораженческих настроений.

- Тот же Подоляк на форуме сказал, что цель Украины - революция в России. Это возможно?

- Cлово «революция» себя дискредитировало, оно пугает. Но я бы сказала, нормальная Россия без смены режима невозможна. Каким образом произойдет смена этого режима? Вот тут я не берусь сказать. Кроме того, напомню, Россия - это многонациональное государство, в котором возможно все.

5 декабря 2012 года мы стояли с Алексеем Навальным на митинге против нечестных выборов. Предполагалось, что это будет очередной митинг, которых у нас были сотни. Дежурно туда приходили сто человек, и для нас самих был шок, когда мы увидели, что люди идут и идут. Что-то у них переключилось. Что станет отправной точкой в следующий раз, я не знаю, хотя я уже 17 лет занимаюсь активизмом.

Смотрите в записи полную версию беседы!

Copy
Наверх