Особая зона на границе с «ДНР» и «ЛНР», маркер дезинтеграции Украины и удар по РЛС «Воронеж-М». Обзор событий в Украине

Сергей Гармаш
, аналитик, журналист
Copy
Луганс (30 сентября 2022 года).
Луганс (30 сентября 2022 года). Фото: IMAGO/Stanislav Krasilnikov

Российские власти отгораживаются от «новых регионов» границей и санитарной зоной, с жителями оккупированных территорий Донбасса «готовы» и «скорее готовы» взаимодействовать только 23%, дрон украинской разведки атаковал радиолокационную станцию дальнего обнаружения целей «Воронеж-М». Эти темы были в центре внимания в Украине всю последнюю неделю, пишет украинский журналист Сергей Гармаш.

В начале минувшей недели СМИ оккупированного Донецка рапортовали о «завершении модернизации КПП Весело-Вознесенка на административной границе ДНР и Ростовской области». Его «пропускная способность… увеличена до 15 тысяч автомобилей в сутки», - сообщали местные пропагандисты. Эта новость вызывала немало ехидства в социальных сетях жителей Донбасса, поскольку само существование КПП внутри одного государства, между «равными» «субъектами РФ» не очень вяжется с заявлениями о воссоединении.

Но еще больше народ удивило решение губернатора, соседней с Донбассом, Ростовской области. Василий Голубев издал указ о создании в своем регионе пятикилометровой особой зоны на границе с «ДНР» и «ЛНР».

Резервация

«В пятикилометровой зоне, примыкающей к границе, установлен особый правовой режим, аналогичный пограничной зоне. Нахождение и передвижение там возможны только при наличии документов, удостоверяющих личность. Кроме того, в стометровой зоне запрещено находиться без предварительного - за 12 часов - уведомления пограничного управления», - проинформировали местных жителей СМИ оккупированной части Донбасса.

Донецкая область.
Донецкая область. Фото: YEVGEN HONCHARENKO

Целью такого шага ростовчан называлось предотвращение «проникновения террористов, экстремистов и их пособников, незаконного перемещения оружия, боеприпасов и средств диверсии на территорию региона».

Любопытно, кого имеет ввиду ростовский губернатор под террористами и экстремистами? Если такой указ появился именно сейчас, а не два года назад, например, то он является реакцией на какие-то актуальные изменения ситуации. А что изменилось на Донбассе в последние годы? Линия фронта, то есть украинские «террористы» и «экстремисты» стали дальше от Ростовской области. Зато на оккупированные территории приехало много российских военных, наемников различных ЧВК, среднеазиатских гастарбайтеров и просто жителей северных российских регионов, переселяющихся к морю.

Похоже, именно они стали для России той угрозой, которая потребовала создания, по сути, санитарной зоны между так называемыми ДНР/ЛНР и Россией.

Автору не удалось найти свежих данных по количеству преступлений в РФ, связанных с использованием оружия или его незаконным оборотом. Но достаточно показательными являются итоговые данные за первый год войны, 2022-й, которые в январе 2023 опубликовало российский ТАСС. «Количество преступлений в России с использование оружия, боеприпасов и взрывчатых веществ в прошлом году выросло на треть по сравнению с позапрошлым годом», - написало агентство, ссылаясь на статистику МВД РФ.

«Количество зарегистрированных преступлений, совершенных с использованием огнестрельного и газового оружия, а также боеприпасов, взрывчатых веществ и взрывных устройств, за 12 месяцев 2022 года выросло на 671,4% в Курской области, в Белгородской области (прирост на 290,5%) и Москве (прирост на 276,2%)», уточнило российское государственное агентство.

Любопытный момент: после такого резкого роста уже в октябре прошлого года, по итогам девяти месяцев, российский МВД заявил о резком падении числа преступлений, связанных с незаконным оборотом оружия. «Это самый низкий показатель за последние пять лет, следует из материалов статистики МВД», - писал все тот же ТАСС. Однако, почему-то буквально за три дня до этой оптимистичной новости Путин проводил специальное совещание с Совбезом России, посвященное оружию, нелегально поставляющемуся в Россию с Украины. Наверное, если бы статистика действительно была положительной, хозяин Кремля вряд ли бы собирал по такому поводу Совбез. А сейчас ситуация, видимо, еще больше «улучшилась», если глава Ростовского региона вынужден пойти на создание санитарной зоны на границе с так называемыми новыми регионами.

Разломы нации

Однако, к сожалению, жители оккупированного Донбасса становятся изгоями не только для россиян.

Исследовательское агентство InfoSаpiens по заказу Национальной платформы стойкости и единства провело социологическое исследование. Один из вопросов касался готовности респондентов взаимодействовать с разными социальными группами. Результаты очень тревожные.

Так, с жителями оккупированных территорий Донбасса «готовы» и «скорее готовы» взаимодействовать только 23%. 72% - «нет» и «скорее нет». Это самый низкий показатель, меньшая готовность к взаимодействию - только с россиянами.

Даже жители соагрессора, Беларуси, по социальной дистанции ближе (27% готовы взаимодействовать, 69% - нет), чем граждане Украины, проживающие под оккупацией с 2014 года.

Отсюда вопрос: кого мы тогда собираемся освобождать? И зачем? И что будет после освобождения тех, с кем мы не хотим даже взаимодействовать? Вопрос не праздный, потому что он определяет для Украины цели этой войны и соразмерность этим целям цены, которую платит украинский народ.

Кстати, в Украине существует целое Министерство реинтеграции оккупированных территорий. Судя по этим цифрам, оно может идти на фронт, в полном составе. При таких показателях нужно говорить уже не о реинтеграции оккупированных территорий, а о необходимости интеграции всей Украины.

Любопытно, что к жителям оккупированного Крыма отношение почему-то получше, хотя картина тоже провальная - готовы сотрудничать и взаимодействовать с ними - 48%; «нет» и «скорее нет» - 44%.

Интересно, что с жителями ЕС готовность взаимодействовать выше, чем со своими же, но русскоязычными согражданами. Иметь дела с иностранцами готовы 87% опрошенных. А с русскоязычными украинцами - 82%.

Захваченный Украиной российский танк.
Захваченный Украиной российский танк. Фото: Kay Nietfeld

Еще более стигматизированной категорией украинцев, чем русскоязычные, являются соотечественники, которые выехали за границу. С ними готовы взаимодействовать 79%. То есть, каждый пятый житель в Украине не хочет иметь с ними никаких контактов.

Много это или мало? Возьмем за модель рабочий коллектив из 20 человек. «Каждых пятых» в нем - четыре человека. Как вы думаете, сможет коллектив работать эффективно, если 16 человек откажутся взаимодействовать с этими четырьмя, а эти четыре, из чувства обиды, будут саботировать остальных 16 своих коллег?

Этот пример можно отнести и к украинцам, которые оказались под оккупацией после 24 февраля 2022 года. С ними готовы общаться - 81% опрошенных; 13% - «нет» и «скорее нет». Не определились - 6%.

С этническими русскими гражданами Украины - «да» и «скорее да» - 66%. Как видим, треть украинцев определяет готовность к взаимодействию не по человеческим качествам, а по национальному признаку. Даже если это касается граждан Украины.

Данные этого опроса говорят о том, что политика национализма в полиэтническом государстве, взятая Украиной за основу в последние годы, ведет к дезинтеграции общества и создает почву для конфликтов внутри страны. Политики, направленной на единство нации и ориентированной на ценности, а не на внешние признаки украинства, в государстве нет. А это создает массу возможностей для России, которая со времен Богдана Хмельницкого использует внутриукраинские распри в своих целях.

Загоризонтная станция

Но не всегда увеличение дистанции - это плохо. Особенно, если речь идет об оружии.

Украинская военная разведка сообщила, что 26 мая ее БПЛА атаковал радиолокационную станцию дальнего обнаружения целей «Воронеж М», расположенную в Орске Оренбургской области РФ. Это за 1800 км от украинской границы. В прошлый раз наибольшая дальность атаки дроном была по объекту в Башкортостане - на 140 километров ближе. То есть рекорд.

Но в данном случае интересно даже не расстояние, а сама цель. Вернее, цель украинской разведки в ее атаке. Дело в том, что «Воронеж М» является составной частью семейства российских стационарных надгоризонтных радиолокационных станций большой дальности. Они предназначены для обнаружения баллистических и крылатых ракет на расстоянии до 6000 км.

Украинский военнослужащий Главного управления разведки Министерства обороны  управляет морским беспилотником «Магура». Снимок иллюстративный.
Украинский военнослужащий Главного управления разведки Министерства обороны  управляет морским беспилотником «Магура». Снимок иллюстративный. Фото: GENYA SAVILOV

Интересно, что 23 мая атаке украинского дрона подверглась еще одна радиолокационная станция этого семейства - «Воронеж ДМ», расположенная в поселке Глубокий Краснодарского края. То есть, можно говорить о системном уничтожении Украиной российских средств обнаружения баллистических и крылатых ракет.

Но ведь у Украины нет собственных баллистических и крылатых ракет (кроме противокорабельной ракеты «Нептун» - до 300 км). Тогда для чего Киев уничтожает российские средства их обнаружения?

Вероятно, дискуссия вокруг предоставления западными партнерами права ВСУ бить их оружием по военным объектам в России все же имеет положительную для Киева динамику.

Ну, либо украинские оружейники вышли на новый этап развития. В любом случае, возможность превентивного поражения военных объектов на территории страны-агрессора, способна серьезно повлиять на ослабление военного потенциала России. А чем она слабее, тем меньшую опасность представляет для мира.

Справка об авторе

Сергей Гармаш - украинский журналист и писатель. Родился в г. Енакиево Донецкой области. Закончил Институт журналистики Киевского национального университета имени Тараса Шевченко. Работал корреспондентом Енакиевской независимой газеты «Панорама» (1991–1993);

редактором Енакиевского городского радио (1993–1996);

корреспондентом Радио «Свобода» в Донецкой области (1996–2004);

корреспондентом Интерфакс-Украина в Донецкой области (2001–2003).

С 2002 года - главный редактор интернет-издания «ОстроВ».

В мае 2014 года переехал в Киев.

С 9 июня 2020 года представлял Донецкую область в Трехсторонней контактной группе по мирному урегулированию ситуации на востоке Украины.

Лауреат премии имени Герда Буцериуса «Свободная пресса Восточной Европы» и кавалер ордена «За заслуги» III степени за весомый личный вклад в развитие украинской журналистики, многолетний добросовестный труд и высокое профессиональное мастерство.

Наверх