ПЕРСОНА Ингар Дуболазов: «Позволить кому-то другому тянуть эту лямку было бы нечестно»

Анастасия Тидо
, журналист
Copy
Ингар Дуболазов, на плечи которого взвалили всю ответственность за переход на эстоноязычное образование.
Ингар Дуболазов, на плечи которого взвалили всю ответственность за переход на эстоноязычное образование. Фото: Константин Седнев / Postimees

​С 1 сентября этого года на обучение на эстонском языке перейдут первые и четвертые классы русских школ, а также детские сады. К 2030 году большая часть работы по переводу школ на эстонский язык обучения должна быть выполнена, а это значит, что в течение шести лет придется очень упорно работать чиновникам и Министерства образования, и самоуправлений, и самим школам.

Эту, безусловно, самую сложную за многие десятилетия реформу Министерство образования взвалило на плечи 33-летнего чиновника министерства, бывшего учителя Ахтмеской гимназии Ингара Дуболазова. Он уверен, что общими усилиями государства, самоуправлений и школ с ней получится справиться, и все дети, независимо от родного языка, смогут получить качественное образование.

Реформа русской школы в любом случае была нужна по двум серьезным причинам, и оттягивать ее внедрение уже нельзя. Во-первых, в нынешнем виде русская школа в Эстонии долго не продержалась бы из-за отсутствия молодых учителей-предметников. Пенсионеры уходят, а молодых не готовят. Вторая причина – желание русскоязычных родителей. «Уже пять-шесть лет подряд растет количество детей из русскоговорящих семей, которых родители отдают в эстонские детсады и школы. Это тысячи русских детей. Поддержка со стороны родителей огромная», - рассказал Дуболазов.

Врачом не стал, а стал учителем

Ингар Дуболазов, которому в мае исполнилось 33, окончил Юленурмескую гимназию (Тартумаа). Его любимыми предметами были химия и биология, и учителя думали, что он станет врачом. «У нас были просто фантастические учителя по этим предметам, и они уделяли нам много внимания помимо уроков. Сейчас, уже будучи взрослым, я понимаю, насколько серьезную работу они проделали и как вкладывались в нас. Тогда мне было трудно это оценить по достоинству, - рассказал чиновник. - Я был не самым примерным учеником, но все же эти предметы я любил и учил».

Учительница биологии Юленурмеской гимназии Эвелин Костаби об Ингаре Дуболазове:

«В школе Ингар был умненьким, восприимчивым к новым знаниям ребенком и очень, очень коммуникабельным. Как всякий нормальный гимназист его возраста, иногда он прибегал к своему умению убеждать, чтобы восполнять невыученное вовремя (смеется)».

После гимназии Ингар Дуболазов поступил в Тартуский университет и стал изучать химию. В какой-то момент он понял, что концентрация только на учебе дается вчерашнему школьнику с трудом, поэтому забрал документы и пошел в армию. Он отслужил в Йыхви и вышел в резерв. Армейская служба Ингару далась хорошо, сам он считает, что получил отличный управленческий опыт. Кроме того в армии была хорошая возможность подтянуть русский язык, так как примерно треть его сослуживцев были русскоязычными.

После службы в армии Ингар вернулся к учебе, поступив в Педагогический институт Тартуского университета на отделение естественных наук (основной предмет – химия, второй – биология). Однако после успешного окончания вуза он пошел в частный сектор, где занимался управлением, а позже - лесами. Следующим местом после армии, где ему пришлось активно практиковать свой русский, стала Ахтмеская гимназия, где он со своим дипломом педагога начал преподавать естественные науки.

Ученики обучили русскому языку

По словам Дуболазова, хорошую базу русского языка он получил в гимназии, где у него был очень хороший учитель, а в Ахтме получилось язык попрактиковать. На мою просьбу оценить свой русский он скромно отвечает: «Наверное, все-таки В1». Тем не менее русскую речь на слух он понимает очень хорошо. «На встречах с учителями и родителями я практически все понимаю, но говорю со множеством ошибок, - признается Дуболазов. – Тем не менее с учениками в Ахтме я разговаривал свободно».

Ингар Дуболазов: «Я был удивлен, как мало многие дети из Кохтла-Ярве видели Эстонию»

Учитель был убежден, что языковая практика – процесс двусторонний и взаимно полезный. Поскольку ученики на уроке разговаривали с ним по-эстонски, то и он должен был демонстрировать готовность переходить на другой язык. На русском учитель и гимназисты общались на переменах, на внеклассных мероприятиях или при обсуждении тем, прямо не касавшихся природоведения.

Свою работу в Ахтме Ингар Дуболазов считает очень интересным периодом в жизни, когда он помимо преподавания собственно своих предметов помогал самым сильным ребятам осваивать научный эстонский язык и умение писать исследовательские работы на эстонском. Сегодня несколько таких его учеников уже окончили медицинский факультет и стали врачами-резидентами.

На тот момент Дуболазов был совсем молод, разница в возрасте с гимназистами составляла всего 5-6 лет. Он сам считает, что это помогало взаимопониманию с учениками, при этом проблем с дисциплиной у молодого учителя никогда не было. По его словам, в школе нужны учителя разных поколений, так как каждое поколение может привнести в учебный процесс свои сильные стороны – опыт или хорошее понимание внутреннего мира подростка.

Школьная реформа опоздала на 30 лет

Принципиальное решение о переходе на эстоноязычное обучение во всех школах Эстонии было принято Рийгикогу в 1993 году. В 2000 году для неэстонских школ было предложено 60% от учебной программы в обязательном порядке преподавать на эстонском языке.

Полный переход на эстоноязычное образование на всех уровнях, начиная с дошкольного, запланирован решением правительства на 2024-2030 годы.

5 марта 2024 года были представлены результаты мониторинга интеграции эстонского общества. Результаты исследования говорят, что поддержка реформы в обществе растет, а идея чисто русской школы поддержкой не пользуется.

Кроме преподавания своих предметов Дуболазов делал все возможное, чтобы знакомить учеников с Эстонией, расширять их кругозор и понимание страны, в которой они живут. Иногда просто перед началом урока учитель рассказывал гимназистам, какие вопросы сейчас обсуждает эстонское общество, что в стране стоит на повестке дня.

«Я был удивлен, как мало многие дети из Кохтла-Ярве видели Эстонию. Если маршрут в Таллинн был относительно знаком, то о других регионах не имели представления не только дети, но и многие учителя, - рассказал он. - Я пытался с ними делать что-то интересное и полезное. Мы ездили в Тарту, участвовали в научных мероприятиях, в рождественский период собирали игрушки для детей, которым они недоступны».

В школе, как и везде, были ребята из неблагополучных семей, которым зимой просто нечего надеть или обуть, и учитель старался подсунуть им незаметно от одноклассников какие-то необходимые вещи. «Когда такой ребенок в школе, то ты уже рад, что он сегодня здесь, значит он поест горячую еду и не будет побит. В школе он в безопасности», - говорит Дуболазов.

Подготовка к реформе началась давно

После Ахтмеской гимназии Ингар Дуболазов стал советником по образованию и культуре Йыхвиской волостной управы. Работая на этой должности, он окончил магистратуру по специальности «управление образованием». Начатая им и его коллегами работа в то время заложила основу тому, что сейчас подготовка к переходу на эстонский язык обучения в Йыхви идет успешно.

«Фактически работой, направленной на интеграцию уже с детского сада, руководители садов в Йыхви занимаются минимум семь лет, поэтому сейчас им не так сложно, как, например, в Нарве», - сказал Дуболазов. После перехода в Министерство науки и образования он вновь стал заниматься программами преподавания на эстонском языке в русских школах, языковым погружением.

Когда было принято решение о проведении образовательной реформы, довольно естественным было предложение, чтобы ее реализацию возглавил именно Дуболазов. «Я не знаю, как мой отказ повлиял бы на коллег, - смеется Дуболазов. – У меня не было вариантов. Я так долго и много это продвигал, столько программ и пояснительных записок написал, что в итоге отступить и позволить кому-то другому тащить эту лямку было бы просто нечестно», - говорит чиновник.

Есть ли жизнь вне работы

В свободное время Ингар Дуболазов время от времени из чиновника превращается в тамаду. В этой ипостаси он очень известен и даже был не раз внесен в списки лучших в этой своей профессии. Сам он говорит, что это не только деньги, но и возможность сменить обстановку и разгрузить голову, что помогает снизить рабочий стресс.

Во время пандемии он довел себя до состояния полного выгорания. «Тогда я старался просто выходить в обеденный перерыв из министерства и идти обедать. При этом никаких подкастов, никаких новостей, просто сидишь и молча ешь» - делится опытом чиновник. Тогда он смог выйти из состояния перегрева и с тех пор старается таких состояний больше не допускать. В качестве повседневного отдыха голове и телу он предпочитает физические нагрузки: «Вставляешь наушники в уши и побежал. Очень хорошо помогает снимать напряжение». 

Наверх